День настоящей армии и настоящих мужчин

360 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 23 февраля 2019 A A+

23 февраля давно стал воистину всенародным праздником. Но именно это вызывает особую злобу у всех тех, кто ненавидит и СССР, и новую Россию, отчего «День защитника Отечества» и подвергается ожесточенной критике с их стороны.

«Мишенью» последней, по большей части, становятся формальные моменты, связанные с установлением Дня Красной (позже – Советской) Армии. С презрительной иронией «обсасывается» тезис, что 23 февраля стали отмечать лишь в 1922 году – и то, практически, случайно. Дескать, сначала Советская власть хотела соединить день своих Вооруженных Сил с новым (и особо не прижившимся впоследствии) праздником «Днем красного подарка» 17 февраля, но не успела – а потому и перенесла чествование на 23-е.
С не меньшим презрением утверждается, что никаких боев с немцами под Нарвой и Псковом Красная Армия в этот день не вела – «записей в архивах не сохранилось». 
А общий вывод таких «размышлизмов» – что же мы, уважаемые россияне в этот день празднуем?! Не пора ли «взяться за ум» – и прекратить отмечать дату, ставшую самым любимым «мужским» праздником?
На самом деле, такие критики занимаются обычным манипулированием фактами в своих интересах. Среди которых – желание максимально навредить традициям российского патриотизма – да и просто народного менталитета. Заодно «вбив клин» и между россиянами – и другими братскими народами бывшего СССР. 
Ведь «день защитника Отечества» официально отмечается не только в РФ, но и Белоруссии, Киргизии, Таджикистане. А неофициально – и в Казахстане, Армении, да, в общем – везде, где помнят и чтят лучшие советские традиции. Недаром на ставшей бандеровской Украине нацисты ненавидят этот день самой лютой ненавистью - реально увольняя из госучреждений сотрудниц, рискнувших поздравить своих коллег-мужчин. 

***

Что ж, действительно, насчет боев под Нарвой и Псковом 23-го февраля 1918 года – данные противоречивые. Впрочем, даже самые ярые ненавистники РККА таки признают, что стычки с наступающими немцами там происходили. 24-го, например, последних удалось здорово «проредить», взорвав к их приходу два вагона с пироксилином – погибло 270 представителей «воинства кайзера». 
Впрочем, Псков в конце концов все равно был захвачен – его просто нельзя было защитить с наличными и слишком малыми силами. А Нарва в марте была «сдана» Второму Рейху по условиям Брест-Литовского мира.
Только вот традиционно обвинять в этих неудачах «большевиков, захвативших власть у такого хорошего Временного Правительства» не приходится. Потому что как раз именно оно, это самое Временное Правительство, свергнувшее царя Николая Второго, сделало все, чтобы спустя несколько месяцев Вооруженные Силы бывшей Российской империи оказались полностью деморализованы. Ну вот просто не хотел там никто (или почти никто) воевать – и все.
Командования в привычном смысле слова тоже уже не было. Оставшиеся офицеры и генералы, которых еще не успела «поднять на штыки» солдатская «вольница», не могли и шагу сделать без разрешения «солдатских комитетов», представители которых соревновались во время заседаний в искусстве «фракционной борьбы» членов множества политических партий. Типа, «правые эсеры не хотят наступать, большевики – за наступление, левые эсеры – воздерживаются» - давайте проголосуем вопрос, какое поручение давать командующему фронтом.
И «похабный Брестский мир», за который антисоветчики доселе нещадно ругают Ленина, если вдуматься, стал следствием именно начавшейся с Февральской революции анархии в армии и стране в целом. Потому что изначально Совнарком во главе с Лениным выступал за «мир без аннексий и контрибуций» – и Берлин с союзниками первоначально даже особо против этого не возражал. Но потом у кайзера поняли, что силового ресурса у новой российской власти почти нет, страна расползается по швам – и «закусили удила» в своих требованиях. 
Что там «отдать Кемску волость» из известной комедии Гайдая насчет «Ивана Васильевича»?! Немцы требовали отказаться от прав на Польшу, Прибалтику, Финляндию, часть Закавказья и Белоруссии, Украину – дескать, там же «нации требуют самоопределения», стало быть – никакая это не аннексия, а «помощь свободолюбивым народам». 
В конце концов, кстати, Советской России пришлось распустить и армию с флотом. В общем, без особого сожаления – потому как эти структуры Императорских Вооруженных Сил уже «разложились» до последней степени.  Представляя собой в лучшем случае толпы «пораженцев», в худшем – банды с серьезным оружием на руках.

***

Но, конечно же, какими-то записными «пацифистами» большевики не были. Даже лозунг Троцкого «ни мира, ни войны – а армию распустить» был на деле продиктован несколькими факторами. 
Первое – действительно произвести в мире хорошее впечатление насчет миролюбивых намерений Страны Советов. Второе – наличная экс-царская армия действительно находилась в таком состоянии – что проще было ее распустить и создать новую. 
Третье – предложенные немцами условия мира и правда были очень тяжелыми – а потому подписание старались затянуть, надеясь на революции в Германии и Австро-Венгрии. Которые, в общем, и произошли – но позже, в конце 1918 года. Когда, собственно, Советская России официально денонсировала Брестский мир, начав процесс восстановления контроля над утраченными территориями.
Кстати, создание Красной Армии действительно началось на добрый месяц раньше ее официального праздника -  декрет Совета Народных Комиссаров был подписан на этот счет еще 28 января 198 года. Просто шел этот процесс не так хорошо, как было надо – да и времени у «красных» было маловато. А потому начатое немцами 18 февраля массированное наступление позволило им продвинуться на сотни километров.
Но и 23-го февраля в процессе создания РККА тоже есть вполне заметные и «формальные» вехи тоже. В этот день, например, был опубликован декрет СНК «Социалистическое отечество в опасности!», запись добровольцев в Красную Армию начался массово, а не «для галочки», как местами отмечалось раньше. 
Впрочем, уже в апреле большевики поняли, что создать мощные Вооруженные Силы на основе лишь добровольного комплектования невозможно – был введен призыв. Заодно была ликвидирована «анархия» «солдатских комитетов», введена строгая дисциплина и подчинение власти командиров, пусть даже и находившимся под контролем комиссаров. 
Кстати, призывники привлекались из числа лишь «пролетарского класса», рабочих и крестьян. Заставлять рисковать жизнью за чужое для них рабоче-крестьянское государство детей дворян и купцов «красные» не собирались.

***

Так что, в некотором смысле – да, дата 23-го февраля для празднования Дня Советской Армии во многом была выбрана «волевым решением», искусственно. Хотя и стала не «притянутой за уши», как это пытаются показать наши «лучше друзья» – просто в ее качестве мог фигурировать и какой-нибудь другой день.
Но что это принципиально меняет?! День Рождества Христова, вообще-то, тоже точно не датировался минимум пару сотен лет после этого великого события. А к 25-му декабрю (по старому стилю) был «привязан» уже в 4-5 веках не в последнюю очередь, чтобы «затемнить» (или придать новый смысл) популярному языческому празднику Дню Солнца.
Но разве ж суть Рождества  исчерпывает исключительно конкретным днем календаря? Да не будь христианство важнейшим фактором всего человечества на протяжении последних 2 тысячелетий – кто бы вспоминал о Рождении Вифлиемского Младенца, кроме горстки избранных верующих?
Так и с Днем Советской Армии, переименованным в День Защитника Отечества. Его основа – чествование создания действительно могучей армии нашей общей Родины. Несмотря на разруху, унизительный Брестский мир, Гражданскую войну, победившую в последней – и спасшую уже почти «расползшуюся» на отдельные кусочки великую страну. Собственно, если бы не неудача Варшавского похода лета 1920 года – границы Советского Союза полностью бы совпадали с границами Российской империи.  
Новые испытания Великой Отечественной – и новые победы. И над кем – Гитлером, который к моменту нападения на нашу страну уже создал свою «единую Европу». Большей частью из оккупированных стран, меньшей – за счет своих фашиствующих союзников. 
А СССР по итогам Второй Мировой достиг пика своего геополитического могущества за всю тысячелетнюю российскую историю. И когда Группа советских войск в Германии, стоявшая на территории дружественной нас ГДР, имела оперативные планы в случае начала конфликта с НАТО за пару недель дойти до берегов Ла-Манша – в реалистичности этого намерения в штабах НАТО никто не сомневался. 
И если бы не «иудина» политика Горбачева-Ельцина и прочих «катастроечных» псевдо-элит – мы бы думали сейчас не об «ассимметричном ответе» антироссийским поползновениям «мирового гегемона». А, как и до 1991 года -  о «поддержании паритета сил»…

***

Так что «непобедимой и легендарной» Красная, а позже Советская армия была не только в текстах патриотических песен – но и в самой, что ни на есть, реальности. Чему ж удивляться, что «сильная половина» наших сограждан - не «из-под палки» официальной идеологии, а по зову сердца - стала воспринимать вроде бы чисто «военный» праздник, как «обще-мужской»?
В самом деле, даже мальчишки больше всего склонны играть именно «в войну», отождествляя себя, естественно, с «героями былых времен», победителями. А кто ж дал больше примеров таких героев, как наша армия? И «прекрасный пол», закономерно, любит в своих друзьях качества не трусов и «слюнтяев» – но своих защитников, настоящих и мужественных бойцов.
А потому милые дамы и поздравляют своих мужчин с их «профессиональным» праздником тоже от всей души. И вытравить это из народного менталитета невозможно – это уже стало настоящим «архетипом», глубинно-подсознательной конструкцией, передаваемой от поколения к поколению.
Поздравим же и мы всех мужчин, защитников своей Родины –с их «сугубым» торжеством, пережившим в народной памяти уже целое столетие.