Крымская весна: всё помню!

358 0 Евгений БОНДАРЕНКО - 15 марта 2019 A A+

Пятилетка пройдена!

Пять лет «Крымской весне», с чем я вас от души поздравляю! Нравится это кому-то или нет – это факт, а для подавляющего большинства крымчан, пожалуй, самый большой праздник после Дня Победы. Сегодня, оглядываясь назад и вспоминая стремительные события 2014 года, не осталось ни капли сожаления о том, что произошло, ни малейшего сомнения о сделанном выборе. 

Конечно, не всё идеально в новой жизни крымчан. В России хватает проблем – а где их нет – крымчане знали об этом и делали свой выбор осознанно, не было никаких иллюзий – ни до, ни после. Мы знали, куда шли – домой. Теперь это наши проблемы, и мы сами будем их решать, у себя дома. 

Небезызвестная заокеанская радиокомпания, финансируемая ни много ни мало Конгрессом США и без ложной скромности называющая себя двигателем демократических ценностей (знаем мы эти «ценности» – более 70-ти вторжений в десятки стран по всему миру с начала прошлого века), после 2014 года создала в одной из социальных сетей группу, направленную на демонстративное освещение всех негативных явлений на полуострове, представление политики Крыма и России исключительно в негативном свете, а также распространение откровенной лжи, или, как принято сегодня говорить, «фейков» о событиях в Крыму.

С тех пор льются потоки «правдивой информации», проливая свет на события в Крыму. Особым разнообразием эти так называемые новости не блещут. С 2014 года, без особых изменений пишут о референдуме под дулами автоматов, массовых убийствах крымских татар, о пустых полках в магазинах и голоде, о постоянных колоннах военной техники на дорогах, о варварском разрушении культурных ценностей... Кроме как бредом назвать всё это трудно. 

Вот и в последние дни, в преддверие пятой годовщины «Крымской весны» события марта 2014 года называют не иначе как «аннексией». Открываем словарь и читаем: «аннексия» – насильственное присоединение страны или части её к другой стране. В Крыму это насилие выразилось в 96,77 % проголосовавших за эту самую «аннексию» из 83,1% пришедших на выборы! Всех бы так аннексировали.

Не буду пересказывать всю хронологию «Крымской весны», об этом много всего написано. Постараюсь лишь вспомнить свои мысли, переживания и поступки в тот важный, но непростой для крымчан период, а также то, что ему предшествовало, что было после и как мы живем сейчас. Возможно, тогда у многих, приезжающих сегодня на полуостров, вопрос «в Крыму стало лучше жить?» отпадет сам собой, как неправильный и неуместный.

Задолго до...

Думаете, всё это случилось в 2014-м? Вот так, раз и произошло! Нет, друзья, история «приручения» Крыма, а точнее, попытка «дрессировки» его жителей под новую, ещё только зарождавшуюся тогда политику Украины под строгим контролем западных кураторов началась задолго до известных событий.

Вначале в городах стали появляться названия и реклама на украинском, аннотации к лекарствам и бытовой технике, официальные документы и инструкции – везде присутствовал вариант на «мове». Казалось бы, ничего страшного, наоборот, очень даже демократично, чтоб все были довольны, при том, что подавляющее большинство крымчан считает родным именно русский язык, ещё больше говорит на нём.

Однако, чем дальше, тем серьезней вторгалась украинизация в жизнь полуострова. В какой-то момент, в конце 2000-х, герои популярного латиноамериканского сериала, шедшего уже второй или третий месяц, вдруг заговорили на украинском. Без предупреждения, без субтитров.

Вскоре и кинотеатры опустели, поскольку и там фильмы стали идти на «ридной мове», а что касается местных радиостанций, им были введены ограничения на русскоязычные песни, с заменой их на украинские, правда, без рекомендаций, где их столько найти...

Пришло время и из аннотаций к лекарствам русский язык исчез вовсе (специально проверял). Более того, однажды, заполняя формуляр к посылке, я обнаружил, что инструкция к нему была на украинском, английском и, внимание, – на французском! Только не на русском! А дорожные знаки, когда Еленовка вдруг превращается в Оленевку? А город Керчь без мягкого знака? А имена? Кто дал право их изменять? 

«Никто же не запрещает вам говорить по-русски!» – снисходительно писали на форумах украинские «патриоты». Спасибо, но нам подачек не надо. Русский – наш родной язык, язык нашего народа, второй родной большинства других народов Крыма, и мы имеем право пользоваться им в полной мере и по своему усмотрению. Крымчане не виноваты, что, будучи жителями огромной некогда страны, волею случая оказались вдруг частью территории чужой страны.

Тогда же стали приходить в Крым и первые так называемые «поезда дружбы».
Да, дорогой читатель, это тоже случилось намного раньше 2014-го, и не один раз. Помню, как в июне 2017 г., во время поездки группы иностранных журналистов на строящийся тогда Крымский мост, пообщался с корреспондентом немецкой газеты «Der Freitag» Ульрихом Хайденом о событиях Крымской весны. Не забуду его удивленные глаза, когда рассказывал ему об этом.

Это были десанты от нескольких десятков до сотен представителей западной Украины, настроенных на перевоспитание крымчан в духе любви к «неньке» – любви настоящей, свидомой, что значит «сознательной». Они ходили колоннами по улицам городов, как правило, рано утром, или поздно вечером, выкрикивали националистические речевки, расписывали стены домов трезубцами, обливали краской памятники. Конечно, были стычки, драки. Всё это было преддверие того, что было озвучено после госпереворота на Украине: «Крым будет украинским или безлюдным».

Разговоры на кухне и не только

Жителю материковой части нашей страны, перешедшей из СССР в Российскую Федерацию, наверно непросто понять, что такое 23 года, чувствуя принадлежность к России, читая и слушая её новости, переживая её трагедии и радуясь победам, отмечая каждый Новый год по кремлёвским курантам, жить в другом государстве, иметь другой паспорт с исковерканным именем и надписью «громадянин».

Кто-то скажет, да ладно, мол, привыкли поди за столько лет. Да, в каком-то смысле привыкли, в чем-то, возможно, даже смирились, но нет-нет да звучали, то здесь, то там, разговоры: «а вот возьмем и отделимся, незаконно ведь отдали, а вот как заберет нас Россия!» Разговоры разговорами, но толком никто не знал, как это возможно и что должно случиться, чтоб это произошло.

Особенно разгорались такие эмоции в наши главные праздники: День Победы, День защитника Отечества, который мы по старой привычке называли День Советской армии и Военно-морского флота, день России. Надо сказать, что День России в Крыму праздновали особенно. Не просто отмечали, но проходили парадом по главным улицам города с обязательным концертом и салютом.

Подогревали мысли о гипотетическом возвращении Крыма в Россию и эмоциональные выступления политиков – от Жириновского до Лужкова, приезжавшего в Севастополь и там называвшего его русским городом. То, что он русский, и так понятно, но сами слова эти вызывали ещё большую ненависть ко всему русскому у свидомых националистов. 

Точка невозврата

Когда в Киеве началось то, что сейчас называется одним общим словом «майдан», захватившим вскоре всю страну, крымчане, конечно, и помыслить не могли о том, что произойдет в марте. Каждый день, наблюдая за событиями на Украине, недоумевали от происходящего, не успевая переварить ежечасно меняющиеся новости. 

Казалось, хуже того, что произошло сегодня, просто не может быть, однако новый день шокировал по-новому, доказывая, что глупости и жестокости нет предела. 
Порой приходила мысль, что это какой-то нелепый сон, завтра утром проснешься, а всё уже закончилось, в стране покой и порядок. Но… не тут-то было, события развивались стремительно, увеличиваясь в масштабах и удручая своей необратимостью. 

В конце концов наступила, как говорится, точка невозврата. Стало понятно – назад дороги нет и события на Украине в самое ближайшее время коснутся Крыма. Это были, пожалуй, самые трудные для крымчан дни. Все мы прекрасно понимали, что те, кто пришел к власти, и те, кто к этой власти их привел, не простят крымчанам другого мнения, других героев, другой истории; не простят, что мы сами – другие; да просто того, что мы называемся крымчанами. 

Помню, как в те дни близкие и друзья из разных городов и стран. У всех был только один вопрос – «что там у вас происходит?» На одном форуме, где я был единственным крымчанином, администратор постоянно блокировал политические дебаты, но раз за разом вновь созданные обсуждения на самые разные темы неизбежно сводились к одной – обстановке на Украине и в Крыму. 

Приходилось много всего рассказывать и объяснять, успокаивать и доказывать – разговоры порой длились часами. В основном, конечно, все переживали и поддерживали, но, увы, среди старых друзей, с которыми, казалось бы, прошел огонь и воду, нашлись и те, кто поддержал киевскую хунту, осудив при этом непокорный Крым. И вновь – разговоры и переписки, аргументы и споры, убеждения и наступающий в конце концов момент истины, когда понимаешь, что бывший друг стал тебе чужим человеком… 

Шло время, крымчанам стали поступать первые угрозы из Киева, народ стал готовиться к приезду непрошеных гостей. Горожане выходили на площади, вступали в ополчение, вооружались, кто чем мог. Меня в те дни, как назло, свалил грипп, и было досадно, что нельзя присоединиться к землякам. Зато в народное ополчение записался мой сын. 

Помню, как он рассказывал мне об этом: «Нас собрали утром в парке, построили, и мы строгой колонной пошли к Верховному Совету. Когда вышли на улицу Серова, увидели перед зданием правительства много народа. В какой-то момент все вдруг повернулись в нашу сторону и стали дружно хлопать и кричать: «Мо-лод-цы, мо-лод-цы!»  Это было неожиданно! Я испытал какое-то особое чувство гордости и единения со всеми! Никогда этого не забуду». 

В тот знаменательный день – 27 февраля – сын вернулся рано утром с дежурства, вбежал в комнату и сказал с волнением: 

– Пап, ты знаешь, что произошло? 
– Что? 
– Совмин и Верховный Совет окружены милицией, а над зданиями – российские флаги! 
– И что это значит? 
– Да в том-то и дело, что никто пока не знает! Одни догадки… 

В тот момент действительно никто не мог даже предположить, что может случиться дальше. Были самые разные версии развития ситуации, и худшие из них было страшно озвучить, а в лучшие трудно было поверить, так кардинально могли они изменить жизнь Крыма. Когда же наконец всё прояснилось, радости не было предела! Симферопольцы специально приезжали со всех концов города, чтобы посмотреть на российский флаг, гордо развевающийся над зданием правительства! 

Это был не просто триколор, это был флаг веры и надежды, флаг победы и свободы, флаг покоя и радости, это был уже наш флаг, и ближе и родней его на тот момент не было ничего.

Никто не тешил себя мыслью, что всё позади, наоборот, все прекрасно понимали – всё только начинается и впереди у крымчан ещё много испытаний, намного больше, чем можно себе представить. Но ни у кого из тех, кого я видел и слышал в тот момент, даже мысли не было усомниться в правильности нашего выбора! Это была ещё одна, но уже крымская точка невозврата, когда назад идти и невозможно, и желания нет.

«Дочери офицеров» и «предатели» 

Незадолго до референдума стали появляться всевозможные обращения со стороны Украины в стиле «к нута и пряника» – от истеричных угроз и предсказаний о страшных последствиях необдуманного шага до признаний в любви и недоуменных обид: как, мол, так; как вы могли! Были и откровенные вбросы в виде многочисленных писем «дочерей офицеров», написанные словно под копирку.

Начинались они, как правило, одинаково: «я сама крымчанка, живу тут 50 лет, я дочь офицера, поверьте у нас не все так однозначно, никто не хочет отделения...» В ответ на это девушки Севастополя – настоящие дочери офицеров – провели акцию: собрались на Приморском бульваре, у памятника затопленным кораблям, с флагами России и лозунгом «в Крыму всё однозначно!» 

В социальных сетях стали появляться видеоролики, где выступали все кому не лень, от студентов до мэров городов, обращаясь к крымчанам с одной лишь мыслью – «вы делаете непоправимую ошибку»! Смешно было смотреть, как какой-нибудь парнишка ходит с российским флагом по улицам Киева или Львова, постоянно повторяя: «вот видите, никто меня не трогает!»  Было и такое, что во Львове целый день говорил по-русски и даже выпустил книгу на русском! 

При этом удивляла наивность, если не глупость тех, кто делал такие проекты. Ведь если хочешь чего-то добиться любой ценой – все средства хороши, говори только то, что приятно слуху оппонента, это же старый прием риторики! Чего они ожидали, если после порции сладких слов о любви к Крыму и его жителям, о том, что «мы братья и должны жить в мире», неизбежно звучало: «незаконный референдум», «обманутые крымчане», «преступное правительство Путина» и т. д.? 

Поняв, что переубедить, а точнее, обмануть крымчан не удастся, нас стали называть предателями. Но разве это мы предали свою историю, переписав её заново? Разве мы предали истинных героев, возвеличив пособников фашистов, убивавших наших дедов? Разве мы отменяли День Победы, ломали букеты ветеранам и рисовали свастику на памятниках войны? 

Разве для нас орденская лента медали «За победу над Германией» стала одним из главных объектов ненависти, за который даже сегодня на Украине готовы убить националисты? Это не мы предали свою страну, отдав её на растерзание негодяям, не крымчане сделали своими кумирами Европу и Америку с их псевдодемократией. Впрочем, хватит об этом, вернемся к воспоминаниям о Крымской весне. 

Референдум

День референдума – 16 марта – лично для меня, пожалуй, самый главный день в истории Крыма, потому что именно в этот день народ может быть впервые так дружно, осознанно и с огромным желанием делал свой выбор. Помню, сын проснулся утром и первым делом спросил: 

– Ну что, пап, голосовать идем? 
– Ты же никогда раньше не голосовал? – усмехнулся я. 
– Раньше не за что было. 
– А теперь есть за что? 
– А теперь есть. 

Давно я не видел таких потоков людей, идущих на выборные пункты, причем, с раннего утра. Порой, чтобы проголосовать, приходилось постоять в очереди.
Тогда среди недругов «Крымской весны» появилась популярна фраза: «выборы под думали автоматов». Повторяли её все кому не лень – националисты на Украине, политики и журналисты в Европе и США, наши доморощенные либералы, причем, в большинстве своем не бывавшие в Крыму в эти дни. Никому ничего доказывать не собираемся. Как говорится, не верите – ваши проблемы. 

Не буду рассказывать подробно, как проходил сам референдум, об этом уже много написано. Больше всего запомнилась главная площадь города вечером, после референдума. Признаюсь, я никогда не видел на ней столько людей! Это было живое человеческое море! Площадь не вмещала всех желающих, и многие были вынуждены находиться на соседних улицах. Люди обнимались и поздравляли друг друга, у многих на глазах были слезы. Это был настоящий праздник – не номинальный, не официальный, а самый искренний, душевный и такой желанный – одна большая единая радость, а точнее, всеобщее ликование!

Играла музыка, через громкую связь раздавались поздравления, развивались на ветру флаги Крыма и России, взмывали в небо шарики, но самое главное – то единение, что было в душах крымчан, те светившиеся радостью лица, глядя на которые все становилось понятным без слов. В глазах некоторых можно было прочесть легкое недоумение – неужели всё это случилось, неужели мы всё-таки сделали это?

Спустя два дня Крым официально вошел в состав Российской Федерации. Этот день мы празднуем сегодня, как День воссоединения с Россией. В этот вечер в Симферополе на площади также был праздничный концерт, хотя людей было уже не так много, как в день проведения референдума. Оно и понятно, устали немного крымчане от такого громадья событий. Да и намного важнее для нас само событие – его в первую очередь и отмечали, а официальное утверждение в высших кругах, это уже забота государства, в любом случае, сомнений на этот счет ни у кого не было.

В те дни, гуляя по улицам Симферополя, можно было запросто встретить самых разных знаменитостей – от Валентины Терешковой и Николая Валуева до рок-групп «Ассерт» и «Ночные волки». С каждым, независимо от звездности, можно было запросто пообщаться и даже сфотографироваться. Город стал своего рода меккой звезд разного уровня и значения. Они приезжали специально, чтобы поддержать нас в это трудное время. 

Не забыл я, конечно, и про «вежливых людей» – а как же про них забудешь! Вопреки рассказам «самых правдивых» украинских СМИ, они действительно были вежливыми, аккуратными и абсолютно мирными. Балаклавы позволяли видеть только их глаза, но в них не было никакой агрессии, наоборот, часто там читалась улыбка. Потому-то их никто и не боялся. Многие подходили специально, чтобы поблагодарить военных, приносили им сигареты, воду, шоколад. 

Все понимали, что «зеленые человечки» пришли защищать нас, а не нападать. И понеслось… – весь мир увидел фотки «вежливых людей» с детьми, девушками, целыми семьями. Ну и, конечно, с кошками! Хорошо помню, как в Симферополе тогда воцарился какой-то особенный порядок – ни одного пьяного, никаких шумных компаний. Военная форма и строгая дисциплина мобилизовали жителей города, и они сами стали вежливей и интеллигентней! При этом все заведения работали и были рады и крымчанам и гостям с материка. 

А журналистов сколько тогда было! Чуть ли не со всего света! Крупнейшие новостные агентства прислали сюда своих сотрудников. Когда где-нибудь что-то происходило, тут же появлялись камеры – большие и маленькие, вытягивали свои ноги штативы самых разных размеров, щелкали фотоаппараты и сверкали яркие вспышки. Многих журналистов узнавали в лицо, некоторых уже вечером можно было увидеть на центральных каналах. Побегав по улицам, они оседали на своих уже пригретых местах – как правило, это были кафе и бары – пили кофе, делали на ходу монтаж, расшифровывали синхроны, стучали кнопками клавиатуры, что-то писали, куда-то звонили… 

Хорошо запомнился один эпизод рядом с крымским парламентом поздней ночью. Несколько иностранных журналистов записывали так называемые «подводки» для своих новостей, а за их спинами стояла группа крымчан, подняв над собой плакаты, на которых было написано по-английски: «Если Запад принял майдан, пусть примет и наш референдум», «Обама – лицемер! Нет двойным стандартам!» К слову, работники пера вынуждены были смириться с таким фоном. 

В какой-то момент к нам подошел иностранец, возможно тоже журналист, и на довольно сносном русском завел разговор: 

– То, что происходит в Крыму, неправильно, незаконно. 
– А разве правильно, если бы в Крым приехали вооруженные нацисты с  Украины и начали убивать людей? 
– Но ведь не приехали же! 
– А вы хотели бы, чтоб приехали? 
– Глупо так говорить, конечно, не хотел бы, никто этого не хотел. 
– А разве не глупо говорить: «Но ведь не приехали же»? 

 Мужчина ничего не ответил и быстро удалился. 

Россия наша!

«Крым наш!» – этот слоган стал самым популярным в 2014-ом году, кто только не повторял его тогда, однако эта фраза больше подходила для россиян с материка. Крымчане мыслили масштабнее и говорили: «Россия наша!» 

Вот уже пятый год раз за разом память возвращает в те дни, наполненные событиями. Это случилось как будто вчера и вряд ли когда-то забудется. Слишком яркими были впечатления и слишком значимым было для крымчан всё, что произошло. Крымская весна сплотила нас, позволила по-новому взглянуть на жизнь, заново переосмыслить завоевания наших дедов, ещё раз понять цену Победы и важность её символов, начиная от орденской ленты и заканчивая государственным флагом.

Вот и пять лет прошло, время летит быстро. Много всего было за эти годы – угрозы и диверсии, навязанные всему миру санкции против крымчан и России, перекрытие северо-крымского канала и подрыв опоры ЛЭП, оставивший весь полуостров без света. Но за это же время проведен энергомост и появились новые электростанции, возведен красавец аэропорт и заканчивается строительство трассы «Таврида», наконец, открыто автомобильное движение по Крымскому мосту, окончательно соединившему полуостров с Россией. 

Не все сразу, слишком многое нужно сделать в Крыму, но главное, что есть уверенность – все будет хорошо, все у нас получится. Крымчан трудно напугать и невозможно свернуть с выбранного пути, трудности нас только закаляют и делают сильней, прошедшие пять лет показали это всему миру. Кто бы что ни говорил, мы знаем правду и не собираемся никому уступать наши завоевания. А горластым главарям временно оккупированной Украины, пятый год обещающим вернуть Крым, с улыбкой отвечаем: спасибо, Крым уже вернули!