Сумасшедшая осень

174 0 Валерий СИФОРОВ (ДНР) - 17 марта 2019 A A+

Замминистра финансов РФ Алексей Моисеев, входящий в наблюдательный совет одного из крупнейших в мире производителей алмазов – «Алроса», заявил, что на мировом рынке вброс синтетических алмазов принял массовый характер: каждый пятый из продающихся под видом настоящего камень природным не является.
Говоря об объёмах искусственных бриллиантов, которые продаются на рынке под видом натуральных камней, Алексей Моисеев отметил, что такая тенденция сильно беспокоит крупнейшие бренды, которые ненамеренно оказались жертвами такого «подмеса» и не смогли вовремя его выявить.
В настоящее время Россия выстраивает систему маркировки драгоценных камней и металлов, в соответствии с которой все изделия с бриллиантами будут получать бирку с двухмерным кодом, с помощью которого можно будет проверить подлинность камня, сообщает РИА Новости. Проходящая сейчас тестирование система позволит отслеживать весь путь изделия – от добычи сырья до продажи в магазине. С её использованием можно будет даже отследить повторный вход драгоценного камня в оборот.
Заместитель министра финансов РФ уточнил, что современные технологии создания синтетических драгоценных камней продвинулись очень далеко. По его словам, по сути, «синтетика» – это тот же камень, что и алмаз, с тем же составом. Разница заключается лишь в том, что синтетический алмаз получен искусственным путем.
Хотя распознать синтетические алмазы можно с использованием специальной техники, но сделать это очень сложно, так как до сих пор нет однозначного признака, который бы позволил их распознать. Таким образом, сегодня единственным способом гарантировать, что драгоценный камень природного происхождения, является отслеживание подробной истории каждого камня – от шахты до ювелирного магазина.

 

Сумасшедшая осень

Взбесился мир на раз, два, три…
Власть почернела от натуги в «блеске славы».
Кто управляет этим миром, посмотри?!
Сам сатана бы выпил горькую отраву.
И кажется, что всё летит к чертям
В бездушной гонке за богатством и наживой.
Всё мало, мало этим пакостным скотам.
Ну да, они же жить хотят красиво.
«Гламурненько» так жить они хотят,
Чтоб роскошь, грязь скрывая, ослепила.
Я знаю, этих тварей не простят,
И не поможет им никак дурная сила.

Боль стальным обручем неумолимо обхватила голову. Беспощадная, сжимающая припадками, она следит за каждым мельчайшим движением координатора, ни на секунду не ослабляя своего пристального внимания. И лишь только стоит ему пошевелить хотя бы пальцем, она тут же напоминает о себе, стягивая обруч всё туже.
Было, было от чего болеть его голове. Это нельзя было назвать даже проблемой. Это коллапс какой-то. Такого не было на памяти не только за всю долгую службу координатора, но и вообще такого не было в природе. Все попытки изменить ситуацию или хотя бы попытаться взять её под контроль, были подобны шелухе в водосточной канаве, смываемой неудержимым потоком воды после грозы.
Осень, обычная тихая осень, преподнесла сюрприз такого размаха и неожиданности, что и сюрпризом это назвать язык не поворачивается, да и не придумано пока этому название.
Вся, тщательно выстроенная по камешку веками железобетонная система управления и контроля всего, что ни есть на Земле, с её чудовищным по мощи аппаратом насилия и слежки, оказалась беспомощной перед обыкновенной осенью. И вот тебе раз, в один момент рухнула она самым недвусмысленным образом. И ходить далеко не надо, стоит только в окно выглянуть. 
Координатор попытался приподняться с огромного кожаного кресла, но боль тут же повалила его обратно. 
– Должен же быть выход, должен, иначе всё летит к чертям. Вся жизнь от момента рождения. Безупречное служение и продвижение вверх по служебной лестнице, неужели всё напрасно? – Такие мысли жирными червями шевелились в горящей огнём голове координатора.

Не позднее шести утра завтрашнего дня, надо на совете директоров предоставить программу действий, способную прекратить весь этот кошмар.
Ему всё же удалось встать и подойти к окну. Никто уже не собирал деньги на мостовой. Они потеряли всякое значение. И даже тончайшие золотые слитки мало привлекали внимание. Их нельзя было употребить в пищу. 
Этой осенью банковская система рухнула полностью. Октябрьский и ноябрьский листопад завалил землю банкнотами самого разного достоинства. Люди поначалу бросились их собирать, но после того, как деньги отказались принимать в качестве средства платежа, ажиотаж по отношению к ним быстро угас. Золото ещё как-то сдерживало этот кошмар, но как только оно стало единственным средством расчёта, с деревьев начали сыпаться вместо банкнот тончайшие золотые пластины. 
Это была смерть, смерть системы, и это была его смерть – координатора. Надо что-то придумать. Он опять повалился в кресло и, обессилив, отключился.  Ночь поглотила мегаполис, до утра оставалось несколько часов. 
Часы на камине равнодушно отсчитывали секунды последней ночи. Вот они тяжело  и медленно пробили пять раз.
Координатор пошевелился, с трудом огляделся вокруг, приподнялся как после долгой болезни и с трудом подошёл к окну.
– Слава Богу! Всё, так как он и думал. Кажется, есть выход. На улице белым-бело.
Значит, этот кошмар кончился. А выход есть и он прост, как всё гениальное. Если валюта и золото ничего уже не значат, то надо всё переводить в драгоценные камни! 
Координатор взглянул на часы. Пять тридцать. Он быстро привёл себя в порядок  и спустился вниз на лифте. Ему нужно было успеть на совет директоров.
Двери мягко распахнулись, свежий морозный воздух приятно взбодрил его.
Два, три шага и он замер….
Начиная со ступенек, вся площадь перед зданием была засыпана мелкими бриллиантами чистой воды.

Раздел