VIII съезд РКП(б): как большевики боролись с «партизанщиной» в Красной Армии

Этот партийный форум открылся 18 марта 1919 года в Москве. Среди его важнейших итогов – создание Коминтерна, «разворот» в сторону крестьян-«середняков», профилактика национализма среди коммунистов. И, главное – окончательное решение о доверии бывшим царским офицерам на командных постах в РККА.

Как известно, столетие назад ситуация на просторах бывшей Российской империи была, мягко говоря, нестабильной. Полыхала Гражданская война – и Советская власть, окруженная со всех сторон войсками белогвардейцев, интервентов, «самостийной» буржуазии вдруг появившихся «национальных республик» вела ожесточенную борьбу. Пока еще не столько даже за решительную победу – но хотя бы за сохранение своего существования. 
А борьба велась с очень переменным успехом. Временами вражеские войска доходили очень близко к Москве. Причем, виной тому были даже не только неудачи Красной Армии – но и отсутствие поддержки Советов не только в среде зажиточных крестьян-«кулаков», но даже и просто «крепких хозяев» – «середняков».
В самом деле, в первые же месяцы своего пребывания при власти большевики взяли курс на опору в лице прежде всего деревенской бедноты. Но потом, по большому счету, сами же эту опору и подрубили. 
Все дело в том, что до Октябрьской революции - что царские министры, что «революционеры»-буржуа из Временного Правительства - предпочитали лишь «сочувствовать» лишенному значимых наделов земли подавляющему большинству крестьян. Но даже не заикались насчет проведения широкой аграрной реформы – как же, нельзя  ж нарушать «священное право частной собственности». Ну и доигрались в конце концов  - до выстрела «Авроры».
А вот одним из первых декретом Совета Народных Комиссаров Ленина был «Декрет о земле». Помещичьи угодья были конфискованы – и переданы малоземельным труженикам села. В результате очень скоро прежний дореволюционный процент «бедняков» сменился практически таким же процентом «середняков» – бедных крестьян осталось процентов так 10-15 от силы.
Ну а с изменением имущественного состояния обычно меняется и психология. Как говорили те же классики «марксизма-ленинизма» – «бытие определяет сознание». Пока большая часть населения села не имела земли – она шла за революционерами. Когда она эту землю получила – прежние убеждения быстро заменились чисто «обывательскими», чтобы не сказать «мелкобуржуазными».
Тем более, в стране Гражданская война – рабочим в городе нужно что-то есть, а «всемогущая рука рынка» способна лишь взвинтить цены на продовольствие так, что большая часть голодающих просто умрет  с голоду. 
Отсюда – необходимость «продразверстки». Грубо говоря – «реквизиций», отнятия всех тех продуктов, которые остаются  у крестьянской семьи сверх того, что необходимо ей для собственного потребления. Ехать торговать на рынок уже не с чем. А это, понятно, нравилось далеко не всем труженикам деревни. Чтобы не сказать резче…
И в это время, по территории с такой ситуацией начинает с боями идти к Москве, скажем, армия генерала Деникина. Конечно, ее многие ранее поддерживавшие Советскую власть бывшие «бедняки», ставшие «середняками», встречают с хлебом и солью. 
Поначалу, конечно. Потом, когда белогвардейцы начинают «восстанавливать справедливость», требуя у крестьян под угрозой батогов, а то и расстрела, возвращать имущество дворянских усадеб, «компенсировать» владение «дворянской» землей – возникает понимание, что «освободители» на самом деле ничуть не лучше «красных». 
Даже хуже – потому как забирают землю, розданную последними – которую уже успели «подержать в руках», забыв о былой бедности. И «маятник» симпатий сельского населения качается в другую сторону – начинается поддержка отступившей было Красной Армии.
Конечно, радикальное решение проблемы – с заменой продразверстки продналогом – стало возможным лишь в 1920 году, на  X съезде РКП(б), когда Гражданская война уже, практически, завершилась победой Советской власти. Но и на VIII съезде руководство партии во главе с Лениным, по крайней мере, заложили основы будущей правильной политики – начав ориентировать рядовых коммунистов на сотрудничество не только с «бедняками» (которых стало просто очень мало) – но и с «середняками» тоже.

***

Немало внимания VIII съезд уделил и международной деятельности партии. Именно в тот момент был официально создан Коминтерн – то есть, «Коммунистический (или «Третий») интернационал», объединивший в себе большинство коммунистических и рабочих партий в других странах.
В принципе, цель созыва Коминтерна и не скрывалась – как и главная стратегическая (на тот момент) цель РКП(б) – координация союзных компартий с целью скорейшего создания «Всемирной социалистической республики Советов». Естественно – после победы «мировой революции».
По большому счету, немедленное достижение столь глобальной цели было «положено под сукно» уже полтора года спустя – после серьезного поражения Красной Армии в ее «польском походе» летом 1920 года. Когда выяснилось, что виновата не только плохая подготовка конкретно военной операции – но «зараженность» большинства польских даже «пролетариев» идеями «махрового» национализма и такой же русофобии. 
Кстати сказать, есть мнение, что одним их первых это в руководстве ЦК понял как раз Сталин. А потому – скажем так – не предпринял всех возможных мер для военной победы армии Тухачевского. Потому как оная неизбежно бы стала «пирровой победой». Ведь молодой Советской республике, с ужасающим положением в экономике и разрухой в промышленности, пришлось бы воевать практически против всего Запада – с вполне предсказуемыми и очень печальными последствиями.
Но, так или иначе – наличие общего центра, координирующего деятельность компартий в других странах, как минимум, не мешало Советской России (а позже – СССР). А во многих моментах помощь со стороны зарубежных коммунистов была очень даже заметной.

***

Кстати, на VIII съезде РКП(б) в качестве «организационного» был решен и вопрос о взаимоотношениях с коммунистами из новообразованных национальных республик. Решен предельно удачно – жаль, что ненадолго, а лишь «на период военной необходимости».
Попросту говоря, «национальные» компартии входили в состав Российской коммунистической партии большевиков, на правах «обкомов». И  - никакой там «самостийности» и «национальных особенностей».
Увы, вскоре после победы в Гражданской войне в Москве увлеклись идеей «коренизации» – заигрыванием с «местечковыми» национализмами в пику (больше «высосанного из пальца»)  тезиса о «Российской империи – тюрьме народов». 
В итоге, к примеру, на той же Украине местные коммунисты стали ходить в «вышиванках». В госучреждениях принудительно внедрялся украинский язык - да еще в его чудовищно-нелепой «скрыпниковской» версии. Названной так по фамилии наркома просвещения УССР Скрыпника - в своей разрушительной деятельности способного дать фору многим современным бандеровским «просвитянам». 
Ну а итоги такой «коренизации» – в виде зоологической русофобии, махохисткого желания «уйти под Запад – только бы не жить с проклятыми москалями» – мы наблюдаем все тяжелые годы после развала Союза.

***

Но, пожалуй, наиглавнейшим вопросом на VIII съезде был выбор политики дальнейшего военного строительства. В принципе, курс на создание высокопрофессиональной армии на основе привлечения к командованию «военспецов», бывших офицеров царской армии, РКП(б) приняла, после недолгих колебаний, практически сразу после Октябрьской революции. Основным «локомотивом» его проведения стал Председатель Революционного военного совета (РВС) республики Лев Троцкий.
Проводил он его, правда, не без противоречий. С одной стороны, например, не без садистского юмора, любил повторять, что «для полного успеха по обоим сторонам красного командира-«военспеца» должны стоять по комиссару с «Наганами». С другой – все же склонялся к тому, чтобы командиры РККА из «бывших» имели однозначный приоритет в принятии решений в сравнении с «политически грамотными», но чаще невежественными в военном плане комиссарами.
Однако подобная линия натыкалась на все большее сопротивление со стороны части и рядовых, и руководящих членов партии большевиков. Дело было даже не только в роли пресловутых комиссаров. Просто «выдвиженцы от сохи» (или «от станка») не всегда понимали, что для успешного командования подчиненными надо иметь не только личную храбрость, преданность революционной идее – но и соответствующие знания и боевой командирский опыт. 
Тем более, революция действительно выдвигала наверх многих из тех, кто ранее не мог и мечтать о таких высоких постах. Просто не всегда это заканчивалось благополучно – даже если речь шла о действительно настоящих «самородках» из народа.
Например, известный командарм и комфронтом в 1918 году, Иван Сорокин  - был по образованию… военфельдшером! В Первую мировую, правда, закончил и краткосрочные курсы прапорщиков. 
Да, командиром он был харизматичным – люди за ним шли. И победы удавалось одерживать – даже сам Деникин отзывался об этом своем враге с уважением.
Да вот беда – заигрался Иван Лукич в «бонапартизм», считая себя едва ли не «пупом земли». Сначала расстрелял не менее популярного, чем он сам, командира Таманской армии Ивана Матвеева – затем, почувствовав вкус почти абсолютной власти, «пустил в расход» и руководство Северо-Кавказской Советской Республики. Практически в полном составе – председателя ЦИК, секретаря Крайкома РКП(б), главу «фронтовой ЧК» («Особого отдела»…
В конце концов расстреляли за самоуправство и фактический мятеж и самого Сорокина. Но ведь таких «сорокиных» в РККА того времени было, мягко говоря, очень немало.

***

А сторонники такой «партизанщины» в партии и организовались в так называемую «военную оппозицию», составившую на VIII съезде внушительную, хоть и не большую, часть – под 40% делегатов. «Военспецов», правда, они расстреливать не предлагали – но хотели ограничить их роль исключительно статусом «советников» при «идейных командирах пролетарского происхождения».  
Накануне форума сам Ленин не имел на этот счет четкой позиции – поскольку просто не успевал вникнуть еще и в военные вопросы, сосредоточившись на политике и экономике. Но после состоявшегося разговора с Троцким, который сообщил главе Совнаркома о том, что в Красной Армии служит около 30 тысяч бывших царских офицеров, при минимуме предателей и перебежчиков к «белым» – позиция лидера Советского государства стала более четкой. Сохранить «статус-кво» в назначении «спецов» на командные посты в армии – пусть и под присмотром комиссаров. А «военная оппозиция» на съезде путем переговоров и сложных кулуарных интриг в целом была нейтрализована.
Тем самым, в самый, пожалуй, трудный для Советской власти в военном отношении год, РККА получила мощную поддержку в плане укрепления дисциплины – и качества командных кадров. Что, в свою очередь, во многом предопределило и исход Гражданской войны.

***

Ныне в немалом числе исторических источников можно встретить тезис, что, дескать, Сталин тоже был близок к «военной оппозиции» – пусть и не примыкал к ней формально.
На самом деле, ситуация выглядит значительно сложнее, чем кажется на первый взгляд. Будущий лидер СССР уже тогда, мягко говоря, недолюбливал Троцкого (а тот – его). И, естественно, что Иосиф Виссарионович мог видеть в числе «ситуационных союзников» почти любых противников Льва Давыдовича. В том числе – и из стана «военной оппозиции».
Но когда Сталин сам стал во главе великой страны – ему, в общем, было все равно, какого происхождения был тот или иной комдив или командарм. Вместе с бывшим поручиком лейб-гвардии Семеновского полка Тухачевским, ставшего одним из первых советских маршалов, в 1937 году расстреляли и Иону Якира, и многих других «краскомов» «пролетарского происхождения». 
Потому что не в пресловутом происхождении было дело – а в попытке вооруженного мятежа против руководства РККА и СССР в целом. Соответственно, и того же Ворошилова, участника «военной оппозиции» 1919 года Сталин держал наркомом обороны не за его пролетарскую юность – а за преданность политическому руководству страны. 
Верность присяге, в конце концов – а не готовность ее нарушить во имя каких-то якобы «великих целей». Вроде стать «советским Бонапартом», ага. Что, в общем-то, ценится в военных в любом государстве мира. А решать стратегические военные вопросы Ворошилову помогал начальник Генштаба, будущий маршал Шапошников – бывший царский полковник.
В общем, делегаты продолжавшегося  5 дней VIII съезда РКП(б) заседали не напрасно. Благодаря итогам их работы были созданы весомые предпосылки для решения кризисной ситуации, сложившейся на тот момент для Советской власти в ходе Гражданской войны.   

Похожие публикации

.

Протопоп Аввакум против патриарха Никона

Аркадий ЦОГЛИН
.

Подвиг брига «Меркурий»: как храбрость русских моряков совершила чудо

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Михаил Булгаков. Мифология творчества

Станислав ЗОТОВ