Я у мамы Палубий, украинская недооппозиция и озабоченный МИД РФ

Недавно Палубий… Нет, ну что вы! Я вовсе не издеваюсь и не смеюсь. Он же сам так себя называет - Андлей Палубий.

Так вот, Палубий на днях очень обиделся на своего коллегу по Велховной ладе. Тьфу, ты, заразный какой… Верховной Раде – Верховного Совета, если по-русски.

Короче, он обиделся на Василия Нимченко из Оппозиционного блока, потому что тот вышел на трибуну и начал говорить на языке клаины-аглэсола. Ну, что ты будешь делать! Опять привязалось! По-русски он говорить начал.

И не просто так, а при рассмотрении поправок к законопроекту «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного».

А он же… А там же… «Единственным государственным (официальным) языком на Украине является украинский - и он обязателен для органов государственной власти и общественных сфер на всей территории страны».

И вообще «публичное унижение или пренебрежение украинским языком будет основанием для привлечения к юридической ответственности. Чиновники обязаны владеть государственным языком и применять его при исполнении служебных обязанностей».

Вот Палубий, если перевести его речь с языка, отдаленно похожего на украинский, и сказал: «Я обращаюсь к вам с просьбой на государственном языке говорить. Вы хорошо, прекрасно владеете им. Пожалуйста, не создавайте ненужных конфликтов».

Но оппозиционер продолжил свое выступление о поправках к языковому законопроекту на русском языке.

Палубий назвал его поведение некорректным и заявил, что тот срывает заседание, и сказал (в переводе): «К сожалению, сейчас я не имею возможности дать вам продолжить. И я очень прошу еще раз, с уважением к вам, говорить на государственном языке в зале Верховной рады Украины», - и повелел отключить микрофон.

И после этого пламенный оппозиционер продолжил говорить уже не по-русски, а дэржавною мовою.

А все почему? Потому что я у мамы Палубий. Потому что в голове Бандела. Банделлоги – они такие. Это о Парубие.

А еще потому, что оппозиция – она такая оппозиция, что не только права своих избирателей защитить не может, но и свои собственные. К примеру, право говорить на том языке, на котором хочется, и там, где хочется.

Если говорить словами Парубия, она калтонная, эта оппозиция.

Если же говорить серьезно, то сейчас в Верховной раде происходит очередная попытка заложить механизм преследования граждан Украины по языковому признаку, причем на уровне законодательства – законно преследовать.

Учитывая, что закон предусматривает исключения для английского и других языков ЕС — «это означает, что единственный объект атаки — это русский язык, на котором говорит подавляющее большинство граждан Украины, а для многих он родной».

Это МИД РФ сказал.

А это значит… Это значит, что максимум МИД РФ опять будет глубоко озабочен. И он так будет занят этой озабоченностью, что на то, чтобы сделать что-нибудь конкретное для защиты русских и русскоязычных на Украине, времени у него уже не будет. 

Хотя нет, что-нибудь еще сказать и снова ничего не сделать, как уже не раз было, когда дело касалось ущемления прав русских и русскоязычных на Украине, время он найдет.

«Все, как всегда, и лучше будет едва ли…». Наверно, Кинчев снова окажется прав.