Как освобождали «жемчужину у моря»

249 0 Юрий НОСОВСКИЙ - 10 апреля 2019 A A+

75 лет назад, 10 апреля 1944 года, советские войска освободили Одессу. И свое звание «города-героя» она получила вполне заслуженно…

Изгнание оккупантов из прекрасного советского города было нелегкой задачей. К началу операции их скопилось в Одессе около 350 тысяч – впрочем, у немцев там было 16 дивизий, а еще 4 дивизии были румынскими. Ведь согласно гитлеровским планам (или, быть может, лишь обещаниям?) – прекрасный город у моря, детище князя Потемкина и губернатора Дюка де Ришелье, вместе с прилегающими территориями должен был перейти под управление Румынии. 
А то тамошний диктатор Антонеску не хотел просто так поставлять «пушечное мясо» Третьему Рейху. Тем более, что фюрер обещал наделить «поместьями и славянскими рабами» всех немцев, участвовавших в «дранг нах остен», походе против СССР за вожделенным «лебенсраумом», «жизненным пространством» для «великой германской нации».
Так что за 906 дней оккупации румыны «повеселились» в городе «по самое не хочу». Грабили музеи и простых граждан, расстреливали мирное население, помогали гитлеровцам «окончательно решать еврейский вопрос». 
За это потом многих из этих нелюдей, числящих себя «наследниками великого Рима», вместе с наиболее оголтелыми фашистами наши бойцы и помогавшие им партизаны, после освобождения города в плен не брали – вынося им заслуженный приговор без долгих разбирательств. Благо, свидетелей зверств этих карателей среди одесситов было, увы, больше, чем достаточно…

***

Но этот радостный момент надо было еще приблизить – что было очень затруднительно в той ситуации. Фашистам с их прихлебателями, как и в случае с форсированием Днепра, здорово помогали крутые правые берега достаточно крупных рек в Одесской области. Которые оккупанты превратили в серьезные оборонительные рубежи. Только самых крупных из них вокруг города насчитывалось минимум четыре.
А еще Красной армии очень мешала воевать весенняя распутица. Обычная колесная техника, повозки, просто застревали в грязи. Но даже и танки порой приходилось освобождать из грязи невероятными усилиями. Да что там танки – если и подковы лошадей порой отрывались от копыт, просто «присосанные» трясиной.
Тем не менее, 28 марта наступление на Одессу началось. Велось оно, в основном, силами 30-го Украинского фронта под командованием будущего министра обороны СССР, а тогда генерала армии Родиона Малиновского. Кстати – тоже одессита по месту рождения. 
Преимущество в численности бойцов у наших сил, правда, было минимальное – всего около 1,3 раза. Зато наблюдалось четырехкратное преобладание в орудиях и минометах, трехкратное – в танках. А вот в авиации вражеские силы были значительно сильнее – ведь в их распоряжении были не раскисшие от грязи полевые аэродромы, а стационарные взлетно-посадочные полосы, в том числе – и на румынской территории.

***

Ситуация для нашей армии осложнялась еще и тем, что Верховное командование, начиная с 1943 года, старалось избегать организации для войск противника крупных полноценных «котлов». Чреватых настолько ожесточенным сопротивлением - что от освобождаемых городов оставались бы одни руины. Которые потом пришлось бы восстанавливать с затратами колоссальных средств, столь необходимых для ускорения приближения победы… 
Так что, как в случае и с Воронежем, Таганрогом, Киевом и рядом других крупных населенных пунктов, основной стратегией Красной армии было больше «выдавливание» врага – нежели попытка полного окружения всей его группировки. Благо, гитлеровские генералы сами предпочитали «выпрямлять линию фронта» во избежание запредельных потерь в живой силе, пополнять которую Вермахту становилось все труднее. 
Ну а что такое «выпрямление» обычно означало еще одно отступление фашистских войск – так нам это, в общем, и было надо. А «котлы» им можно было устраивать и в малонаселенных местностях – как, скажем, при ликвидации Корсунь-Шевченковского выступа в январе-феврале 1944, или в лесистой Белоруссии. 
Важнейшую роль в стимуляции отступления большей части вражеских сил от Одессы сыграли действия конно-механизированной группы генерала Иссы Плиева. В сложнейших условиях распутицы, о которой писалось выше, его «танково-кавалерийским» отрядам удалось охватить силы немцев, окопавшихся в городе, с северо-запада. 
4 апреля «плиевской» группой была освобождена станция Раздельная – с захватом крупных трофеев. Среди которых – целый бронепоезд, 10 эшелонов с военной техникой (в том числе – один с танками и «самоходками»), множество паровозов и другого военного имущества.
Но еще более важным моментом захвата узловой станции стало полное прекращение железнодорожного сообщения между основными силами гитлеровцев – и их частями, оставшихся в Одессе. После этого освобождение «жемчужины у моря» стало больше «делом техники» – нежели поиска новых и неожиданных стратегических ходов.

***

В общем, те немцы и румыны, которым повезло «просочиться огородами» в расположения основных гитлеровских сил, из города ушли. Остальные, оставленные буквально «на убой» продолжали оказывать ожесточенное сопротивление. 
Впрочем, хватило его ненадолго. Решающий штурм Одессы начался вечером 9 апреля – и закончился полной победой уже утром 10-го. 
Конечно, это не была какая-то «легкая прогулка» – в ходе которой «фрицы» сдавались без единого выстрела целыми батальонами. Просто операция была хорошо подготовлена.
Так, неоценимую помощь наступающим советским регулярным частям оказали местные партизаны. Их в городе в годы оккупации действовало только 5 крупных отрядов – не считая 45 более мелких групп. На их счету по меньше мере – 5 тысяч убитых оккупантов, 27 подорванных воинских эшелонов, 248 уничтоженных автомашин, около 20 тысяч советских граждан,  спасенных от угона в Германию. 
Базировались эти герои преимущественно в знаменитых одесских катакомбах – откуда гитлеровцы и румыны так и не смогли их выбить до самого конца оккупации, несмотря на все ухищрения, вплоть до применения химического оружия.
И во время решающего штурма Одессы партизаны нанесли врагу удар с тыла. Группа Леонида Горбаля, например, уничтожив вражеских саперов, сорвала подрыв дамбы Хаджибеевского лимана. Что предотвратило затопления Пересыпи - и, соответственно, срыв советского наступления на этом направлении. Кроме того, герои-подпольщики здорово помогли регулярным частям в качестве разведчиков и проводников – так что вражеские пункты обороны уничтожались относительно «малой кровью».
Одновременно силами Черноморского флота был нанесен удар по вражеским кораблям в порту. Последних было только уничтожено около 30 – что, помимо прочего, сорвало и так больше призрачные надежды на эвакуацию недобитков фашистского воинства. 
Так что их потери в Одессе и прилегающих районах составили достаточно внушительную цифру в почти 27 тысяч убитыми – и около 10 тысяч ранеными. Пленных было относительно мало, всего около 1 тысячи – как указывалось выше, советское командование не ставило самоцелью нанесение противнику максимального урона ценой разрушение прекрасного советского города. 
Поэтому немцев из Одессы просто «выбили». В конце концов, уничтожать их можно было не менее удобно и при их бегстве к Днестру - «в чистом поле», а не в густонаселенном городе.

***

Хотя, конечно, густонаселенность «черноморской жемчужины» к моменту ее освобождения была уже не такой уж и большой. К началу войны там проживало около 600 тысяч жителей. 142 тысячи было мобилизовано или ушло добровольцами на фронт, больше 100 тысяч – эвакуировано вместе с заводами, ВУЗами и другими учреждениями. По разным оценкам в городе оставалось от 250 до 360 тысяч жителей. 
Но «освободители от большевистского рабства» за 2,5 года умудрились это количество «уполовинить». 82 тысячи минимум было расстреляно, еще 78 тысяч – угнано на работы в Германию. Такое вот получилось жуткое «торжество европейского порядка над азиатским варварством». 
Стоит ли удивляться, что одесситы, несмотря на фольклорное представление о них, как почти исключительно «веселых коммерсантах» столь массово начали партизанить?

***

А ведь те, славные традиции продолжают жить и по сей день. Трагедия 2 мая 1914 года, когда в «одесской Хатыни», местном Доме Профсоюзов, нацистами были зверски сожжено несколько сотен демонстрантов, протестовавших против бандеровского переворота в Киеве, показала, что дух горожан не сломлен. 
Да и после этого даже насквозь «цензурированные» укро-СМИ нет-нет – да и сообщали то о взрыве самодельной бомбы рядом с управлением СБУ или штаб-квартирой нацистов, то о гибели очередного «борца за незалежную Украину».
В этой связи довольно красноречивым выглядит пост в соцсетях одного из таких фашиствующих «борцов», бывшего главаря местной ячейки запрещенного в России «Правого сектора»  - несмотря на якобы «победу» своих подельников в «незалежной» очень переживающего за безопасность себя любимого.

«Сел в машину. Погода уже такая теплая, что можно открывать люк. Открыл. Сразу продумал на автомате алгоритм действий в случае прилета гранаты в люк.
Затем поймал себя на мысли, что это паранойя. И вспомнил о нерасследованных покушениях на меня, на Виталия Устименко, Михаила Кузаконя, Олега Михайлика, Алину Радченко и еще несколько десятков подобных дел.

Нет, не паранойя, а здравый смысл. Потому что сектор безопасности внутри страны уничтожен. Его не существует ни на уровне превенции, ни на уровне расследований. И каждый день ты думаешь о том, как будешь действовать в той или иной ситуации: на подходе к дому, при выходе из магазина или если кто-то вторгнется в жилье. Украина, Одесса. 2019. Замечательная иллюстрация достижений за 5 лет.»
https://www.politnavigator.net/kheroyam-strashno-odesskikh-nacikov-okhvatila-panika.html

Что ж – с последней фразой этого достойного адепта «коричневой чумы», с которой боролся наш народ в годы Великой Отечественной, не согласиться сложно. Достижения (и без кавычек!) в вопросе правильного отношения к такому «отребью человечества» (как поется в культовой песне «Священная война») – действительно налицо. 
Правда – не только последние 5 лет уже окончательно переставшей скрывать свой бандеровско-фашистский оскал украинской «незалежности». Но и все десятилетия, прошедшие с начала агрессии фашистов против нашей великой Родины. Неотъемлемой частью которой ощущают себя и здоровое большинство одесситов.
Так что опасения «нациков» всех мастей, оккупировавших прекрасный русский город, не напрасны. С нацисткой оккупацией Одессы наш народ покончил 75 лет назад – сумеет покончить и сейчас. Вопрос лишь в конкретных сроках…