«…Из одной только чести»

Это сказано об отце русских боевых ракет Александре Засядко

Это тот самый случай, о котором можно сказать: Человек создал себя сам. Более того, совсем уж удивительно: рожденное его талантом детище было по достоинству оценено, причем, при жизни создателя, да еще и вознаграждено. Согласимся: не так часто подобное случается. 

В поисках приключений

Их было два брата – Александр и Даниил Засядко. Происходили они из небогатого малороссийского рода, свою родословную вели из запорожских казаков. На протяжении всей жизни шло между братьями своеобразное соревнование, кто большего в жизни достигнет. На поле брани – а участвовали они во множестве сражений конца XVIII – начала XIX веков – являли чудеса отваги, за что оба награждены золотыми шпагами с надписью «За храбрость» и многими боевыми орденами. Оба дослужились до генеральских эполет. Оба со временем заняли высокие служебные должности…
Кто знает, быть может, эта заложенная с детства соревновательность в какой-то степени послужила на пользу Отечеству? 
Впрочем, речь пойдет в первую очередь об одном из братьев, об Александре. Потому что именно его можно по праву считать отцом российской реактивной артиллерии. 
Надо сказать, что в начале жизни и обучения в кадетском корпусе ничто не могло предсказать юноше столь лестной памяти потомков. Он родился 27 мая 1779 года. (Правда, в дате рождения имеются разночтения, но для того, чтобы рассказать о достойном человеке, ошибка в метрике принципиального значения, думается, не имеет). Домашнее образование Александр получил, как бы это сказать помягче, не слишком основательное. К тому же он, опять попытаемся подобрать максимально щадящую формулировку, отнюдь не зарекомендовал себя записным оратором.  Какая уж тут, казалось бы, карьера!..
К чести юноши надо сказать, он скоро понял, что добиться чего-то в жизни сможет только за счет упорного труда.  И начал учиться! Штудировал военные дисциплины, особенно артиллерию и фортификацию, языки, много читал, упорно занимался гимнастикой. И выпустился в армию уже хорошо подготовленным, высоко образованным офицером-артиллеристом. 
На начало службы Александра Дмитриевича выпало несколько военных кампаний. В частности, участвовал он в Италийском походе, своей отвагой обратил на себя внимание самого Суворова (а уж тот повидал за свою жизнь храбрецов!), который произвел его в капитаны.  До Отечественной войны юный офицер побывал в ряде сражений, под ним было убито три лошади, на нём дважды пробивали кивер, на его груди появляются первые ордена, в том числе Георгиевский крест, его награждают золотой шпагой с надписью «За храбрость». Братья Засядко участвовали в экспедиции адмирала Сенявина и в составе десанта высаживались на остров Корфу. 
(Невозможно удержаться от того, чтобы не вспомнить к слову неизгладимое впечатление, оставшееся от посещения петербургского Военно-морского музея, в котором замечательно представлены и адмирал Сенявин, и упомянутое сражение). 
В 1812 году братья участвуют в войне с Наполеоном. Во время Бородинского сражения Александр оказывается в самом пекле – на батарее Раевского… За Отечественную войну он третьим в российской военной истории награжден орденом Св. Георгия III степени. 
А потом был Заграничный поход. И «Битва народов» под Лейпцигом, которая нежданно-негаданно предопределила дальнейшую судьбу Александра Засядко. Потому как именно там он впервые увидел действие боевых ракет. 

«Огненные стрелы» Конгрейва и Засядко

История применения боевых ракет насчитывает не одно столетие. Известно, что их использовали еще в Х веке в Китае и в Индии. Якобы в стародавние времена там даже имелись и многоступенчатые ракеты, и реактивные снаряды, стартовавшие из-под воды… Впрочем, о таинственных высоких технологиях в Южной и Юго-Восточной Азии легенд и преданий ходит множество. 
Для нас важнее другое. Во время очередного военного столкновения английских и индийских войск, в конце XVIII века по британскому корпусу был нанесен ракетный удар. Случилось так, что среди оккупантов оказался инженер полковник Вильям Конгрейв. Он оценил, какие преимущества может иметь европейская армия, заполучившая на вооружение столь могучее оружие. Каким-то образом он проник в секрет изготовления ракет. Прибыв в Англию, предприимчивый полковник наладил выпуск этих снарядов, которые в России стали известны как «конгревовы ракеты». Британцы несколько раз успешно применяли их в боях с противником. В октябре 1813 года под Лейпцигом свидетелем их эффективности стал Александр Засядко.
Александр Дмитриевич тоже сразу оценил перспективность реактивной артиллерии. И решил, что русская армия непременно должна иметь столь современное оружие. 
Однако англичане строго хранили секрет производства ракет. И тогда Засядко решил разработать их сам. Вернувшись на Родину, он продал единственную ценность, что у него имелась – небольшую наследную усадьбу под Одессой. На вырученные деньги оборудовал лабораторию. И засел за работу. 
За основу исследований он взял столь популярные в те времена заряды для фейерверков и шутих. И вскоре добился успеха. Да какого! Александр Засядко создал два типа ракет – зажигательные и осколочные (гранатные). Дальность выстрела превышала три километра, что превосходило показатели английских снарядов. К тому же Александр Дмитриевич разработал лёгкий и удобный станок для запуска ракет, выполнив его в виде простой треноги, в то время как «конгревовы ракеты» запускались с артиллерийского лафета – тяжёлого и неповоротливого, неудобного для транспортировки. Потом изобретатель пошёл ещё дальше – разработал пусковой станок для залпового пуска сразу шести ракет!
В 1817 году полковник Засядко докладывает по команде о своем изобретении. Обычно в публикациях об истории отечественных открытий после этой фразы следует что-нибудь вроде «однако царские чиновники не оценили…» и т.д. В данном случае всё случилось иначе. Докладная записка попала в руки барона Петра Меллер-Закомельского, бывшего в то время командующим Резервной армией, а вскоре ставшего военным министром России. Пётр Иванович доложил об изобретении императору Александру I. Узнав о том, что небогатый армейский офицер в течение нескольких лет за свой счет занимался разработкой столь нужного Отчизне оружия, Александр Павлович умилился: «Слава Богу! Есть еще офицеры в русской армии, которые служат из одной только чести!». Впрочем, о материальной компенсации затрат бескорыстному подданному, да и вообще о его материальном поощрении не позаботился – не царское это дело!..
С действием русских боевых ракет по распоряжению военного министра генерала от инфантерии Петра Коновницына ознакомился генерал-фельдмаршал Михаил Барклай-де-Толли. Одобрил. По ходатайству Михаила Богдановича офицеру-энтузиасту присвоено звание генерал-майор. Перед Александром Дмитриевичем теперь открылась широкая перспектива деятельности. 
За обласканного царской милостью свежеиспеченного генерала отдает замуж дочь градоначальник Одессы Грессер. 
А вскоре Засядко переводят в Петербург. 

На четырех стульях

Император Александр Павлович, возвышая Александра Дмитриевича, в выборе не ошибся. Генерала Засядко назначили сразу на четыре должности, и со всеми успешно справлялся. Причём, следует подчеркнуть, что все посты требовали зоркого глаза и твёрдой руки начальника – синекуры ни одна из них собой не являла. (Так и хочется съязвить, что на доходных, но не требующих особого напряжения должностях сидели совсем иные люди). Генералу Засядко довелось «с нуля» создать Артиллерийское училище (знаменитое Михайловское), а также руководить Петербургским арсеналом, пиротехнической лабораторией и Охтинским пороховым заводом. 
Всей душой тянулся Александр Засядко к лаборатории, к любимой химии, к любезной пиротехнике. Однако львиную долю внимания на протяжении 1820–1822 годов пришлось уделять строительству училища и различным административным обязанностям. Стараниями Александра Дмитриевича училище оказалось столь хорошо продумано и организовано, что его признали образцовым. Здесь сконцентрировали всё необходимое для того, чтобы будущие офицеры получали должную подготовку, могли отдыхать, заниматься самообразованием. В частности, большое внимание начальник училища обращал на формирование библиотеки. 
Со временем учебное заведение преобразовали в Михайловскую артиллерийскую академию. Выпускников учебного заведения в армии называли «михайлонами» или «михальками» - эти слова нередко можно встретить в книгах, в частности, о Гражданской войне. 
Наводит Александр Дмитриевич образцовый порядок и во вверенном его руководству Арсенале, расположенном на Литейном проспекте, на месте ещё петровского Пушечного двора. Вообще в деятельности генерала Засядко обращают на себя внимание такие качества, как неизменная скрупулезность, дотошность, стремление к упорядоченности во всем. Было ли это его врожденными качествами, или же работа со взрывчатыми веществами приучила, не принципиально. Главное, что они шли на пользу делу.
Однако едва выпадал свободный часок, генерал посвящал его творчеству, изобретательству. Александр Дмитриевич разрабатывает новые лафеты для крепостных орудий, приспособления для их перемещения, взрывобезопасную пороховую мельницу, занимается изысканиями в области металлургии в поисках сплава, оптимального для изготовления орудийных стволов… 
Шефом артиллерии (генерал-фельдцейхмейстером) в те времена был великий князь Михаил Павлович – в честь него и получило название училище. Насколько благожелателен и снисходителен он зарекомендовал себя в быту, настолько жёстко требователен по службе. Подчинённые офицеры боялись его больше, чем старших братьев Николая (будущего императора) и Константина, которые тоже отнюдь не отличались кротким нравом. Так вот, Михаил Павлович высоко ценил генерала Засядко, выделял его, благоволил. Училище и Арсенал стали предметом гордости великого князя. Он также активно поддерживал все начинания активного подчиненного. А это – очень высокая оценка деятельности безродного генерала! 
В 1820 году судьба решила ещё раз испытать отвагу Александра Дмитриевича. В Петербурге случился пожар и огонь угрожал пиротехнической лаборатории и артиллерийскому складу, располагавшимся непосредственно в городе. Жутко представить, что стало бы со столицей, доберись пламя до взрывчатых веществ! Генерал Засядко лично принимал участие в борьбе с пожаром и трагедии удалось избежать во многом его трудами. После этого Александр Дмитриевич добился, чтобы эти взрывоопасные объекты вывели за город. Естественно (инициатива наказуема исполнением!) ему же это поручили осуществить. 
Об отношении сильных мира сего к генералу-изобретателю говорит такой факт. Следственная комиссия по делу 14 декабря 1825 года выявила близость Александра Дмитриевича к мятежникам. Однако фамилия Засядко в «деле» так и не появилась. Табу на неё наложил вроде как сам генерал Иван Паскевич, человек отнюдь не отличавшийся либерализмом. Причина проста: деятельность Засядко имела столь важное значение для армии и страны, что было решено закрыть глаза на его вольнодумство – не отличавшееся, впрочем, радикализмом. Единственное, чем ему это откликнулось – отстранением от преподавательской деятельности во вверенном его попечению училище. 

Начальник штаба артиллерии

Начальником артиллерии (генерал-фельдцейхмейстером), как уже говорилось, в то время был великий князь Михаил Павлович. В 1827 году он назначил генерал-майора Засядко своим начальником штаба. На плечи Александра Дмитриевича легли новые заботы. Он взялся за дело с воодушевлением – как и за любое другое новое дело. Воистину, такой офицер – находка для любого командира!
Засядко срочно начинает перевооружение артиллерийского парка. Научно-технический прогресс набирал обороты, новации всё активнее вторгались в военное дело. На вооружении отечественной артиллерии до тех пор еще стояли знаменитые шуваловские «единороги» - пушки, в момент появления в эпоху Ивана Грозного значительно опережавшие своё время, а теперь безнадежно устаревшие. Именно Александр Дмитриевич отправил их в утиль, заменив на более современные. Параллельно занимался совершенствованием своих ракет. В артиллерийских частях появились штатные ракетные команды. 
И тут – война. Очередная русско-турецкая, 1828-1829 годов. В преддверии войны Александр Дмитриевич добивается того, чтобы на вооружение армии начали поступать изобретенные и усовершенствованные им ракеты. В Петербурге сформирована гвардейская ракетная команда числом около 350 человек. У неё на вооружении имелись все существовавшие виды реактивных снарядов. А также станки для одновременного запуска 36 ракет – вовсе уж фантастика для тех времен!
Генерал Засядко вместе со своим начальником, великим князем Михаилом Павловичем, на протяжении всей кампании находился в Действующей армии. Как известно, война стала успешной для русского оружия, и немалая заслуга в этом Александра Дмитриевича. Он лично командовал действиями осадной артиллерией под Браиловом и Варной. И не просто командовал – самолично обучал офицеров и солдат обращению с ракетами! Именно здесь впервые отечественные боевые ракеты применили на практике, это произошло 4 июня 1828 года. 
Невозможно удержаться от того, чтобы рассказать о малоизвестном факте из истории той войны, который, впрочем, не имеет прямого отношения к нашему рассказу. Великого князя Михаила за взятие крепости Браилов решили наградить орденом Св. Георгия II степени. Однако он счёл для себя неприемлемым его принять, посчитав, что цена этой победы оказалась неоправданно высокой – ведь в результате недостаточно хорошо подготовленного штурма 3 июня погибло 2,5 тысячи его подчиненных. Право же, нечасто встречаются среди военачальников столь щепетильные люди – сколько мы знаем военачальников, которые принимали награды, не вспоминая о том, сколько прервавшихся жизней соотечественников стоит за победами. А вот шпагу с надписью «За храбрость» принял – ибо и в самом деле в тылу не отсиживался. 
Но это – к слову. Вернемся к генералу Засядко. 
Александр Дмитриевич в короткое время налаживает производство боевых ракет в ближайшем тылу Действующей армии, в Тирасполе, что в немалой степени способствует успешным действиям русской артиллерии. Для этого туда направили несколько транспортов с необходимым оборудованием, а также 42 специалиста и 90 опытных рабочих. Впоследствии по просьбе командования Действующей армией для увеличения выпуска ракет в Тирасполь прибыла еще одна группа специалистов. По ходатайству генерала Засядко в преддверии войны были срочно изготовлены прессы и другое оборудование для организации производства ракет на новом месте. Благодаря этим усилиям, счет изготовленных непосредственно в ближайшем тылу ракет шёл на тысячи – и реактивные снаряды тут же поступали на фронт. 
Увеличение в Действующей армии числа ракетных команд требовало упорядочения механизма их снабжения всем необходимым. Опять же по инициативе генерала Засядко для доставки зарядов в район боевых действий формировались так называемые «тюки» – удобные для транспортировки компактно упакованные 22 ракеты с пусковым станком-треногой.
В ходе войны боевые ракеты начали устанавливаться и на судах Черноморского флота и Дунайской флотилии. Здесь они эффективно применялись против турецких кораблей. 
За эту войну нашему герою присвоено звание генерал-лейтенант. Казалось бы, радоваться надо. Однако подводит здоровье – сказывается напряжение, в котором он жил и работал все предшествовавшие годы. Александр Дмитриевич берет длительный отпуск для лечения. А потом вынужден выйти в отставку. В армии он прослужил 37 лет. 

Послесловие

Есть такая притча. У некой жрицы в Древней Греции было два сына. Мать гордилась ими – сильные, красивые, добрые, благородные… В общем, воплощение всего, чем могла гордиться мать в Древней Греции. К тому же они зарекомендовали себя ласковыми и заботливыми сыновьями. Как-то богиня, в храме которой служила жрица, спросила у неё, о чём она мечтает. Женщина ответила, что желает сыновьям высшего счастья, которого только могут сподобится земные юноши по милости богов. Небожительница просьбу выполнила: в ту же ночь они оба умерли во сне – тихо и без боли, в расцвете сил, не познав ни разочарования жизни, ни болезней и старости. Ибо именно так виделось высшее счастье простого человека с точки зрения бессмертных вечно прекрасных богов. 
…Грустным получился финал жизни у Александра Засядко. Выйдя в отставку, он как-то очень быстро физически сдал. Превратился в старика, который с трудом ходил, тяжело опираясь на палку. Он перенёс несколько инсультов. Самый лёгкий шум отзывался в голове дикой болью.
И все же не мог сидеть без дела. Когда болезнь хоть немного отступала, брался за привычное изобретательство. Буквально в год своей кончины Александр Дмитриевич задумал создать самоходный паром, чтобы облегчить переправу через Днепр в районе Порогов. Придумал, да вот только осуществить свой замысел уже не успел. 
Всю жизнь Засядко оставался бессребреником. Век свой доживал в имении жены, ибо так и не нажил богатства на государевой службе. Да и кто из служивых честным ратным трудом обеспечил себе достойную старость на Руси? От трудов праведных не наживешь палат каменных – не зря в народе говорится. Александра Дмитриевича знали и ценили императоры Александр и Николай, великий князь Михаил, генерал-фельдмаршалы Барклай-де-Толли и Паскевич… Но просить что-то для себя вышедший из бедной семьи офицер никогда не умел. Ну а сильные мира сего – когда ж они заботились о верных подчинённых?..
Вот такой грустный конец у этой истории. Смотрим в справочниках. Кто открыл первое в России военное училище? Великий князь Михаил – а Засядко лишь первый его управляющий. И выросшая из него академия позднее именовалась Михайловской. И сегодня что-то не слышно в названии какого-нибудь артиллерийского училища имени Александра Дмитриевича (на всякий случай: знаменитая шахта в Донбассе носит имя другого Засядько, однофамильца, не имевшего отношения к реактивной артиллерии). Благо, хоть кратер на Луне в его честь назвали, да и то на обратной, невидимой с Земли стороне. Символично по-своему… 
А впрочем… Память-то об этом замечательном человеке жива! «Катюши», «Грады», «Ураганы», гранатометы, «безоткатки», ПТУРы, все ракеты, которые срываются с направляющих российского оружия, все они – своеобразный салют этому удивительному человеку. 

Похожие публикации

.

Загадка Андропова: что он готовил для СССР?

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Ориентировка — на добро, или Нравственный компас Юрия Сотника

Игорь ФУНТ