Как разгром «цветного мятежа» сделал Китай великой державой

30 лет назад, 4 июня 1989 года танки Народно-освободительной армии Китая подавили антиправительственные манифестации на площади Тяньаньмень. Китайцы предпочли выдержать кратковременные санкции Запада, но сохранить единство своей элиты и страны в целом. Местная «перестройка» закончилась стратегическим триумфом, в отличии от печального исхода горбачевских реформ для СССР…

Вскоре после смерти в 1976 году основателя коммунистического Китая Мао Цзэдуна, в стране начались серьезные преобразования, проводимые под руководством одного из попавших в «опалу» при «великом кормчем» его соратника – Дэн Сяопина.
Если коротко, речь шла о китайской версии «НЭПа», «новой экономической политики», проводившейся в СССР в 20-е годы, позже свернутой на фоне набиравшей силу успешной государственной индустриализации. Попросту – в прежде монолитную планово-социалистическую экономику внедрялись элементы экономики рыночной, капиталистической. Конечно, при обязательном условии сохранения стратегических производств под контролем государства, продолжавшего оставаться под таким же контролем Коммунистической партии.
Но последнее, как показал и печальный опыт горбачевской «перестройки», и успешный «перестройки» китайской, регулярно провоцирует желание местных «демократов» «порулить» государством самостоятельно, отодвинув от власти прежнюю элиту.
В Советском Союзе олицетворением таких «рулильщиков» стал печально известный первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин. В КНР «демократические реформы» требовали проводить фигуры покрупнее, вплоть до последовательно занимавших посты Генеральных секретарей ЦК КПК Ху Яобана и Чжао Цзыяна сотоварищи. 
Конечно, далеко не факт, что у этих «китайских товарищей», пожелавших стать «господами» действительно получилось бы остаться у власти, а не «быть списанными в утиль», подобно главному «перестроечнику» Горбачеву, который ведь тоже третировал «консерваторов» в ЦК КПСС, защищавших завоевания социализма. 
И главное, добейся китайские радикал-реформаторы своей цели – неизвестно, каким именно Китаем им бы пришлось управлять. Есть очень большое подозрения, что похожим на «осколки» СССР после 91 года, когда даже Россия под руководством недоброй памяти ЕБН стала фактической полуколонией Запада.

***

Но ко второй половине 80-х столь вопиющих примеров последствий развала мощных социалистических государств еще не было, и китайские «радикалы» всеми силами «давили» на «старших товарищей», требуя ускорения реформ. Вплоть до полного отказа от «коммунистических догм» в угоду либерал-рыночному Западу и его политико-экономической системе. 
То, что такие требования выдвигались людьми, формально занимавшими высшие посты в Коммунистической партии, считалось не более, чем «мелкой деталью».
Сам Китай в первое десятилетие рыночных реформ, начатых Дэн Сяопином в 1979 году, тоже не был «гигантским тоталитарным концлагерем», как западная и прозападная пропаганда пытаются представлять социалистические страны. Чем-то недовольные местные жители могли выражать недовольство не только «на кухнях», но и на улицах. Главное, чтобы уличные манифестации происходили в рамках законов и не угрожали стабильности государства. 
Так что недовольные реформами китайцы выходили на протесты как минимум с 1986 года. Другое дело, что протесты эти быстро «локализовывались» властями. Потому что поризводились обычно «кучками» местных «онижедетей» – как правило, студентами местных ВУЗов, во все времена и во всех странах имевших повышенный процент «бунтарей».
Другое дело, что в любой демократической стране агрессивное меньшинство не допускается к политической власти. Хочешь «порулить» – иди на выборы, завоевывай большинство в парламенте, формируй правительство, вот тогда и власть станет твоей. 
А если подавляющее большинство населения твои «единственно спасительные идеи» не поддерживают – значит, не стоит добиваться власти силой. В противном случае, текущая власть применит силу против тебя – для защиты интересов своих же избирателей, подавляющего большинства населения.
Собственно, протесты на площади Тяньаньмень, начавшиеся в апреле 1989 года по случаю смерти от инфаркта бывшего лидера КПК Ху Яобана, «кумира» местных «демократов», не имели даже какой-то внятной единой программы дальнейших действий. Доселе историки и политологи утверждают, что на главной площади Пекина собрались и радикально-рыночные студенты, требовавшие скорейшего слома социализма, и рабочие, и служащие, недовольные издержками уже наступивших рыночных реформ вроде роста коррупции.
В общем, имел место «союз ежа и ужом» – на манер российского несостоявшегося Майдана 2012 года на Болотной площади в Москве. Когда смены власти требовали и радикальные «западники», и якобы «левые», которым с либеральным Западом вроде бы как не по пути. Хотя, глядя на биографии многих таких «левых» (вроде видного «оппа», экс-депутата Думы Ильи Пономарева, сбежавшего, несмотря на свое «левачество» поначалу в США, а затем на бандеровскую Украину), начинаешь очень сомневаться в истинности такой «левизны»…

***

Китайские власти первоначально не применяли против манифестантов каких-либо серьезных мер. Тем более, что сама местная коммунистическая элита оказалась во многом расколотой. Так, в те дни Дэн Сяопину пришлось, заручившись поддержкой большинства коммунистов, фактически отстранить от должности формального генсека ЦК КПУ Чжао Цзыяна, поручив выполнение его обязанностей первому секретарю Шанхайского парткома.
Но «тяньаньменьское болото» не расходилось, втягивая в себя все новые толпы «онижедетей». Поэтому 29 мая 1989 года в Пекине было введено военное положение. Чей статус – во всех без исключения государствах, не исключая и США – автоматически исключает проведение каких-либо массовых акций. 
Как и следовало ожидать, «закусившие удила» «майдауны» закону не подчинились. И спустя неполные 2 недели для их вытеснения с площади власти ввели в столицу танки. 
Конечно, если бы грозные боевые машины действительно использовали все свои тактико-технические возможности, для разгона путчистов им хватило бы от силы несколько часов, если не минут. Но танкисты занимались именно «выдавливанием», с максимально доступной в такой ситуации «вежливостью». Так что даже один-единственный мятежник, ставший на пути танковой колонны, мог замедлить ее ход – его просто не хотели давить гусеницами.
Но вскоре потерявшие терпение «демократы» перешли уже к более радикальным методам «мирного» сопротивления. Боевые машины начали поджигаться, нередко, вместе с выскакивавшими из горящих танков членами экипажа. После этого армия и силы правопорядка «миндальничать» в обеспечении требований соблюдения закона перестали. 

***

До сих пор оценки жертв событий на площади Тяньанмень сильно разнятся. Западные «правозащитники» стенают о «тысячах погибших и десятках тысяч раненых и арестованных». Более вменяемые историки называют цифры на порядок-два меньше.
Но, наверное, дело ведь не в формальном количестве нулей в таких данных. Дело в сути свершившегося и его последствиях.
Последствия каждый может видеть без особых усилий. Хотя бы в любом магазине электроники – при покупке мобильного телефона, стиральной машины, другой бытовой техники, на которой рядом с крупным логотипом популярного западного «бренда» очень часто стоит надпись более мелкими буквами «сделано в КНР».
А более любознательные могут заглянуть в Интернет и узнать, что тамошняя экономика стала уже несколько лет назад «первой экономикой мира», опередив и США, и Евросоюз в целом, не говоря уже об отдельных его членах. И при всем при этом Пекин выступает на политической арене не жалким «сателлитом» Запада, его, пусть не сырьевым, а производственным придатком, но самостоятельным мощным государством, на равных соперничающим даже с «мировым жандармом» – Вашингтоном! 
И все это могущество (о ужас для правоверных либерал-рыночников!) – вопреки наличию в стране фактически однопартийной системы! Хотя формально партий в Китае около 8, но они реально ничего не решают. 

***

Но, может, все эти успехи, как раз не вопреки, а благодаря такому уникальному сочетанию социализма в стратегических сферах и рыночным элементам в сферах остальных? Не потому ли и США исходят ныне дикой злобой, объявляя Китаю одну за другой «торговые войны» – впрочем, без малейшего успеха? Потому что сами со своей «невидимой рукой рынка» не способны достичь такой же скорости экономического роста и экономической стабильности, как КНР со своим «отсталым коммунистическим правлением».
Кстати, даже американские «общечеловеки» были вынуждены свернуть введенные в 1989 году за «подавление демократии» санкции против Китая уже спустя 2-3 года. Что поделаешь, согласно известному афоризму, «нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради прибыли в 300%».
А прибыль размещение западных производств на китайских предприятиях с их дешевой рабочей силой давало колоссальную. Недаром доселе бытует мнение, что себестоимость производимого в «Поднебесной» якобы американского iPhone раз в 10 меньше его цены в магазинах. 
Ну и потом, когда это – что американцев, что прочих «западных гуманистов» – останавливали человеческие жертвы? Если, конечно, эта критика не выгодна западным столицам. Во времена голода в Индии, когда умирали десятки миллионов индийцев? В то время, как Великобритания выкачивала из своих колоний миллиарды фунтов стерлингов для собственной стабильности? В эпоху разгула бесчеловечных «хунт» в Латинской Америке, образца переворота в Чили в 1973 году? 20-ю годами позже, когда танки с «иудами» в офицерской форме по приказу Ельцина расстреливали из крупнокалиберных пушек парламент собственной страны? 
Все это «мелочи», если только служит на пользу «золотому миллиарду» и тамошним элитам. А «записной гуманизм» вытаскивается там из нафталина лишь тогда, когда вынужденная жесткость, применяемая властями той или иной страны в борьбе с путчистами, служит на благо ее собственному населению, а не «общечеловекам».
Увы, эту простую истину, похоже, не до конца осознавали участники того же ГКЧП, «миндальничавшие» с прозападными «агентами влияния» и откровенными наймитами, пока сами не оказались в камерах «Матросской тишины». Чтобы потом по телевизору, спустя два с небольшим года, наблюдать «мастер-класс» по «наведению демократического порядка» со стороны «видного демократа» по версии Запада. И по совместительству – его же «смотрящего» над Россией, Бориса Николаевича.
Известная народная мудрость гласит: на ошибках учатся. Но чужие достижения – еще больший повод для обучения и подражания. О чем стоит помнить и российскому обществу, и потенциальным участникам «цветных мятежей», объективно способствующих передаче нашей Родины под власть ее врагов. 30-я годовщина событий на площади Тяньаньмень – прекрасный пример для такой «учебы».

Похожие публикации

.

Как Горбачев «сдал» Западу Восточную Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как большевики освободили крестьян от средневекового рабства

Юрий НОСОВСКИЙ