Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

75 лет назад, 6 июня 1944 года началась операция «Оверлорд» – высадка войск союзников в Нормандии. Официально – чтобы открытием «второго фронта» помочь Советскому Союз быстрее разбить Гитлера. Неофициально – чтобы помешать вынесшему все основные тяготы войны советскому государству установить контроль над большей частью Европы, освобождаемой от фашистской оккупации.

Сама операция действительно была довольно тщательно подготовлена. Кстати говоря, и при помощи советской стороны тоже, когда немцам подбрасывалась дезинформация о возможной высадке летом 1944 года советских и британских войск в захваченной гитлеровцами Норвегии. 
В самой Франции немцы догадывались о возможности атаки англо-американских войск, для противодействия ей строя свой «Атлантический вал», почти сплошную полосу мощных прибрежных укреплений. 
Но, во-первых, действительно сплошной и одинаково труднопреодолимой эта полоса так и не стала – у «бошей» просто не хватило на это времени и средств. А во-вторых, союзники еще до начала массовой высадки десанта с кораблей выбросили в ближнем тылу немцев 3 дивизии парашютистов, поддержавших в «день Д» фронтальную атаку с моря своих коллег-пехотинцев. 

Сыграла важную роль и уже упоминавшаяся выше успешная дезинформация немецкой разведки, ожидавшей десанта близ Кале, наиболее близкого к английскому побережью участка французской территории. Но союзники высадились западнее – в Нормандии. Чуть дальше, но, в целом, их все равно могла поддерживать авиация с британских аэродромов. И главное – оккупанты их там почти не ждали.
Основной же причиной успеха операции «Оверлорд» стало гигантское преимущество союзников в живой силе и технике. Личного состава в первые недели высадки насчитывалось почти полтора миллиона бойцов, позже их количество было доведено почти до 3 миллионов. Немецкие же дивизии близ места высадки насчитывали всего 385 тысяч человек, оставшиеся оккупационные силы под миллион «штыков» были «распорошены» по всей достаточно обширной французской территории.
Весьма значительным было преимущество наступавших и в авиации – называются цифры вплоть до 10 тысяч англо-американских боевых самолетов против чуть более 2 тысяч немецких. При том, что последние были опять же «размазаны» по всей Франции, а не базировались вблизи Нормандии.

***

Отдельные историки всерьез рассуждают и о возможном «саботаже» в рядах немецких военачальников. При этом называют, в частности, фамилию Эрвина Роммеля, знаменитого гитлеровского маршала, получившего прозвище «Лис пустыни» за успешные операции против англичан в Северной Африке. 6 июня, в критический для немцев «день Д», он почему-то оказался не на месте службы командующего дислоцированной во Франции группы армий «Б», а в Берлине. 
С учетом того, что этот полководец был связан с «заговором генералов» против Гитлера, разгромленным после неудачного покушения на фюрера летом 44-го года, эта «командировка» выглядит как-то не очень случайной. 
Вроде такой же забывчивости командующего Западным военным округом СССР генерала Павлова, «случайно» отсрочившего на 2 недели обычный для его округа плановый перевод в начале июня большей части войск и авиационных частей в полевые лагеря и аэродромы. Что очень помогло Вермахту нанести нашим бойцам катастрофические потери уже 22 июня 1941 года.
И часть немецких военачальников тоже к 44 году пытались устранить Гитлера от власти и заключить сепаратный мир с Лондоном и Вашингтоном. Помнили ведь, что те видели основную задачу Германии в «крестовом походе против большевизма» и были готовы «покаяться» за слишком уж большие «аппетиты» взбесившегося фюрера по завоеванию мира в целом. 
Но заговор против бесноватого вождя Третьего Рейха провалился лишь 20 июля 1944 года. А до этой даты, с последующей «зачисткой» гестапо заговорщиков в крупных чинах, эти самые заговорщики руководили в том числе и обороной захваченной Франции. А потому и выполняли свои служебные обязанности без особого «огонька», что во многом предопределило первоначальные успехи англо-американских частей.

***

Кстати, воевали последние, мягко говоря, не ахти. Несмотря на «напичканность» своих подразделений военной техникой и бесперебойное снабжением горючим, боеприпасами и продовольствием.
Либеральные «кликуши» постоянно любят спекулировать на теме «запредельных потерь советских войск» пусть даже в победных сражениях Великой Отечественной. Дескать, «сталинские маршалы закидывали вражеские окопы трупами наших бойцов».
На самом деле, соотношений советских и немецких потерь 32/10 наблюдалось лишь в первые, самые трагичные для Красной Армии месяцы войны. А к 1944 году этот «индекс» стал 10/13 – но уже в нашу пользу.
Между тем, потери немецких войск после открытия «Второго фронта» во Франции составили в целом 540 тысяч человек. А вот союзников – 1,3 миллиона! Да, конечно, с точки зрения формальных представлений о военной тактике, потери наступающей стороны могут превышать таковые у обороняющихся до 3 раз. 
Но ведь советские «сталинские маршалы» при приписываемом им «безразличии к жизням своих бойцов» как-то умудрялись добиваться вражеских потерь больше, чем у себя! При том, что с 43 года Красная Армия вела практически постоянное наступление, лишь изредка сменявшееся позиционным противостоянием. 
К примеру, в ходе Белорусской наступательной операции («Багратион»), начавшейся спустя 17 дней после высадки в Нормандии, потери гитлеровцев составили 400 тысяч человек только убитыми, плюс 150 тысяч ранеными и столько же пленными. Наши бойцы потеряли убитыми 178 тысяч человек, правда, при этом и больше полумиллиона ранеными тоже.
Так что «закидывали трупами» своих «джи-ай» и «томми» немецкие окопы как раз хваленые американские и британские военачальники вроде Эйзенхауэра и Монтгомери. Но, понятно, что их потомкам в западном «истеблишменте» (вкупе с их наймитами из российской «пятой колонны») куда приятнее «валить с больной головы на здоровую», обвиняя в собственном головотяпстве советское командование.
И это ведь при том, что во Франции Вермахт держал едва ли не «пенсионеров и инвалидов», которых не решался посылать в бой на Восточном фронте против СССР, во избежание их бессмысленной гибели без нанесения противнику сколь-нибудь значимого ущерба. Но и против такой «пенсионно-инвалидной команды» наши якобы «выигравшие Вторую Мировую» союзнички оказались не в лучшем свете в плане своих боевых качеств и полководческих талантов.
Как именно они в действительности «выиграли войну», видно даже из приведенного парой абзацев выше примера с операцией «Багратион». Где нанесенные гитлеровцам потери (и это за чуть больше двух месяцев сражения) превысили в добрых полтора раза таковые от действий союзников за все время существования «Второго Фронта» во Франции.

***

На таком фоне «героическая борьба за освобождение Европы» с западной стороны живо напоминает то, что в футболе называют «договорняком». То есть матчем, в котором команды договорились «играть на публику» с заранее известным результатом игры. 
И правда, когда относительно рационально мыслящая верхушка Третьего Рейха поняла, что война проиграна, начались поиски выбора «наименьшего зла» с вариантом капитуляции, или даже заключения минимально почетного мира. Большевиков германская капиталистическая элита боялась «до чертиков», а вот западных либералов не без основания считала «почти своими». 
Что, в общем, и показали послевоенные годы. Когда, малость покочевряжившись с выполнением пунктов так официально и не принятого «плана Моргентау» (по развалу немецкой промышленности  и превращению Германии в «великую аграрную державу» образца современной Украины), ФРГ стала верным союзником НАТО в его «священной войне» (пусть, к счастью, и «холодной») против СССР и его друзей. 
Так что немецкие части особо англичанам и американцам и не сопротивлялись. А что последние все же несли немалые потери – ну, так не могли же как-никак профессиональные (в отличии от своих противников) генералы Вермахта просто тупо поднимать руки вверх. Их бы просто не поняли – не только в Берлине, но и собственные подчиненные, чьи мозги во многом были «промыты» геббельсовской пропагандой. 
Посему немецким войскам приходилось воевать, хоть и без особых полководческих изысков. Кто же виноват, что против них стояли столь профнепригодные (чтобы не сказать в духе покойного Задорнова – «ну ту-упые!») горе-полководцы, умудрявшиеся класть своих солдат почти в 2,5 раза больше, чем немецких.

***

А у союзничков, понятно, тоже был собственный интерес. Который, по большому счету, с конца 30-х годов, когда западные столицы буквально «натравливали» Гитлера уничтожить СССР, стратегически не изменился. 
Просто с началом Великой Отечественной и предшествующим захватом Гитлером почти всей Европы, эта линия несколько изменилась. Западные плутократии решили малость помочь Советскому Союзу, но так, чтобы он, даже в случае победы над Германией, вышел из войны настолько ослабленным, что стал бы легкой жертвой этих «властелинов мира». А еще лучше – если бы с Гитлером возникла «патовая ситуация», то есть развитие «вечной войны», истощающей все силы противников.  
Однако после успешной битвы под Сталинградом, Курской дуги, освобождения Украины и Крыма, на Западе поняли, что СССР с каждым годом становится все более крепким. И что он может не просто уничтожить Гитлера самостоятельно, но после победы все равно останется мощной военной сверхдержавой. 
Вот тогда в умах западных олигархов и их ставленников во власти и возникли планы «сорвать банкет Советской Армии». Вроде бы помочь ей открытием «Второго Фронта», но при этом занять побольше захваченных Гитлером европейских территорий. 
Увы, руководству СССР приходилось с такими планами считаться. А то ведь действительно вариант «сепаратного мира» Берлина с Западом, столь блестяще показанный в культовом сериале «17 мгновений весны», мог стать реальностью. Вплоть до того, что бывшие «союзнички» по антигитлеровской коалиции стали бы плечом к плечу с бывшими врагами против Красной Армии. 
Правда, при этом Москве удалось добиться и немалых уступок. В частности, открытия «Второго фронта» не на Балканах, как этого хотел Черчилль, что могло бы помешать нашему послевоенному контролю даже над Восточной Европой. Этот «фронт» был открыт во Франции, что, в общем, и определило послевоенную европейскую политическую карту. На которой сфера влияния Советского Союза стала самой значительной за всю российскую историю! 

***

По большому счету, этот непреложный факт отлично сознают и в западных элитах. Отчего и пытались начать празднование некой «своей победы над Гитлером» еще в ходе скандального подписания капитуляции Германии 8 мая – без советских полномочных представителей. 
Ну а спустя три четверти века мощная западная пропагандистская индустрия пытается вообще вычеркнуть подвиг советских солдат в победе над фашизмом. В качестве же «замены» как раз и используется чаще всего «Второй фронт» во Франции, начавшийся с операции «Оверлорд» в Нормандии. 
В этом году, как известно, потомки наших «союзничков» вообще «пробили дно», не пригласив на юбилейные торжества лидера Российской Федерации. Который, впрочем, справедливо отнесся к этому очень спокойно. Действительно, как говорят на Востоке, «собака лает – караван идет».
Если населению западных стран внушается абсолютно абсурдная мысль, что это их предки победили Гитлера, а СССР – так, на подхвате стоял, это, по большому счету, только нам на пользу. Недооценка вероятного противника – первый шаг к поражению, об этом учат на первом курсе даже обычных военных училищ, не говоря уже об Академиях Генштаба.
Так что пусть себе празднуют собственную «великую победу» над фашизмом, если так хочется верить в собственную «непреодолимую мощь». Россияне – люди простые, им, в общем, все равно, в какие «одежки» рядятся их враги. 
Хоть откровенных «отморозков», хотящих превратить нас в своих рабов, хоть очень положительно-гуманистических «общечеловеков», мечтающих сделать богатства России «мировым достоянием», а саму Россию – ареной «победивших либеральных (и прочих толерастических) ценностей». Финал у этих «мечтателей» будет один – за подробностями пусть обращаются в ад, к духу Гитлера и его камарильи…

Похожие публикации

.

Как Горбачев «сдал» Западу Восточную Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как большевики освободили крестьян от средневекового рабства

Юрий НОСОВСКИЙ