У храмов святителя Николая. Часть I

42 5 Юрий ПОГОДА (Украина) - 26 июня 2017 A A+

Часть I. ВЕЖЛИВОЕ ПОХИЩЕНИЕ

Оживление необычайное царило в этот майский день в Бари, самом восточном из континентальных портов нарождающейся Светлейшей Генуэзской республики - Республики Святого Георгия. Сначала это было вызвано появлением, ввечеру, на горизонте вымпелов и парусов купеческой флотилии, много недель тому назад отплывшей в берегам Анатолии и далее, вдоль палестинского побережья, к Александрии Египетской. Долог был её путь, изобиловавший трудностями и суровыми испытаниями, но благополучен: не потеряв ни одного из своих кораблей, купцы-мореходы не только успешно выдержали их, но и опередили своих соседей – опытных торговых «гостей» из Светлейшей Республики Венеции - Республики Святого Марка - тем же почти путём ушедших в плавание, и едва ли не одновременно с ними. 

Богато нагруженными оказались трюмы судов возвратившихся барийских негоциантов. Были здесь драгоценные золото, серебро и украшения; тучное зёрно пшеницы и сарацинское пшено – рис; ароматные вина и сладости; тонкие благовония и священное миро. Многое вызывало удивление, и даже изумление по мере разгрузки утроб торговых галер; но восторг достиг своего немыслимого крещендо тогда, когда по всему городу разнеслась весть о том, что купцы привезли именно то, чему и цены-то никакой составить было нельзя – мощи самого святого Николая, утешника и защитника бедных, могучего покровителя всех моряков. 

Мореходы в который раз рассказывали, как это случилось. Вначале они нашли Миры в состоянии ограбления кочевниками, и потому проплыли мимо. На обратном пути увидели, что племена сельджуков ушли, видимо, отягощённые добычей, к своим стоянкам. Причалив к берегу, барийцы, дабы осмотреться и разузнать обстановку, послали двоих своих разведчиков. Те донесли: всё вокруг тихо, а в церкви, где находятся мощи, пребывают только четверых иноков. Затем отряд, численностью в 47 вооружённых человек, отправился туда, в храм святителя Николая. Монахи-сторожа, худого не подозревая, указали им помост, под которым была скрыта гробница святого. Барийцы поведали монахам, не таясь, цель своего визита, и предложили им, в качестве выкупа, огромную сумму - 300 золотых монет. Те гневно отказались от денег и даже попытались оповестить жителей Мир об угрожавшем им несчастье, однако были связаны и взяты под стражу. 

Церковный помост тем временем разбили. Под ним действительно стояла гробница с мощами; саркофаг, наполненный святым миром, испускал дивное благоухание; ошибиться было невозможно. Сколь не требовала тогда обстановка действий решительных и скорых, пресвитеры Лупп и Дрого, пребывавшие в упомянутом отряде, совершили литию. И лишь после этого благочестивому юноше по имени Матфей доверили извлечь мощи Святителя из переполненного миром саркофага. Ковчега похитители не имели. Святые мощи были уложены пресвитером Дрого в его верхнюю одежду и бережно перенесены на корабль. Монахов освободили; они тотчас сообщили городу печальную весть о постигшем их несчастье. Народ повалил к берегу, но было уже поздно. Суда барийцев стояли готовыми к отплытию, вооружённая охрана демонстрировала волю отразить любой отпор. Объяснив свой поступок желанием спасти святые мощи от поругания варварами, «младогенуэзцы» отдали жителям Мир всё те же 300 золотых монет (в «утешение»), и скоро паруса их судов растаяли в морской дали…

Случилось это будто бы 20 апреля 1087 года. Далее источники расходятся в датировке: то ли 6-го, то ли 8 мая (а есть данные, что и гораздо позже – вплоть до 20-х чисел этого месяца) корабли прибыли в Бари. Мощи святителя Николая торжественно перенесли в церковь святого Стефана Первомученика (в иных документах – Иоанна Предтечи), неподалеку от моря находившуюся. «Торжество перенесения святыни сопровождалось многочисленными чудотворными исцелениями больных, что возбуждало ещё большее благоговение к великому угоднику Божию», - сообщает источник. Год спустя во имя святителя Николая в Бари была возведена новая церковь; её освятил самолично только что получивший тиару, Кольцо рыбака и пасторский жезл Урбан II: хронологически десятый римский папа, после разделения церкви на западную и восточную, произошедший за 33 года до описываемых событий. 

2. Перенесение мощей св Николая в Бари_Русская икона.jpg

Перенесение мощей святителя Николая в Бари. Русская икона.

В какой-то мере реванш был взят венецианцами 10 лет спустя, во время Первого крестового похода, вдохновлённого всё тем же Урбаном II: жители Мир бережно собрали мелкие фрагменты мощей святителя Николая, ранее, в в спешке, оставленные барийцами в саркофаге, и спрятали глубоко в земле под алтарём. Под пытками («рыцари» на этот счёт не церемонились) они были выданы крестоносцам, и доставлены ними в Венецию. 

Как бы загодя, ещё в 1044 году (то есть за полвека почти до описываемых событий) в Венеции была построена церковь, якобы освящённая ещё тогда в честь святого Николая, в которой они и были положены. Но год спустя на острове, в Средневековье известном как остров святого Николая, а сейчас – как остров Лидо, для сохранения его останков было создано особое бенедиктинское аббатство и возведена церковь Сан-Никколо, где они и упокоились. Святитель Николай стал, вместе с апостолом Марком и Феодором Стратилатом, святым покровителем Венеции. 

3. Галера в Венецианской лагуне. Гравюра из манускрипта Брейденбаха.jpg

Галера в Венецианской лагуне. Гравюра из манускрипта Брейденбаха. 

Это новое ограбление Мир Ликийских произошло 30 мая 1096 года (май, как видим, преисполнен днями памяти Святителя); сам же драгоценный груз был доставлен в Венецию 6 декабря того же года (что вполне совпадает с нашим праздником «Николы зимнего»). Столь долгий путь объясняется тем, что шли крестоносцы дорогой пешею, да к тому же и кружной: прежде, чем попасть в Венецию, они побывали в Иерусалиме, и в других святых местах. А проделали они, мощи, этот маршрут, что любопытно по совпадению, тоже не в раке, а в мантии епископа Энрико Контарини, участника Первого крестового похода. 

Ещё одна важная деталь: во гробе Святителя венецианцами была обнаружена пальмовая ветвь, привезенная ним некогда из Иерусалима. Явленная на свет Божий, она, имеющая возраст более семи столетий, дала побеги; её, как неоспоримое свидетельство силы Господней, венецианцы тоже забрали к себе домой. Ними также были увезены мощи святого Николая – дяди Святителя, и святого Фёодора Стратилата, почитаемого покровителем христианского воинства. Мощи последнего из них были положены в храме Христа Спасителя в Венеции; память его в Православной церкви совершается 8 (21) февраля и 8 (21) июня, в Католической церкви - 7 февраля.

4. Празднества венецианцев в день переноса мощей св. Николая. Художник Гвидо Рени 1575___1642, Лувр.jpg

Празднества венецианцев в день переноса мощей св. Николая.
Художник Гвидо Рени 1575—1642, Лувр.

Однако и им, венецианцам, не удалось (будто бы) собрать все частицы святых мощей: в Анталийском музее (Турция) вам могут и сейчас показать своего рода ковчежец с «реликвиями святого Николая», как они здесь называются. Впрочем, если неугомонным барийцам и пизанцам удалось научно доказать тождественность мощей, хранимых ныне в храмах святителя Николая Чудотворца в Бари (Basilica di San Nicola) и в церкви Сан Никколо на острове Лидо (chiesa San Niccolo a Lido), то турки здесь особо не заморачиваются, действуя по известному выражению «верьте нам, люди». Или не верьте, как вам будет угодно.

5. Реликвии св Николая_Анталийский музей.jpg

«Реликвии св Николая». Анталийский музей.

***
Как относится к тому, что мощи святого Николая были, фактически, похищены из храма в Мирах, где они нашли своё первое упокоение? Только положительно. В «Слове о перенесении мощей святителя Николая», помещённом в качестве приложения к «Истории Русской Церкви» митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова), дивным словом древнего сказителя так говорено о сём: «Тогда же и Мирскый град Люкия пуста сътворися, в немже лежаше тело святаго Николы, тело драгое, тело всечестьное, тело чюдеса дея дивная и преславная….<…> [Но] не можаше бо претзрети угодника Своего Господь наш Иисус Христос на пусте месте лежаща мощем и ни от кого же славимом…». 

Да и не сами барийцы вознамерились на это дело великое – перевезти к себе мощи Святителя, а по вещему сну, виденному благочестивым человеком. «Сему святый Никола явися, глаголя: "Иди, рцы людем сим и всему събору церковному, яко да шедше възмуть мя от Мирска града Ликиа и зде положать мя. Не могу тамо пребывати на пусте месте, и Богу тако изволъшю". И тако рек, отъиде. Утру же бывшю, абие въстав прозвитер и поведа всем людем бывшее ему от святаго. Они же слышавше, възрадовашася радостию великою и глаголаху: "Днесь възвеличил есть Господь милость Свою на людех Своих и на граде нашем, яко сподобил ны есть приати святаго угодника и святителя Николу". И ту тако нарядиша мужа говейны, боящася Бога, в трех кораблех послаша по святаго…» 

Явственным образом было дано понять им, барийцам, что дело они сотворили преблагое: «…колико сьтвори чудес святый Николае, дошед града Барска. В неделю бо вечер приде, и заоутра в понедельник исцели 40 и 7 больных различными недугы и болезньми: иныглавою, другыя очима, другыя сердцем и чревною болезнию или всем телом, и стражющих от дух нечистых. А в 3 день, в вторник, исцели 20 и 2 больных; а в среду исцели 20 и 9 болящих; в четверг же заутра рано исцели юношу глуха и нема суща, имуща уже 5 лет в недузе том. И посем явися святый Николае некоемоу черноризцю духовну, глаголя тако: "Яко волею Божиею приидох к вам в страну сию в день суботный"». 

Данный источник называет свою дату, когда забран был бесценный дар из Мир Ликийских («И отьидоша от града Мирьска месяца апреля в 11 день…» (новая, как видим, дата), но отнюдь не противоречит другим данным: «доидоша Бара града месяца маиа в 9 день, а в день недельный, а в годину вечернюю...» (и точно, день был воскресный). 

***

Встреча была пышная и многолюдная, очень радостная: «Видевше же баряне, яко придоша от Мир с мощми святаго Николы, и събрашася, и изыдоша вси граждане в стретение ему, мужи и жены от мала и до велика, с свещами и с темьяном, и прияша и с радостию и великою честию, и положиша и в церкви святаго Иоанна Предтеча при мори…» 

Позже – «в третее лето принесениа его от Мир» - мощи святого Николая были перенсены в новопостроенную церковь: «И приидоша и взяша мощи святаго, и вложиша я в раку сребреную, и вземше и епископы с вельможами их, и несоша и в новую великую церковь его и положиша и под олтарем в скровене месте, месяца септевриа в 29 день (здесь и далее выделение наше, - прим. автора). Перенесоша же ветхый гроб его, в немже бе перенесен от Мир, и поставиша и в церкви, и положиша же кости руку его от мощий его, мног народ людии, приходяще, покланяхуся и целоваху мощи его и ракоу святаго. Римьский же папеж Герман, и епископи вси, и гражане вси, и людие вси праздник сътвориша в тот день и похвалоу, юже творят в той день святому людие вси и до сего дни. Яша же, и пиша , и веселишася в тот день, и многа даяния даяше убогим, и тако отьидоша в домы своя с миром хваляще и славяще Бога и святаго преподобнаго угодника его Николу».

Следует отметить, что «Николу вешнего» (официально – «перенесение мощей святителя Николая») во всём христианском мире празднуют только в итальянском Бари – и ещё в России; в первом случае вроде помнят ещё и 29 день месяца септевриа», когда положены они были в специально построенном храме Basilica di San Nicola, после того многократно достраиваемом и перестраиваемом. Более нигде, хотя часовен, базилик, кирх и т.д. построено ему было множество: достаточно сказать, что в том самом памятном 1087-м монастырь святого Николая в был учреждён в Эксетере, главном городе английского графства Девоншир, стоящем на судоходной реке Экс: бритты, тоже изрядные мореходы, также хотели иметь своего покровителя на необозримых водных пространствах. Всего же в период с 1066 года по настоящее время только в Британии в честь святого Николая были освящены двадцать четыре монастыря (чему весьма способствовали завоеватели-норманны, принимавшие православие и заинтересованные в том, чтобы иметь такого мощного покровителя на морях). Источник прямо указывает на это: «особенно часто посвящались ему храмы, построенные знатными выходцами из Нормандии в Норидже, Ярмуте, Сассексе, Уорвикшире…» 

Но на Руси Великой (и Малой, и Белой, и Червонной тож) почитание святого Николая – единственного святого, удостоившегося проименования Великого (в оригинале – «преизрядного») Угодника Божия, достигло почитания поистине небываемого: 29 июля (11 августа) празднуется его рождество; 6 (19) декабря - день преставления; 9 (22) мая – день прибытия мощей в город Бари; в нынешнем году, помимо этого, будет отмечено 30-летие включения его памяти в Собор Тульских святых, а празднование этому Собору совершается 22 сентября (5 октября). Помимо этого есть праздники в честь чудотворных икон Святителя, которых сложилось довольно много. А кроме того ему, святому Николаю, принадлежит каждый будничный четверг. Отчего так? 

***
Почитание святителя Николая самым удивительным образом сложилось на Руси быстрое, и повсеместное. Господь был распят лицом на Север. Русь, что общеизвестно, является уделом Пресвятой Богородицы. А святой Николай был на обыденном уровне понимаем как третье лицо Святой Троицы (отчего некоторые иконы и сейчас собираются именно в таком составе). 

6. Три иконы, образующие Троицу_современная подборка.jpg

Три иконы, образующие «Троицу». Современная подборка.

Опять-таки не лишено известного любопытства и то обстоятельство, что «греки» не празднуют Николу вешнего – ибо потеря его мощей была серьёзным уроном для Византийской империи. Но Русь, всячески зависимая в то время в церковном отношении от Царьграда, уже имела свой взгляд на это: празднование памяти перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бари, по мнению архиепископа Черниговского Филарета, было установлено в 1091 году; по мысли митрополита Московского и Коломенского Макария – ещё раньше, во времена митрополита Киевского Иоанна II (на кафедре в 1077-1089 годах); по рассуждению нашего современника протоиерея Николая Погребняка – что идёт оно от святителя Ефрема, с (около) 1098 года; по мнению историка Д.Г. Хрусталёва, из нынешних, на Руси этот праздник появился в 1092 году. Даты близкие, особенно если смотреть на них с такого большого расстояния - от наших дней.

То есть прошло не более пяти, максимум десяти лет, как событие перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бари стало широко отмечаться на просторах всей Руси – что достаточно удивительно как по скорости распространения данного явления, так и по глубине его осмысления; а ведь помимо зависимости от византийской церкви, Русь была, помимо того, тесно связана с престолом императоров Восточной Римской империи и узами освященных браков. В данном периоде Русью правили великие князья Всеволод I Ярославич (1078-1093), а затем Святополк II Изяславич (1093-1113); первою женою первого из них была Ирина, дочь византийского императора Константина IX Мономаха, первою женою второго - Варвара, дочь императора Алексея I Комнина. «Точно известно о греческом происхождении только одной из названных памятей - Преставления святого Николая, - сообщает источник. - В Византии была составлена и служба на этот праздник. Остальные пять праздников (вероятно, все) принадлежат Русской церкви, и гимнографию к ним составляли русские песнотворцы. Вторую группу составляют праздники в честь чудотворных икон Святителя, которых сложилось довольно много. Память его чествуется также еженедельно, каждый четверг, особыми песнопениями». 

Таким образом, наши мудрые предки (несмотря на «зависимость») имели, подчеркнём это, собственное представление о природе важных вещей, суждение о них, и своё отношение к ним. 

***

Действительно: в указанное время на престоле византийских императоров последовательно пребывали Михаил VII Дука по прозванию «Парапинак» (прозвище уничижительное, так называлась мера зерна; правил в 1071-1078 годах; ярким «достижением» этого правления, помимо обнищания страны, стало то, что значительной частью византийской Анатолии овладели уже упоминавшиеся нами турки-сельджуки), и сменивший его Никифор III Вотаниат, правивший в 1078-1081 годах. Будучи в летах преклонных, этот последний женился на красавице Марии Аланской, жене свергнутого и заточённого ним в монастырь предшественника, за что был предан анафеме папой Григорием VII. В империи плодились, как грибы поганые, самозванцы, а василевс предавался сугубо делам матримониальным, доверив борьбу с мятежниками полководцу Алексею Комнину (который в итоге сам поднял мятеж против императора и сам стал василевсом под именем Алексея I Комнина (правил в 1081-1118 годах). 

Эта династия Комнинов занимала потом императорский трон более ста лет. Началось т.н. Комниновское возрождение, знаменовавшееся ростом военной и экономической мощи Византии – и в то же время происходило усиление роли соседних итальянских республик (Генуэзской, Венецианской). Вся Греция и почти все Балканы были отвоёваны и закреплены за Царьградом (называясь римлянами, ромеями, византийцы говорили, тем не менее, на греческом языке, отчего и в нашей традиции вера именуется «греческой», и даже говорится о том, что мы её «от греков получили»). Византии же надёжно, вплоть до распада Византийской империи в 1204 году под ударами участников Четвёртого крестового похода на несколько государств, удалось получить контроль над южной Анатолией (и Мирами Ликийскими тоже), и половиной Палестины, включая Антиохию, а также островами, в том числе Кипром и Критом. 

Но как разрослось могущество итальянских республик, особенно Генуэзской! Территории её широко раскинулись потом в Средиземноморье от всё той же Палестины до Гибралтара, от Нила, «пятнами» покрывая всё северное побережье Африки, до Фландрии и Ла Рошели в (ныне) Новой Аквитании на Атлантическом побережье, а также и Причерноморье (крымские владения, в числе которых стоит упомянуть Генуэзскую крепость в древней русской Сугдее), Тане (в районе современного города Азова Ростовской области РФ), Трапезунде (сейчас Турция), и т.д. Моля о заступничестве святого Николая, отважные генуэцы смело пускались в дальние плавания, и получали, несомненно, эту помощь. Ибо велик есть по своим возможностям этот угодник Божий!

***

Следует отметить, что и в самом Бари на момент перенесения сюда мощей святого Николая обстановка была далеко не простой. Ранее это была тоже территория Византийской империи – как и Миры Ликийские. Но распри, царившие тогда близ престола василевсов, так ослабили государство, что враги почти безнаказанно терзали юго-восточные его окраины. Поэтому, если зреть в корень, никакого «ограбления», в сущности, и не было: просто одни (если брать исторически) византийцы, находящиеся на подъёме своей государственности, забрали их у других византийцев, у которых сия государственность пришла в упадок, и грозила, по большому счёту, вообще сойти на нет (что и произошло в действительности 366 лет спустя). 

Применительно к теме нашего разговора следует отметить, что угрозы именно Мирам Ликийским ярко реализовалась впервые в 792 году, т.е. без малого за триста лет до описываемых событий, когда калиф, точнее - халиф Аббасидского халифата (самый высокий титул у мусульман), ещё точнее – халиф амир-аль-муминин, что означает соединение политической власти с духовной, по имени Харун-ар-Рашид, хорошо известный нам по «Сказкам тысячи и одной ночи», послал начальника своего флота Хумейда опустошить остров Родос. В точности исполнив приказание своего повелителя, разграбив остров подчистую, Хумейд то ли по приказу повелителя, то ли по своей инициативе, отправился в Миры Ликийские с чётким намерением взломать и разграбить гробницу святителя Николая. Однако вместо неё он уничтожил другую, находившуюся рядом. Небесное наказание за святотатство последовало незамедлительно: на море поднялась страшная буря и почти все суда Хумейда были разбиты. 

Гораздо более опасной, поскольку она была «системной», стала угроза с северо-востока, последовавшая от вторжения в Малую Азию хазарских турок (турков-сельджуков). В главном городе Каппадокии, Кесарии, турки ограбили главную святыню города – церковь Василия Великого, где хранились мощи святого. 

На отторгнутых у Византии землях возник в 1077 году т.н. Конийский султанат со столицей, первоначально, в городе Никее, так много значащем для христиан, как место проведения первого Вселенского собора. Позже, в начале XIV века, халифат падёт под ударами монголов, ослабленный к тому же внутренними распрями, «рассыплется» на ряд мелких феодальных владений – бейликов; из одного такого, Османского, названного по имени правящей династии, вырастет затем одноименная Османская империя, окончательно погубившая в 1453 году Византию. Это, конечно, несколько иная история, но начиналась она именно тогда, в конце XI столетия, во времена правившего византийского василевса Михаила Михаила VII Дуки «Парапинака», о чём писал местный хронист: «При этом императоре весь мир, земной и морской, был захвачен нечестивыми варварами, разрушен и лишился населения, ибо все христиане были ими убиты, и все дома и деревни Востока с их церквями были разорены, полностью разрушены и превращены в ничто». 

Хуже того: при всём несовершенстве и отдалённости коммуникаций того времени нападения хазарских турков-сельджуков как бы координировались, совпадая с завоевательными войнами норманнов, ведшимися на Апеннинском полуострове отрядами Роберта Гвискара, захватившими Салерно, Амальфи и другие города западного побережья; вытеснение византийцев из Италии заняло ещё тринадцать лет и завершилось 16 апреля 1071 года взятием последнего оплота Византии в Италии – интересующего нас в данном случае города Бари. Конечно, это были уже далеко не те бородатые язычники, приплывавшие с дикого севера и наводившие ужас на Европу с конца VIII и вплоть до середины XI веков. Проявив отмеченную историками «склонность к смешиванию с чужеродным населением», они принимали христианское вероисповедание (что не мешало им, допустим, «пленять» римских пап - как это было, к примеру, после разгрома папской армии при Чивитате (18 июня 1053 года), и взятия под арест папы Льва IX), и почётные звания: Гвискар (прозвище; означает, в переводе со старофранцузского, хитрец), сын Танкреда Отвиля, носил титул герцога Апулии, Калабрии и Сицилии. Ни то, ни другое отнюдь не воспрепятствовало ему три года держать в осаде крепость Бари, грабить округи и топить корабли византийцев, пытавшихся пробиться с грузом продовольствия к свои единоверцам. И даже не менять «государственного строя»: Генуэзская республика таковой и осталась вплоть до 1797 года, пока эту «тему» не закрыл окончательно Наполеон Боннапарт, с Венецианской было поступлено аналогично. 

Иной вопрос, что мощи святителя Николая вывозили из Мир Ликийских в Бари, строго говоря, уже не византийцы (каковыми барийцы были ещё 16 лет тому назад, до завоевания норманнами), а уже католики, формально подчинённые римскому папе. Впрочем, противоречия, возникшие после разделения церквей на «западную» и «восточную», состоявшегося в 1054 году, ещё не достигли такого накала, как четыре столетия спустя – когда в Константинополе вопрос «папская тиара» либо «чалма» был решён в пользу последней…

***
Самим же плохим было то, что тогда, к 1087 году, крайне оскудела вера на окраинах Византийской империи. Богослужения в храме святого Николая в Мирах Ликийских осуществлялись от силы раз в месяц. Тем не менее, эта вера христианская не угасла совсем, ибо по-прежнему «к его гробу притекали люди со всех концов земли, ища исцеление своим болезням и получая его», - писал в своём «Житии святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мирликийского» епископ Русской православной церкви, митрополит, духовный писатель, агиограф, проповедник и педагог первой половины XVII века святитель Димитрий Ростовский. «Ибо святитель не только при своей жизни, но и после своего преставления вооружался на бесов и побеждал их, как побеждает и ныне», - писал он. 

В этом «Житии…» святитель Димитрий Ростовский приводит, в частности, следующий яркий эпизод. «Некоторые богобоязненные мужи, - пишет он, - жившие при устье реки Танаиса (то есть Дона, текущего в пределах Российских, - прим. автора), слыша о мироточивых и целебных мощах святителя Христова Николая, почивающих в Мирах Ликийских, задумали плыть туда морем на поклонение мощам. Но лукавый бес, некогда изгнанный святителем Николаем из капища Артемиды, видя, что корабль готовится плыть к сему великому отцу, и гневаясь на святителя за разрушение капища и за свое изгнание, замыслил воспрепятствовать этим мужам совершить намеченный путь и тем лишить их святыни. Он обратился в женщину, несущую сосуд, наполненный елеем, и сказал им: – "Я желала бы принести сей сосуд ко гробу святителя, но очень боюсь морского путешествия, ибо опасно для слабой и страдающей болезнью желудка женщины плыть по морю. Посему умоляю вас, возьмите сей сосуд, принесите его ко гробу святого и вылейте елей в лампаду".

7. Спасение моряков. Художник Джентиле да Фабриано, ок. 1425.jpg

Спасение моряков. Художник Джентиле да Фабриано, около 1425 года.

С этими словами бес вручил боголюбцам сосуд. Неизвестно, с какими бесовскими чарованиями смешан был тот елей, но он был предназначен для вреда и погибели путников. Не зная гибельного действия сего елея, они исполнили просьбу и, взяв сосуд, отчалили от берега и целый день плыли благополучно. Но по утру поднялся северный ветер, и плавание их стало затруднительно. Бедствуя много дней в неблагополучном плавании, они потеряли терпение от продолжительного морского волнения и решили возвратиться назад. Они уже направили корабль в свою сторону, как перед ними явился святитель Николай в небольшой ладье и сказал: – "Куда плывете, мужи, и почему, оставив прежний путь, возвращаетесь назад. Вы можете утишить бурю и сделать путь удобным для плавания. Вам препятствуют плыть дьявольские козни, потому что сосуд с елеем дан вам не женщиной, а бесом. Бросьте сосуд в море, и тотчас плавание ваше станет благополучно".

Услышав сие, мужи бросили бесовский сосуд в пучину морскую. Тотчас из него вышел черный дым и пламя, воздух наполнился великим смрадом, море разверзлось, вода закипела и заклокотала до самого дна, и водяные брызги были подобны огненным искрам. Находившиеся на корабле люди пришли в великий ужас и от страха кричали, но явившийся им помощник, повелев им мужаться и не страшиться, укротил бушующую бурю и, избавив путников от страха, сделал путь их в Ликию безопасным. Ибо тотчас на них повеял прохладный и благовонный ветер, и они с весельем благополучно доплыли до желанного города. Поклонившись мироточивым мощам скорого помощника и заступника своего, они принесли благодарение всесильному Богу и совершили молебное пение великому отцу Николаю. После сего они возвратились в свою страну, везде и всем рассказывая о том, что было с ними на пути».

***
Мы уже коснулись ранее этой темы – повсеместного распространения почитания Николая-Чудотворца на Руси. Любопытным здесь является уже то, что оно распространилось здесь даже ранее, чем во многих европейских странах, и ещё до официального принятия Русью христианства. Как это было? Самим святейшим патриархом Фотием I (третьим из Отцов Церкви, после Григория Богослова и Иоанна Златоуста занимавшим константинопольскую кафедру Святой Восточной Церкви) был крещён в 866 году во имя святителя Николая Киевский князь Аскольд; над его могилой святая равноапостольная Ольга воздвигла первый в Русской Церкви храм святителя Николая в Киеве. Соборные (главные) храмы были со временем посвящены святителю Николаю в Зарайске, Изборске, Можайске, Острове… «Прославленные и чтимые Никольские храмы и монастыри есть в Смоленске, Пскове, Торопце, Галиче, Архангельске, Великом Устюге, Тобольске. Москва славилась несколькими десятками храмов, посвященных святителю, три Никольских монастыря находились в Московской епархии: Николо-Греческий (Старый) – в Китай-городе, Николо-Перервинский и Николо-Угрешский. Одна из главных башен Московского Кремля называется Никольской», - напоминает источник.

8. Святой благоверный князь-мученик Аскольд-Николай. Современная икона..jpg

Святой благоверный князь-мученик Аскольд-Николай. Современная икона.

***

Следует отметить, что у себя на родине, в Византии, Николай-угодник стал таким, каким мы его понимаем, отнюдь не сразу: потребовалось достаточно много времени (более четырёх столетий!) для полного и глубокого осмысления его роли и места в Соборе святых. «До VI века у нас нет никаких свидетельств о его жизни…», - сообщает авторитетное издание. Первым появилось анонимное «Деяния о стратилатах» (Praxis de stratelatis), датированное не позже, чем VI веком. В десятках рукописей оно получило достаточно широкое хождение в Империи, простиравшейся в это время от Лазики на северо-востоке, включавшей в себя современную Грузию и Армению, до части Пиренеев на западе; от нынешней Болгарии на севере до верховьев Нила, и северного побережья Африки. «Стратилаты» - это военачальники, чин, примерно соответствующий современному генералу. Посланные на усмирение мятежа на окраинах империи, они стали свидетелями спасения архиепископом Николаем невинно, за большую взятку, приговорённых к казни жителей Мир (этот случай стал сюжетом для известного полотна художника Ильи Репина); позже, в Константинополе, они сами были оболганы завистниками, но воззвав за помощью к святому, получили её: Николай явился во сне императору Константину, указал ему на невиновность стратилатов. Они были в итоге прощены и отправлены василевсом с богатыми дарами к Мир-Ликийскому архиепископу. 

9_Святой  Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных. Художник Илья Репин.jpg

Святой Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных.
Художник Илья Репин.

В Русской церковной традиции эта история имеет название «О трёх мужах, како св. Никола избавил их от напрасныя смерти». 

***

Первое достаточно полное и последовательное описание деяний Святителя было составлено, на основе рассказов жителей Мир, преданий и сохранившихся документов, лишь в первой половине IX века (в 814-842 годах) греческим автором по имени Михаил Архимандрит. Оно получило название «Записки о житие св. Николая». Наиболее значительными из последующих версий, представляющих собой расширенные его варианты, были «Послание Мефодия Феодору», «Энкомий» (Похвала) Мефодия, «Житие…» второй половины X века, автором которого стал Симеон Метафраст. Нет сомнения в том, что именно этими текстами руководствовались священники и епископы, посылаемые на Русь, поскольку именно «Записки…» получили здесь самое широкое распространение; на латынь (для «Запада») они были переведены лишь в 1446 году. 

***

В числе первых чудес, сотворённых Святителем Николаем в Киеве (помимо исцелений, давно даруемых на могиле Аскольда-Николая), стало спасение и воскрешение утонувшего младенца в Днепре близ Вышгорода. Мать выронила свою дочку из рук, когда плыла с мужем в лодке. Надеясь найти своего ребенка, супруги обходили берега, и молили Господа и Николая Угодника сотворить чудо. Тщетно. Убитые горем родители на следующий день утром пришли к панихиде в Софийскую церковь поминать утонувшую… которую староста с пономарем нашли живой и невредимой под древней византийской иконой Николая Угодника, привезенной из Царьграда Княгиней Анной, супругой Владимира – Крестителя Руси. Спасённое чадо было дописано на Иконе, а её саму (икону) нарекли в народе «Никола Мокрый». 

Кстати, «Николой» Угодника Божия на Руси называли без малого восемь столетий кряду – если брать от крещения Аскольда до т.н. Никоновского раскола, случившегося в средине XVII века; после этого он стал «Николаем», а в Малороссии – «Миколой». 

Его почитание именно как «Мокрого» - крепкого заступника и спасителя на водах – отдельный и большой рассказ, достойный специального исследования и повествования. Достаточно упомянуть лишь победу Русского флота в Чесменском сражении 24-26 июня 1770 года: битве, когда Русские эскадры, над которыми потешалась «вся Европа» во время их перехода из Балтики в Средиземноморье, одержали блестящую победу над сильнейшим в мире турецким флотом. И битве при Корфу в феврале-марте 1799 года, когда черноморской эскадре под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова (ныне причисленного к лику святых как праведный воин Феодор Ушаков) удалось поистине небываемое: взять сухопутную крепость, удерживаемую сильнейшим французским гарнизоном. О взятии которой, как известно, великий А.В. Суворов писал Фёдору Фёдоровичу: «Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу, хотя бы мичманом!». Примечательная деталь: как в одном, так и в другом случае в составе эскадр находились фрегаты «Святой Николай»; Святитель «незримо предстоял», как говорится в известной молитвенной формуле, даруя Русским морякам вполне заслуженные, по их ратным трудам, великие победы.

10. Святой  праведный воин Феодор Ушаков.jpg

Святой праведный воин Феодор Ушаков.

Между прочим, первым документированным свидетельством о паломничестве россиян к святителю Николаю (в Бари) стал «Журнал путешествия на остров Мальту Боярина Бориса Петровича Шереметева в 1697-1699 годах» (Памятники дипломатических сношений древней Руси с державами иностранными, СПб., 1871, столб. 1680-1683). «Шереметьев встретил горячий приём со стороны каноников капитула св. Николая и рассказал об этом в духе христианского братства», - говорится в комментарии к этому источнику. Сам сановник, в частности, писал:«И велию веру имеют латины к Чудотворцу Николаю и приезжают множество». В битве, где он, фельдмаршал Шереметев, был затем главнокомандующим – знаменитом Полтавском сражении – была одержана столь впечатляющая победа над сильнейшей армией континента – шведской, что «весь мир ахнул», а следствием её стало «шествие пространнейшей на земле державы»; неужто опять – простое «совпадение»? 

***

В настоящее время интерес к Святителю Николаю только возрастает (что не может не радовать). Частным, хотя и весьма зримым проявлением этого интереса стало то, что впервые за 930 лет мощи Святителя Николая покинули пределы города Бари для путешествия в Россию. «10-тысячный Храм Христа Спасителя в Москве был заполнен до отказа во время встречи святыни, а очередь желающих поклониться мощам растянулась на 1,5 километра», - было написано в православной газете «Мир». В течении 52-х дней святыня будет находиться в Москве и Санкт-Петербурге, а затем, в начале июля, вернется домой, в Италию.

 

 

Раздел

Комментарии

Душевное искреннее спасибо, дорогой Юрий Владимирович, за исследование, выполненное с присущей Вам научно-фактологической глубиной и актуальностью. Такие работы, помимо их несомненной духовной ценности, служат действительной популяризации исторического знания и стимулируют читательские умы к постижению оного.

В порядке скромной критики я бы отметил желательность "зачистки" текста от некоторых мелких (в основном синтаксических) погрешностей, которых я насчитал несколько. Но это, так сказать, для чистоты жанра: на общее восприятие замечательной статьи они не влияют.

Искренне Ваш,

С.Л. Бобырев

г. Сумы

Благодарю Вас, уважаемый Сергей Леонидович, как одного из лучших, вдумчивых моих читателей. Это, не скрою, стимулирует автора к дальнейшим поискам и публикациям. Критика тоже принимается с благодарностью. Хотя обычно отвечаю в подобных случаях ссылкой на "одну шведскую газету", где часто публикуется объявление: дескать, зная, как вас радуют обнаруженные ошибки, мы часто даём их умышленно, то коли всерьёз - действительно: по невнимательности, по козням компьютера, проскакивают они, как не старайся. Тем не менее (видя, что тебя читают внимательно, со своей стороны постараюсь, абы их было меньше.

Добавить комментарий