Литературные путешествия

39 0 Ирина ШАТЫРЁНОК (Беларусь) - 13 сентября 2017 A A+

Вороновская библиотека в лице ее директора Татьяны Григорьевны Сушинской пригласила меня и поэта Николая Серова на открытие «Тыдня культуры». Есть несколько мест в Гроденнской области, где я ни разу не бывала, Вороново в том числе. Почему бы не поехать, когда приглашают хорошие люди. С Татьяной Григорьевной судьба свела меня в январе в кардиологическом центре, где мы с ней обследовались, ходили на процедуры, принимали лекарства, сидели перед дверями кабинетов, общались, говорили о литературе. Времени в долгие зимние вечера у нас было предостаточно.
Мы все ищем новое в далеких экзотических краях, забывая, что наша земля полна поэтических легенд, неразгаданных тайн, любовных мифов, из них современники, а потом и наследники, друзья и недруги сочиняли разные литературные истории.
Камни молчат. Стены, фундаменты разрушенных крепостей, родовых имений и замков тоже не многословны. Но рассказывают письма, дневники, газетные статьи, книги поэтов и писателей, их слово доносит до нас дыхание прошлого. 
На Гродненщине много мест, связанных с именами писателей, – Новогрудок Адама Мицкевича, Кушляны Франтишка Богушевича, Несвиж Черной панны, Новый Двор Алоизы Пашкевич (Цётки), Гродно Элизы Ожешко, Максима Богдановича, Василя Быкова, Алексея Карпюка, Зельва Ларисы Гениюш…

...От Гродно до Вороново можно добраться двумя дорогами. Привычная трасса на Минск чуть длиннее, за много лет изучили все ее повороты, названия населенных пунктов – ничего интересного. 
Решили ехать другой, местной дорогой, 134 км, через Новый Двор, Радунь. Замелькали названия деревень Дотишки, Эйшишки, Лапацишки, Едкишки, Подворышки… Как будто ребенок играет в слова.
Существует несколько версий легенд названия местечка Вороново, теперь это горпоселок с населением чуть больше шести тысяч жителей, но мне понравилось – ВЕРЕНОВО, звучит романтично, от женского имени Вероника, перекликается с итальянским городом Вероной. 
«В 1720 году местечко перешло во владение лидского старосты Яна Сципиона дель Кампо. Вельможный пан подарил его сыну Иосифу и его жене Верене Фирлей. В честь красавицы поселок стал называться Вереново.К слову, многие старожилы до сих пор произносят название на этот манер».
Раз уж оказались в этих местах, то надо посмотреть один старинный фольварк, принадлежащий когда-то графу Путткамеру, сейчас там размещается агрогородок Больтиники – Больтенікі. Но мне по душе белорусское название «Больтішкі». 
Отъехали за Вороново в сторону литовской границы 10 км – Бенякони! Колоритно звучит, какое-то веселое, одесское название. Машину быстро остановили серьезные пограничники, попросили документы. Здесь расположен пограничный переход и пункт таможенного оформления. «Первое письменное упоминание о Беняконях датируется 1529 годом. В 1556 году Бенякони упоминаются как село хозяйского двора «Рудомино».
Свернули налево, через железнодорожный переезд всего в полутора километрах от Беняконей усадебно-парковый комплекс, фамильное имение графа Вавжинца или Владислава Путткамера.
«В 1723 г. через второй брак с Доротой Шреттер из Гойтюнишек перешли стольнику инфлянтскому Вавжинцу Путткамеру и стали родовым имением линии рода в Беларуси. Путткамеры были евангелистами, принадлежали к старой инфлянтской шляхте. Браки стремились заключать со своими одноверцами. Этому роду, его шести поколениям, принадлежало имение до 1939 г. Сын Вавжинца, также Вавжинец (умер в 1809 г.), генерал-адъютант, был женат на Дороте Цадровской из Осташина (д. Осташин, Кореличский район). Внук Александр, генерал, камергер короля Станислава Августа Понятовского, женился на кальвинке Каролине Стриенской, рано умершей».

В усадебном доме Путткамеров проживало шесть поколений графского рода с конца XVIII до начала XX столетия.
В историю литературы Вавжинец/Владислав вошел, как муж Марыли Верещака, возлюбленной Адама Мицкевича. (В кухне Великого княжества Литовского верещака известна с середины XVIII столетия как один из вариантов мачанкі – мясного соуса, в который макали блины. Автор рецепта – королевский кухмистр Верещака. Но еще более популярным блюдо стало в ХIХ веке благодаря совпадению названия с фамилией возлюбленной поэта Адама Мицкевича Марыли Верещаки).
Многие стихи во времена Адама Мицкевича записывались в альбомы романтически настроенных дам и образованных девиц шляхецкого роду, читались в литературных салонах Вильни, Новогрудка, Ковно.
Благородные и любящие мужья, как граф Вавжинец/Владислав Путткамер, приглашали погостить в ХIХ веке возлюбленных своих жен, были снисходительны и терпеливы, Адам Мицкевич приехал в Больтишки на «зеленое свято» и прожил здесь две недели. Местом встреч влюбленных была небольшая роща, названная позже «гайком Марыли».
К своей Музе поэт обращался – Мария, хотя Марыля Верещака при рождении была названа и крещена именем Марианна.

 

ИЗ АЛЬБОМА МАРИИ ПУТТКАМЕР

Nessun maggior dolore che ricor darsi del tempo felice nella mi seria!
[Тот страждет высшей мукой, кто радостные помнит времена в не счастии! Данте. Ад. V, 121–121] Перевод М. Лозинского.

Те имена блаженство ожидает,
Которые зовешь, Мария, ты своими;
А кто Марию в свой альбом включает,
Записывает в нем всего лишь имя. [1821–1822]

В бывшем декоративного садово-парковом комплексе фольварка местами сохранились вековые липы, разные виды клена, каштаны, дубы, голубые ели, лиственницы, туи. Когда-то приглашенный в имение виленский садовник заложил липовые аллеи, их кроны сомкнулись, образуя зеленую высокую арку. 
В 1890 г. внук Вавжинца перестроил старое семейное гнездо, дом выложен из красного кирпича в стиле английской псевдоготики. У здания усложненная ассиметрично-объемная пространственная композиция, парадный фасад украшает арочно-колонная галерея, с тыльной стороны дома расположена открытая терраса, полуциркульные оконные проемы напоминают о бывшем зимнем саде, заложены кирпичом.
Старинный сад с заросшими дорожками, одноэтажно-двухэтажно оригинальный красивый дом, глубина тенистых аллей, нездешняя печальная пустынность, чистый воздух, зелень, луговые травы и тишина навевают у посетителей лирический настрой, неожиданно приходят немодные воспоминания о прошлом, ушедшей юности.
Не остался равнодушным к окрестной природе и легендарной истории любви Марыли Верещака и Адама Мицкевича поэт Николай Серов, написал такие поэтические строки. 
Он по-своему обыграл имя бывшей владелицы старинного фольварка, графини Путткамер, в девичестве Марианны Верещака, известной всем как Марыля. 
В имени Марианна созвучны два женских имени – Мария и Анна.

Вавжинцу Путткамеру,
                мужу Марианны Верещаки

Ротонда белая в долине,
За нею каменный фонтан.
Известно, по какой причине
Мицкевич здесь гостил, Адам.
Сердец прозревших благородство,
Так чувствовать и как любить,
Святым отречься на сиротство 
И Марианну отпустить!
Любви не писаны законы,
Ей даже бог не судия.
Фольварка вековые кроны
И места встреч земных скамья...
На небесах тебе зачтутся
Все чудеса, что сотворим.
"Стихи и звёзды остаются"*,
Да Муза, что боготворим.
А Верещаку Марианну
Земному сердцу не понять,
...Я отпускаю Донну Анну.
Живые властны отпускать.
15.08.2017.

На встрече в библиотеке Николай Серов прочитал свой давний перевод стихотворения Адама Мицкевича. Знакомьтесь.

Адам Мицкевич

В переводе Николая Серова (1976 год)

Когда настанет час сказать – бывай! – 
А в сердце не угаснет жар желанья,
Оставь без слов, прошу, не добивай
Меня суровым словом расставанья!
Нас разлучат – но разве я ничей,
Бессильный, упаду к ногам в поклоне,
Целуя синеву распахнутых очей,
В их утопая глубине бездонья,
Усну, чтоб у Вселенского конца
В день судный, воскрешая жизни силы,
Ты ниспослала Ангела-гонца,
И разбудила тихим словом – "милый"...

(Заметки из литературного путешествия будут продолжены).

Раздел