«Улица Ярослава Галана». Львовянин против фашизма

288 2 Пётр МАСЛЮЖЕНКО (Украина) - 24 октября 2017 A A+

По причине сегодняшнего расклада в бандеризации Украины, ползущем из Галиции, сложилось общее впечатление, что так было всегда. Мы подзабыли и от том, что Галиция века назад именовалась Червонной Русью, и что Львов был в значительной мере русским городом еще накануне Первой мировой войны, и что, в конце-то концов, еще в составе Польши, накануне Второй мировой войны, в этом городе жили активные антифашисты.

«Украинский фашизм — это верный союзник польского фашизма. Человека, который не в курсе дела, могло бы удивить, что большинство украинских национальных и так называемых культурных представителей борются против всего, что попадет из Советской Украины, и отрицают ее достижения. Если ближе рассмотрим экономическое положение украинской буржуазии, то поймем, откуда происходит эта ненависть к Советскому Союзу. Как известно, украинская буржуазия в пределах польского государства более слаба, чем польская буржуазия и польский капитализм. Тогда, когда польский капитализм развивается дальше через целый ряд частных монополий, то украинский капитализм как капитализм такого себе «бедного родственника» не может на более длинный период времени выдержать конкуренцию с этим польским капитализмом. Какой путь избрал этот молодой украинский капитализм для привлечения потребителя? Путь, понятный в таких условиях, — использует национальные чувства, а притеснение, которое применяют на этих землях, есть словно оружие в его руках для привлечения потребителей. Освободительные стремления умеет использовать и благодаря сетке, сплетенной путем лживой пропаганды, добывает этого желаемого потребителя. Кооперативное движение является в его руках орудием, которое ведет к той же цели. Кого-то могла бы обмануть видимость правды, что украинские депутаты борются в сейме за свободу украинского слова. Определены возможности развития украинского языка, созданные ими, украинская буржуазия использует для создания самых выгодных условий, чтобы получить потребителя. Молодой украинский капитализм осознает, что он неспособен существовать самостоятельно и, скажем, овладеть широкими рынками сбыта. Знает, что объектом его аппетитов могут быть только восточные земли Украинской Надднепрянщины. Именно отсюда источник этой бешеной ненависти к Советской Украине».

Эти слова из речи львовянина, публициста Ярослава Галана (1902 г.р.), произнесенной на Антифашистском конгрессе деятелей культуры во Львове восемь десятилетий назад, актуальны, увы, и сегодня. К слову, отец писателя, Александр Галан, был узником печально известного концентрационного лагеря «Талергоф», созданного властями Австро-Венгерской империи в первые дни Первой мировой войны.

Известный киевский публицист Мирослава Бердник, публикуя сканы польских газет о Львовской бойне и терроре, устроенном тогда польскими властями протестующим — украинским и польским рабочим, в своем блоге в ЖЖ пишет, что Львов приобрел незавидную репутацию оплота, столицы украинского радикального национализма, во всяком случае, именно так его воспринимают многие на востоке Украины и в России. Однако представление это несколько одностороннее и упрощенное, не учитывающее все перипетии истории западноукраинских земель и их центра.

Именно во Львове состоялся в 1936 г. Антифашистский конгресс.

«1936 г. выдался во Львове особенно жарким. Совместная борьба рабочих — украинцев, поляков, евреев — за свои экономические и человеческие права достигла наивысшего накала. 14 апреля прошли демонстрации безработных, переросшие в столкновения с полицией. В них был убит полицией безработный Владислав Козак, и это злодеяние вызвало бурное негодование народа. На похороны собралось 40 тыс. человек. Чтобы остановить демонстрацию под лозунгами «Геть фашизм!», «Геть панську Польщу!», «Хай живе Радянський Союз!», власти открыли огонь из пулеметов. В городе развернулись баррикадные бои, на улицах появились бронемашины и танки. Итог: 46 убитых, 200 раненых, около двух тысяч арестованных. В ответ 20 апреля Львов охватила забастовка — на работу не вышли 60 тыс. человек, в т. ч. 2 тыс. железнодорожников; встали трамваи. Новые забастовка и демонстрация состоялись 1 мая, а 8-го «страйк» (забастовку) объявили студенты.

В обстановке крайнего обострения социальной борьбы и разнузданного террора, устроенного «пилсудчиками», открыл свою работу Антифашистский конгресс. В нем приняли участие Я. Галан, В.Василевская, С. Тудор, А. Гаврилюк и другие выдающиеся представители украинской и польской интеллигенции. Они прибыли во Львов изо всех крупных городов Польши, Западной Украины и Западной Белоруссии. Во время форума были заслушаны доклады по темам «Культура, война и фашизм», «Литература и общественные проблемы» и др. Широко обсуждался национальный вопрос — участники конгресса потребовали от властей открытия украинского и белорусского университетов, равноправия языков на этнически смешанных территориях. Конгресс заклеймил польский профашистский режим, разоблачил антинародные действия украинских националистов, принял резолюцию, в которой призывал интеллигенцию к борьбе против фашизма, против подготовки новой империалистической войны.

Всего лишь через два месяца после конгресса во Львове, 18 июля, «над всей Испанией» установится «безоблачное небо». Начнется гражданская война, в ходе которой фашизму впервые будет дан вооруженный — интернациональный — отпор.

24 октября с. г. исполняется 68 лет со дня трагической гибели во Львове Ярослава Галана, как мы увидели, антифашиста со стажем, еще со времен, когда до начала Второй мировой войны оставалось несколько лет, хотя ее предчувствие было разлито в европейском пространстве. В 1949 г. Галан был убит двумя боевиками-ОУНовцами бандеровцами, как утверждают, по личному указанию бывшего гауптштурмфюрера СС Р. Шухевича, в своей львовской квартире: галицкие нацисты нанесли ему 11 ударов гуцульским деревянным топором. Убийство известного публициста, разоблачавшего античеловечные деяния бандеровцев, стало самым громким делом в послевоенной Украине. Но правда, которую говорил и писал Ярослав Александрович, била по бандеровцами беспощадно и по кончине писателя, бьет и по сей день. 

Разве могли эсэсовцы-бандеровцы простить писателю правду о них?

Убивший журналиста Михаил Стахур, для которого это преступление было условием вступления в ОУН, на судебном процессе сказал, что Галан, его слово были страшны Ватикану. Но и заказчикам, и их побратимам-оуновцам он и после смерти внушал страх. Поэтому ныне на Западной Украине повсеместно прилагаются усилия, чтобы убить его еще раз. 

Я. Галан в довоенное время в рядах подпольной компартии Западной Украины самоотверженно боролся с режимом панской Польши. Его арестовали, и в ужасных условиях содержали в тюремных казематах. Он с радостью встретил воссоединение украинских земель в 1939 г. Во время войны переехал на восток и все свои силы и яркий талант журналиста отдал делу разгрома самой страшной чумы XX века — нацизма. После освобождения Украины возвратился во Львов. Галан внимательно следил за событиями, происходившими на оккупированной немцами территории».

Ярослав Галан не мог мириться с тем, что нахтигалевцы только во Львове уничтожили более 3 тыс. человек, в основном польскую и украинскую интеллигенцию. Не мог мириться Я. Галан и с зачитанным в присутствии представителей абвера Ярославом Стецько «Актом провозглашения самостийной Украины», составленным лично С. Бандерой, один из пунктов которого гласит: «Возрожденная Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире»...

Острые памфлеты Галана били без промаха. А в годы Великой Отечественной войны писатель работал в редакциях фронтовых газет, а также на радио, в 1946 г. в качестве корреспондента «Советской Украины» представлял советскую прессу на Нюрнбергском процессе по делу немецких военных преступников. Сталинской премии второй степени Я. Галан был удостоен посмертно, в 1952 г.

Галан убедительно показывал, как мельниковцы и бандеровцы боролись друг с другом за право быть первыми на службе у немецкого фашизма. Он разоблачал лидеров ОУН, пытавшихся отрицать участие абвера в создании УПА. На фактическом материале раскрывал преступления батальона «Нахтигаль», роль униатской церкви в создании дивизии СС «Галичина».

Ярослав Галан был похоронен на Лычаковском кладбище. 

В 1971 г. в серии «ЖЗЛ» (М.: Молодая гвардия) вышла книга В. Беляева и А. Елкина «Ярослав Галан». В 1973 г. по событиям жизни Я. Галана был снят художественный фильм «До последней минуты», с Владиславом Дворжецким в главной роли. 

Имя писателя теперь вычеркнуто из школьных учебников, закрыт его музей, памятник ему во Львове снесен в 1992–1993 гг. и переплавлен в памятник «Просвите».

В городах Украины, в частности, в Харькове, еще оставались улицы, которые носили имя Ярослава Галана. Однако в связи с тотальной «декоммунизацией», волной сноса памятников и переименований, полукилометровая улица в центре города в 2016 г. переименована в Литературную.

Хорошо бы вернуть имя улице Галана. И не только в Харькове, но и во Львове. Дело, не терпящее отлагательства.

В основу фильма «Об этом забывать нельзя!» (1954, Режиссер: Леонид Луков) положена реальная история жизни Ярослава Галана (1902-1949), украинского писателя и публициста, непримиримо боровшегося с националистами и клерикальными церковниками-униатами. В 1949 году он был зверски убит на свой квартире во Львове националистами-оуновцами. В фильме герой остается жив, враги Советской власти разгромлены. На самом же деле в 1949 году до победы над националистическими бандитами было ещё далеко...