Соломон ВОЛОЖИН

Публикации автора

Как из скуки сделать что-то

Соломон ВОЛОЖИН 14 марта 2018

Есть такой эффект: само произведение искусства (если его так называют) не производит никакого впечатления, но когда о нём пишет и цитирует его критик, оно выглядит привлекательным. Как иные города на фотографиях выглядят гораздо лучше, чем вживую...

Я вынужден поднять перчатку

Соломон ВОЛОЖИН 03 января 2018

Прочитав злобную хулу людей, далёких от искусства, оскорблённых ценой, за которую был перекуплена картина Леонардо да Винчи «Спаситель мира» (около 1499), я счёл себя обязанным защищать не Леонардо (я лично не могу определить, он эту картину создал или кто-то из так называемых леонардесков), а само искусство...

Свиридов

Соломон ВОЛОЖИН 16 декабря 2017

Есть такой термин – разорванное сознание. Оно часто случается в переходные эпохи. И я страннейшим образом являюсь его представителем...

По поводу фильма «Салют-7»

Соломон ВОЛОЖИН 29 октября 2017

Нахожусь в положении, отдалённо похожем на положение Джанибекова и Савиных. Я ведь обычно зачем берусь писать? Чтоб объяснить себе и читателям моим, что мне открылось в недопонятности, обычно бывающей в художественном произведении. А в фильме «Салют-7» ничего недопонятного не было. По моим нынешним понятиям и фильм-то потому к художественным причислен быть не может мною. И писать не о чём. А тем не менее, мне что-то захотелось писать. – Новость. В чём дело?

Читая теперь Василия Белова

Соломон ВОЛОЖИН 22 октября 2017

Я читал Белова «Привычное дело» (1967) и как-то не понимал, есть у него пафос или нет. Есть что-то всё пронизывающее? И в том месте, где Катерина, жена Ивана Африкановича, вернулась из больницы после гипертонического криза, подумалось, не хрупкость ли трагическая красивой крестьянской жизни – тот самый всепроникающий пафос. Как ребёнок, если он заброшен вниманием, он погибнет обязательно...

Муки надстраничные

Соломон ВОЛОЖИН 29 июля 2017

Данный абзац вписываю впереди всего, дочитав до 209-й страницы. Я ведь вообще зачем пишу? – Чтоб открывать читателю непонятное у автора. То есть я обязался как бы иметь дело только с теми произведениями искусства, в которых есть глубина, которая как-то просто не видна. То есть – не касаться неискусства, к которому принадлежит и публицистика (там и без меня всё ясно). Но не на каждом же публицистическом произведении написано, что оно – публицистическое. А у меня стала привычка начинать писать свою реакцию до прочтения вещи...