Александр ЩЕРБАКОВ

Profile picture for user Александр ЩЕРБАКОВ

Александр Илларионович Щербаков – потомственной сибиряк, родился в селе Таскино Красноярского края, в крестьянской семье. По образованию – учитель словесности и журналист. Автор книг, выходивших в Красноярске и Москве; в т.ч. поэтических – «Трубачи весны» (Москва), «Глубинка», «Жалейка», «Венцы», «Хочу домой» (Красноярск) и др. Печатался во многих журналах России, в т.ч. – «НС», «МГ», «Сиб.огнях», «Сибири», «Дальнем Востоке», газетах «ЛР», «ЛГ» и др. Возглавлял Красноярское отделение СП России. Заслуженный работник культуры РФ.

Публикации автора

Храм от сибирского Левши

Александр ЩЕРБАКОВ 18 июля 2013

Приснилась мне церковь, да так чётко, так ясно, ну, прямо как живая. Стоит на взгорке, над нашей речкой Ингашкой, вся в серебристо-голубом сиянии, и вроде колокола потихоньку играют… Проснулся я, рассказал своей бабке, а она всплеснула руками и шепчет в страхе Божием: «Это ж, Ваня, знамение тебе». Да я уж и сам догадался, что всё неспроста. И решил: построю!..

Орбита академика Решетнёва

Александр ЩЕРБАКОВ 15 апреля 2013

Любому школьнику известно не только о спутниках связи разного назначения, обслуживающих и «телики» и «сотики», но и о целостной ГЛОНАСС – этой по-настоящему глобальной навигационной системе, которая «может всё». А многие школьники даже пользуются ею. Притом – и сельские. Автобусы, которые возят ребят на занятия из глубинки в крупные школы, зачастую подключены к этой системе. С ними можно связаться в любую минуту и, если нужно, прийти на помощь в дороге.… Только вот не уверен, все ли ребята знают, что у истоков данной чудесной системы стояли красноярские учёные, и прежде всего - академик Михаил Решетнёв

Ехал Чехов по Сибири. История одного путешествия

Александр ЩЕРБАКОВ 25 марта 2013

Чехов был покорён не только Енисеем, но и величавостью приенисейской природы – гор, распадков, тайги. «Сила и очарование тайги, - писал он в очерке «По Сибири», - не в деревьях-гигантах и не в гробовой тишине, а в том, что разве одни только перелётные птицы знают, где она кончается». Необъятность, простор – главная «сила и очарование» тайги, но далеко не единственная. Не менее удивителен мир её пронзительных красок, звуков и запахов. «Заливались птицы, жужжали насекомые; хвои, согретые солнцем, насыщали воздух густым запахом смолы, поляны и опушки у дороги были покрыты нежно-голубыми, розовыми и жёлтыми цветами, которые ласкают не одно только зрение…»

Дело – табак. Заметки по поводу «вредных привычек»

Александр ЩЕРБАКОВ 27 декабря 2012

Всё чаще в прессе, в Интернете мелькают статьи авторов, озабоченных проблемой алкоголизма и наркомании в нашем обществе. И это понятно. Но, думаю, к последней напасти давно бы пора без всяких оговорок отнести и табакокурение, как зло не менее ужасное и богопротивное, и заговорить о нём с той же тревогой. Хорошо, что ныне озаботились им и правящие верхи, но, боюсь, дело кончится очередной регламентацией «мест для курения» да ещё, разумеется, новым скачком цен на табачную отраву. А это едва ли помешает заразе расползаться всё далее и принимать всё более чудовищные формы...

Деревенский летописец

Александр ЩЕРБАКОВ 23 ноября 2012

Ещё в те давние времена, когда село Сагайское, расположенное в семнадцати верстах от нашего Таскино, представлялось мне далёкой загадочной страной, я знал понаслышке о его достопримечательностях. И о том, что оно почти безлесное (в подтаёжных-то местах!), и что трубы на многих домах вдоль него, бывшего «волостного», считай – «столичного», почему-то накрыты бездонными вёдрами или чугунами. Но, главное, о том, что в нём живут знаменитые Шишкины – старик Михаил, летописец, и его племянник Николай, Герой Советского Союза, танкист…

Блаженны нищие… Рассказы-воспоминания

Александр ЩЕРБАКОВ 28 августа 2012

...Рассказывая всё это, отнюдь не хочу потрафить нынешним хулителям прошлого: видите, мол, сколько нищеты было кругом… Да, было. Но ведь о каких годах-то речь? Война, разруха, миллионные людские потери… А теперь вот за окном вроде бы тучные годы капитализма, свободного рынка и всеобщего гешефтмахерства, но что-то нищих меньше не становится. Спотыкаешься о них на каждом шагу - на улицах, во дворах и подъездах. Только теперь их называют несколько иначе – то бичами, то бомжами. И если в прошлом ими становились главным образом калеки да убогие, не способные к труду, то теперь появились невиданные ранее нищие - среди людей работающих, но получающих такую плату, которая заведомо обрекает на бедность и нищету...

Мой «Венок Пушкину»

Александр ЩЕРБАКОВ 27 июня 2012

Очнулся Пушкин, слыша голоса.
Пробило два. Подрагивали гири.
И жить всего три четверти часа
Ему осталось в душном этом мире.

Печален, бледен и почти без сил,
Взгляд обратив к промёрзлому окошку,
Он перед смертью тихо попросил,
Чтоб принесли мочёную морошку.

Что вспомнил он?..

Белые платочки. Три рассказа

Александр ЩЕРБАКОВ 09 мая 2010

Увидел недавно картину в сибирской глубинке, казалось бы, не очень и примечательную, но словно пришедшую из полузабытого прошлого. Катилась неспешно телега проселком, влекомая седлистым Сивкой-Буркой с лохматыми бабками. Торчали из накидашки деревянные грабли и вилы. Правил лошадкой прокопчённый на солнце «тинейджер» с облупленным носом, а за телегою молча брели три женщины в белых платочках. И вдруг с неожиданной ясностью всплыло в памяти одно далёкое-далёкое воспоминание из деревенского детства…

Рассказы

Александр ЩЕРБАКОВ 31 января 2010

Не помню его полного имени. Впрочем, и неполного – тоже не помню. В селе его звали просто Шабёр. Это было прозвище. И мне почему-то казалось, что оно дано старику удивительно точно...