Светлана КОППЕЛ-КОВТУН (Украина)

Публикации автора

К нам едет Постмодерн

Светлана КОППЕЛ-КОВТУН (Украина) 17 декабря 2016

Философы говорят, что мы живём во времени, для которого уже нет времени, т.е. когда история закончилась. В таком случае у нас весьма удобное положение на стреле времени — мы можем охватить взглядом некое культурно-историческое целое. Достаточно сформулировать ключевой вопрос, а затем в его фокусе оглядеть уже пройденный путь, чтобы понять важное для нас сегодня...

Два метода — два ума

Светлана КОППЕЛ-КОВТУН (Украина) 16 октября 2016

…«Птицы» и «лягушки» — враги непримиримые, они не сойдутся никогда. История противостояний насчитывает десятилетия, но сами «военные» действия не происходят, т.к. оппозиционные группировки находятся в разных измерениях…

«Благовещенье, праздник мой!»

Светлана КОППЕЛ-КОВТУН (Украина) 07 апреля 2016

В праздник принято вспоминать творения классиков, посвящённые празднику, и порой приходится читать странные строчки, только потому, что написаны они знаменитыми авторами — тоже к дате. Гуляют по интернету вихри текстов: хороших и не очень. Но стихотворение, о котором хочется поговорить, не из таких. Хоть и рифмы его подбирались к празднику, но таково свойство истинных поэтов — говорить больше сказанного, говорить из сердца, говорить сердцу...

Замена народа

Светлана КОППЕЛ-КОВТУН (Украина) 24 марта 2016

24 марта 1999 г. начались бомбардировки Союзной Республики Югославия, продолжавшиеся 78 дней. В ходе агрессии НАТО с сербской стороны погибло: 249 солдат, 22 полицейских (данные Югославии), около 500 гражданских лиц. Разрушено много памятников, зданий, нанесён непомерный вред почве Сербии (бомбардировка ракетами с обедненным ураном). Вечная память погибшим!

О современном кризисе идентичности

Светлана КОППЕЛ-КОВТУН (Украина) 02 января 2016

...«С волками жить — по-волчьи выть», — гласит пословица. Но способна ли овца вполне стать волком, даже если усвоит волчьи привычки? И разве не съедят её волки, как только голод пересилит мнимое «родство»? Так и Запад точно знает, что Россия и русские — это нечто иное, чуждое, потому никакие экономические интересы не могут пересилить отторжение «чужака», ведь главенствующую роль здесь играют не личные симпатии или антипатии, а системные противоречия...