Патриотизм и «патриотизм»: где грань?

В новейшие времена очень часто возникают ситуации, когда приличному человеку сложно определиться – кого поддерживать, на чьей стороне быть? Для «либералов» это проблема решается просто, можно сказать – механически: они всегда орудуют «стаей», и поэтому для них проблемы определения правоты той или иной точки зрения, той или иной позиции просто не существует (смотри на главного и говори то, что он говорит).

Для людей приличных проблема выбора всегда стоит остро, поскольку для них необходимо сохранить личностную цельность и личную, извините, честность. Реальность ныне такова, что сделать это всё чаще очень непросто. С одной стороны, приличный человек, патриот, никогда, ни при каких обстоятельствах не встанет под знамёна «либерализма» (разумеется, в его нынешней, антироссийской, антисоветской и русофобской «редакции»).

С другой стороны – очень часто бывает, что «либералы» в своей пропагандистской риторике используют реальные факты и явления современной российской действительности, имеющие ярко выраженное негативное содержание, и которые приличный человек также не может поддерживать и защищать ни при каких условиях. А остаться в стороне не позволяет гражданская позиция... Как быть в таких случаях? В большинстве подобных ситуаций нормальные люди, скрепя сердце и включив сознательность, всё таки поддерживают государство – несовершенное, в каких-то проявлениях непривлекательное, но своё. Уповаем и верим, что со временем мы решим все проблемы, без советов и содействия «пятой колонны». 

Но бывают, однако, случаи, когда ситуация складывается ещё более непростая, требующая от человека полного и максимально сознательного самоопределения. Например, некая дама, имеющая определённые заслуги перед страной (которые нельзя недооценивать, но которые и не дают человеку права ими злоупотреблять), занимающая высокое положение, и сама по себе вызывавшая прежде исключительно позитивные эмоции, вдруг обнаруживает склонность к некоей экзотической идее и начинает всячески её продвигать, что называется, «на всех уровнях».

Как наиболее показательный пример, можно привести факт её появления в рядах Бессмертного полка с портретом последнего русского царя-императора (отрёкшегося от престола и снискавшего при жизни прозвище «Кровавый», но по каким-то внутрицерковным причинам, которые мы не собираемся здесь обсуждать, причисленного к лику святых). Некоторые усмотрели в подобной эклектике если и не кощунство, то, во всяком случае, весьма произвольное обращение с историей (с учётом того, что подавляющее большинство погибших на фронтах Великой Отечественной войны были членами ВКП(б), т.е. убеждёнными большевиками и атеистами, и уж точно без всякой симпатии относились к идее монархии и к личности последнего царя).

И до, и после этого было много ещё всякого-разного, что применительно к частному лицу выглядело бы извинительным чудачеством, обусловленным «духом времени». Но применительно к лицу, занимающему достаточно высокое положение (депутата), это выглядело, мягко говоря, необычно. Не увязая в подробностях, подытожим, что в данном случае даже столь широко толкуемая «патриотичность» дамы, во-первых, на наш взгляд, мягко говоря, не способствовала укреплению единства российского общества; а во-вторых, возможно, способствовала некоторой девальвации авторитета власти (в данном случае законодательной).

Ещё более конкретно: у очень многих россиян нет и не было никакого желания поклоняться (ни в религиозном, ни в каком-либо другом отношении) историческому персонажу, обладающему устойчивой негативной репутацией, имея для своей позиции вполне внятные и общеизвестные основания. Активное навязывание народу поклонения последнему русскому царю вызывало у людей всё большее раздражение (независимо, заметим, от различия в политических взглядах).

Сейчас, по слухам, у дамы-царепоклонницы возникли коммуникативные проблемы с собственной «политической средой»: вроде, соратники по партии и фракции предложили ей, вследствие определённых её «нетоварищеских» действий, добровольно освободить себя от депутатского бремени. Дама заявила, что её «выбирал народ» (вау!), и поэтому ничего сдавать она не собирается. Картина сложилась любопытная, достойная пера сатирика. В некоторых патриотических СМИ сразу же раздались голоса о «начинающейся травле» (ни много, ни мало) дамы-депутата, выступившей против действительно одиозной пенсионной реформы.

Как тут быть? С одно стороны – явный патриотизм («против повышения пенсионного возраста»), с другой – методичное прославление царизма и навязывание архаики, прославление кровавого монархического строя и ненависть к советскому прошлому... В этой ситуации мы бы посоветовали колеблющимся просто отойти в сторону (во всех смыслах) и не выражать никакой позиции. Во времена, когда высокое понятие патриотизма зачастую превращено в симулякр, им часто пользуются люди и силы, движимые смутными интересами и целями, но прикрывающиеся благими намерениями. Очень легко дать втянуть себя в эти игры в качестве статиста. Пусть уж они сами там между собой разбираются. Бог в помощь...

Напомним, однако, напоследок, что пресловутый «пенсионный возраст» (как и многое другое, сегодня уже немыслимое) есть прямое и неоспоримое достижение советского строя, установившегося в России в 1917 году вскоре после бесславного крушения царизма. 

5
1
Средняя оценка: 2.56977
Проголосовало: 86