Украинцы - наши братья. Точка

Есть такое понятие в современной психологии – когнитивный диссонанс (автор теории – американский психолог Леон Фестингер). На бытовом уровне это можно выразить примерно так: когда один человек говорит, имея в виду одно, а другой ему в ответ говорит вроде бы о том же самом, но вкладывает в это совершенно другой смысл. Притом вот этот второй радостно уличает первого в том, что он «ничего не понимает», «говорит ерунду», и интеллектуальное взаимодействие заходит в тупик. Чаще всего это бывает связано с органичным нежеланием собеседника услышать именно то, о чём ему говорят, и в то же время – со столь же неудержимым желанием высказать нечто своё, выстраданное и сокровенное. 

Вы, как всегда, скажете: «Ну хорошо, но это всё одни слова, а где же доказательства? Может, и нет никакого когнитивного диссонанса, а вы всё выдумали! И вообще, к чему всё это?!» Постараюсь привести пример из, так сказать, лежащих на поверхности. Некоторые публицисты, колумнисты и даже серьёзные учёные, говоря о русских, украинцах и белорусах, употребляют термин «братские народы». Причём термин этот условный, что тоже почти всегда оговаривается: на самом деле мы – три братские ветви одного, триединого Русского народа. Ну так вот...

Очень часто, заслышав этот термин, активизируются чрезвычайно правдолюбивые и патриотически настроенные граждане и начинают довольно недобро выражать примерно такое вот воззрение: «Да какие они нам братские! Никакие она нам не братья, они всегда нас ненавидели и предавали! Нужно от них отгородиться, и пусть они живут, как хотят!» В общем, здесь возможны вариации с вкраплением обывательской логики, нецензурной лексики и не без самолюбования. Всё это, признаться, выглядит довольно глупо. 

Почему-то эти люди вкладывают в слово «братья» исключительно какой-то задушевный смысл. На самом деле братья – это одна кровь, одно происхождение. Речь об этом. В жизни очень часто бывает, что брат ненавидит родного брата. Бывает даже (и доподлинно известно из Библии), что брат убивает брата. Но он при этом не перестаёт быть ему братом.

Когда брат идёт на брата – это противоестественно, это всегда драма и трагедия. Когда братский народ встаёт на братский народ – это та же трагедия, но только в много большем масштабе, и преодолеть её намного труднее, и последствия бывают намного серьёзнее. Но всё равно, брат – это брат. Братья могут ссориться, могут драться, могут судиться (в жизни всё бывает), но лучше, если они будут жить в мире.

В братстве всегда легче найти опору и взаимопонимание, чем с чужими. Нужно только понять это, а не идти на поводу у симпатичных и красноречивых людей, которые всегда готовы налить, дать немного взаймы, чтобы потом полностью подчинить и ограбить. Вот об этом идёт речь, когда употребляется термин «братский народ». Мы просто родственники с украинцами, хотим мы этого или нет, и, соответственно, хотят они этого или нет. Вот и всё. А дальше – всё в наших руках: или терпеливо и внимательно искать пути к преодолению нашего «семейного конфликта» с Украиной, порой через что-то переступая и на что-то закрывая глаза (так же, как это бывает, наверное, у каждого в отношении родственников); или вот так: «Да пошли они!..»

Если мы будем так легкомысленно разбрасываться братьями (хоть и в данное время непутёвыми), с кем мы останемся? И не войдёт ли эта манера в привычку?..  

В общем, это уже тема для отдельного разговора. 

5
1
Средняя оценка: 2.81098
Проголосовало: 164
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star