Посадят ли «узников Кремля» второй раз уже на Украине

Что-то мне подсказывает, что у прокурорских сейчас кипят мозги. По поводу обмена пленными – так их принято называть в украинских СМИ. Вообще-то тех, кто сидел в России, называли политзаключенными. Но те, кто в/на Украине сидел, какие же они политзаключенные? Они же шпионы, террористы, сепаратисты и вообще крайне нехорошие люди. Как такие могут быть политзаключенными? Так что обмен политзаключенными звучит как-то не так. Значит, обмен пленными, потому что хотя войны между Россией и Украиной официально и нет, но она есть. С другой стороны, она есть, но ее вроде как бы и нет. А с третьей…

Короче, майданная общественность, которой, к счастью, неуклонно становится все меньше и меньше, по этому поводу не заморачивается, а глубокомысленно поднимает всех палец и говорит: «Это же гибридная война!» Что это такое, никто из них объяснить не может. А если спросить, то можно услышать, что ты сепар, ватник, агент Кремля, ФСБ и лично Путина. Это универсальная реакция на неудобные вопросы.

Так о чем это я? Да! У прокурорских кипит мозг по поводу обмена, потому что бог с ними, с этими моряками. С ними более-менее все ясно. Даже бог с ним, с этим Артуром Пановым. Он взрывное устройство и мастерил и в супермаркете его подорвать намеревался в Ростове-на-Дону – не Украина это.

А как же быть с тем, что нам по 300 раз на дню говорят, что Крым – это Украина, или как это принято сейчас говорить, «временно оккупированная территория АР Крым». Крым, как и война – он то есть, то нет. Зато точно есть прокуратура, СБУ и полиция Крыма. Не в Крыму, правда, но есть, и заниматься этим структурам вроде бы положено преступлениями, которые совершены в Крыму.

Бог с ним, с этим Эдемом Бекировым. За тайник с 12 килограммами тротила и 200 патронами в Крыму его не осудили. Но ведь Крым – это Украина. И пусть статья в уголовном кодексе Украины значится не под тем номером, что в российском, но ведь тротил он и Африке, и в Крыму, который Украина, тот же самый тротил. И, по идее, это надо бы расследовать. Только уже по украинским законам – доказать вину, если виновен, или прийти к выводу, что нет за ним никакой вины, но мотивированно, а не просто замешанными на политике воплями.

А Сенцов с Кольченко? Они были осуждены и даже порядочно отсидели.

На днях они пресс-конференцию дали. И нужно сказать, оказались совсем не такими, как их рисовали в украинских СМИ. К слову, они оказались на голову выше и даже умнее подавляющего большинства украинских журналистов, которые задавали им совершенно тупые вопросы ни о чем типа: «Какие книги вы читали в заключении, какой фильм хотели бы посмотреть и даже ели ли вы уже борщ?», - а на вопросы по делу отвечали вполне взвешенно и откровенно и вовсе не строили из себя ни в чем не повинных жертв.

Они не отрицали того, что сделали в Крыму. Можно говорить о частностях вроде мотива, квалификации совершенных ними преступлений с точки зрения уголовного законодательства, соответствия или несоответствия приговора тяжести совершенного. Логично предположить, что то, что они сделали в Крыму должно быть оценено с точки зрения украинского законодательства, уж коль Крым – это Украина. Не так ли?

Но что-то еще мне подсказывает, что мозг у прокурорских совсем не кипит. Они об этом вовсе не думают, потому что такой «Крым – это Украина» им совсем не выгоден, потому что «политзаключенные» превратятся в террористов не только по российским, но и по украинским законам.

5
1
Средняя оценка: 3.32353
Проголосовало: 68