Как СССР исключали из «шарашкиной конторы» Запада

80 лет назад, 14 декабря 1939 года, Советский Союз был исключен из Лиги Наций – «за агрессию против Финляндии». Самое интересное, что настрой сторонников подобных мер почти не изменился и по сей день.

Сама советско-финская война, как известно, началась еще 30 ноября из-за нежелания тамошних антироссийских элит уступить Москве часть своих территорий для создания «зоны безопасности» вокруг Ленинграда. Хотя взамен советское руководство предлагало финнам «компенсацию» вдвое большей площади земель из состава Карело-Финской АССР.
Практически сразу после начала боевых действий представители Хельсинки обратились с жалобой в Лигу Наций. Сия организация отреагировала очень оперативно, исключив «агрессора» из числа своих членов. Для этого ее заправилам, правда, пришлось пойти на «маленькие хитрости», буквально за день до голосования «протащив» в Совет Лиги наций делегации из трех государств, поддерживавших антисоветскую резолюцию – Боливии, Египта и ЮАС (современная ЮАР). То есть одна из этих стран была «банановой республикой» на коротком поводке у США, а две остальных –либо полу-, либо откровенными колониями-доминионами Великобритании.
И все равно указанная резолюция набрала всего 7 голосов из 15! То есть абсолютное меньшинство. Но это, конечно, «борцов с агрессией» не смутило. Видимо, логика у них была сродни той, которая наличествует у тех ООНовских деятелей (и их американской «крыши»), которые регулярно сообщают о принятии их организацией резолюции, осуждающей «российскую аннексию Крыма». Хотя в этом году за нее отдали голоса аж 63 страны (из почти двухсот!), остальные либо голосовали против, либо воздержались. 
Но жалкая треть голосующих, в традициях ООНовской «демократии», видимо, считается вполне квалифицированным большинством для принятия того или иного решения. В чем эта публика «переплюнула», пожалуй, даже политиков «великой европейской державы» из Киева, в Верховной Раде которой для принятия того или иного результата все же требуется минимум половина от списочного состава депутатов плюс один голос.

***

Можно заметить, что советская сторона принятым решением особо не заморачивалась, хотя, конечно, и «выжала» на его критике все, что могла, пусть больше и для «внутренней» аудитории. Ведь по большому счету, Лига Наций, организованная в 1919 году, изначально представляла собой явную «шарашкину контору», созданную победившими в Первой мировой войне западными державами – США, Британией, Францией, Италией, Японией. С одной-единственной целью: не допустить даже намека на пересмотр Версальского мира, грабительские условия которого для побежденной Германии даже не слишком симпатизировавший ей Ленин назвал «похабными».
Но поскольку уже тогда западная пропаганда развивалась в стиле оруэлловского «новояза», прямо сообщать о своем первоочередном желании «удержать захапанное» западные державы избегали. А потому и начали бессовестно спекулировать на своем якобы наигорячейшем желании «дать планете мир». То бишь законсервировать навсегда свое господство над ним.
Собственно, это желание «накрылось медным тазом» далеко не только из-за хрестоматийно-известной реваншисткой политики Гитлера. На Тихом Океане США тоже с начала 30-х годов начала все сильнее «перекрывать кислород» бывшему союзнику Японии, затрудняя вплоть до полной блокады поставки туда стратегического и просто сырья. Так что пресловутый налет японской авиации на Перл-Харбор, по сути, был закономерными военным ответом на развязанную американцами «экономическую войну».
В Европе уже фашистский режим Италии захотел «укрепить дух нации маленькой победоносной войной», за несколько недель захватив почти беззащитную Эфиопию. Правда, из Лиги Наций вышел сам – без санкционных резолюций.
Но, конечно, главным нарушителем Версальского мироустройства стала Германия. Которую «отцы-основатели» Лиги Наций почему-то не спешили «ставить на место», несмотря на постоянные нарушения Берлином условий мирного соглашения. Ларчик открывался просто: западные элиты надеялись, что в поисках своего «лебенсраума», «жизненного пространства для арийской нации», Гитлер рано или поздно пойдет на Восток и «покончит с проклятым большевизмом». 
Потому прощали ему все – от ввода войск в демилитаризованную Рейнскую область до захвата Чехословакии. И даже «спустили на тормозах» вступление в войну Лондона и Парижа с началом нападения Вермахта на Польшу, чтобы с захватом последней между Третьим Рейхом и СССР уже точно не осталось бы «буферной зоны».
Да, интересная деталь: США, чей президент Вудро Вильсон считается главным основателем Лиги Наций, сама в ее состав … так и не вошла! Формально – из-за отказа сената ратифицировать соответствующее решения. Реально – потому что правящие элиты просто не захотели даже слегка унижаться, ставя себя, пусть и очень мягко, под политику наднациональных структур. А зачем, если после Первой мировой Америка и так стала главным «центром силы» в западном мире? А Лигой Наций ее реальные властители вполне успешно руководили и «в теневом режиме».
Даже и СССР туда затащили в 1934 году – через вполне контролируемого ими наркома иностранных дел Максима Литвинова, более известного среди американских деловых кругов, где он имел обширные и небескорыстные связи, как Меер-Генох Моисеевич Валлах. Но высшее руководство Союза тогда закрывало на это глаза, оно стремилось побыстрее прорвать международную блокаду молодой Страны Советов. Думается, своего рода «бонусом» за обещание вступления в Лигу со стороны США стало официальное установление дипломатических отношений с Москвой в конце 1933 года.

***

Но когда значительно укрепившийся в военном и экономическом отношении Советский Союз отказался играть роль «овечки на заклание» для науськиваемого на него Западом Гитлера, руководство страны решительно прервало продолжение весьма двусмысленной международной политики «а-ля Литвинов». 
Самому «слуге двух господ» дали «пинок под зад» из НКИДа (правда, вскоре назначив послом во все те же США, судя по всему, «по убедительной просьбе» его тамошних покровителей). Заодно изрядно «прошерстили» окопавшихся в наркомате литвиновских подельников (потом эти меры стали поводом для многолетних стенаний по поводу «зверств кровавой гебни, уничтожившей цвет советской дипломатии»). 
В результате ставший во главе ведомства Вячеслав Молотов в предельно короткие сроки сломал западный сценарий втягивания еще не совсем готовой к этому нашей страны в войну с «цепным псом» Запада Гитлером. Вместо этого виртуозно срежиссировав ситуацию, когда после подписания Пакта и ненападении с Германией этот самый «цепной пес» почел за лучшее броситься кусать своих хозяев, наивно надеявшихся на сохранения своего контроля над абсолютным злом фашизма.
https://webkamerton.ru/2019/08/pakt-o-nenapadenii-s-germaniey-kak-stalin-rasstroil-plany-zapada-natravit-gitlera-na-sssr
Дальше Советский Союз начал вести международные дела уже в своих интересах, а не пытаясь следовать лицемерным «догмам» «мирового сообщества», «кукловоды» которого, как и в нынешние дни, предпочитали конструировать их исключительно «на экспорт», а не для собственного применения.
Одной из таких мер и стало начало боевых действий с Финляндией за «отодвигание» государственной границы СССР, до 1939 года проходившей в жалких 25 километров от «северной столицы» страны, Ленинграда. Задача эта, пусть и ценой немалых потерь, была достигнута. А осуждение Лиги Наций произвело на нашу страну впечатление и эффект сродни хрестоматийного анекдота: «Что-то меня Гондурас беспокоит…».
Забегая вперед: спустя неполные два года «рулящие» тогдашней «ООН» англосаксы сами убедительно показали, в каком именно месте они видели всю свою «международную систему безопасности» в целом и санкции против «советского агрессора» в частности. Поскольку, с началом Великой Отечественной войны очень быстро забыли о своих претензиях к СССР, заключив с ним вполне реальную военную коалицию против Гитлера. И именно эта коалиция стала спустя 5 лет основой для создания уже куда более авторитетной и действенной международной структуры – Организации Объединенных наций.  

 

Когда я работал над данной статьей, мне пришло письмо одного из читателей Камертона, отклик на мой материал о советско-финской войне. 
Вообще-то, открытая полемика – не формат нашего журнала, но больно уж упреки в письме оказались созвучными сегодняшней теме. С учетом же того, что письмо это было отправлено не мне лично, а через редакционную почту, я тоже счел возможным процитировать его полностью, в формате «открытого письма» и дать такой же открытый ответ, конечно, без обнародования какой-то личной информации моего визави.  
Итак, начнем.

«Юрий, вы в своём описании событий Зимней войны между Союзом и Финляндией допустили несколько важных ошибок. Вы очень односторонне поддерживаете политику Сталина в этом международном конфликте.»

Абсолютно точно – политику своей страны в 1939 году я поддерживаю полностью и не считаю ее (и свое мнение) «ошибкой». 

«А ситуация тогда была очень сложной. После заключения пакта с Германией 23 августа 1939 года Сталин стал проводить политику насильственного возвращения в состав СССР стран и территорий, отпавших от Российской империи после событий 1917 года.»

И правильно сделал! Во-первых, потому что, перефразируя известный афоризм «кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую», «кто не готов воевать на чужой территории, будет воевать на своей». 
На том, кстати, зиждется стратегия НАТО, чьи реально значимые члены предпочитают иметь между собой и РФ мощнейший «буфер». Состоящий как из «пушечного мяса с некоторыми гарантиями» (впрочем, весьма условными, как признают сами же западные политики в своих оценках реальной необязательности применения 5-й статьи Устава организации), из числа «младоевропейцев», так и «просто пушечного мяса», уже без малейших формальных гарантий, вроде Грузии и Украины.
Во-вторых, ни одно государство в своем уме давать независимость части своих территорий (тем более если там явно приходят к власти недружественные режимы) не станет. Если, конечно, этим государством не управляют законченные профаны на манер Керенского или откровенные предатели, вроде Горбачевско-Ельцинской клики. 
Потому что в противном случае можно доиграться до требования «незалежности» даже не просто какого-нибудь «Рязанского» или «Тверского» княжеств времен Киевской Руси или ига Золотой Орды, но и вообще отдельных райцентров. А что, если местной элите «мировой гегемон» посулит возможность грабить собственных сограждан без оглядки на «имперскую Москву», может и прокатить, как уже прокатило на той же Украине.      

«Созданный в Москве Коммунистический интернационал поставил своей целью организацию революций во всех странах мира. А власти в лице Ленина и Сталина обещали финансовую и военную помощь иностранным коммунистам. Эти обещания не были пустым звуком. Замышлялось создание всемирной республики Советов во главе со Сталиным (Ленин рано умер и не успел осуществить эти планы).»

Вот-вот, Ленин умер, а Троцкого, бывший главным «локомотивом» идеи мировой революции, в огне которой Россия должна была сгореть, как охапка сена, успешно выперли из СССР. И иностранных коммунистов после этого, конечно, рассматривали, как естественных союзников нашей страны, но не более того. Точно так же, как ныне, например, США и Запад в целом, не без оснований, рассматривает своими союзниками российских (и прочих) либералов и даже пытаются устраивать их руками «цветные» мятежи в свою пользу.
Кстати, Коминтерн уже в 1943 году был официально распущен (еще раньше его сильно «проредили» от откровенных «троцкистов»). А наиболее радикальным французским товарищам из ФКП, намеревавшихся начинать у себя пролетарскую революцию после окончания Второй мировой, из Москвы настойчиво посоветовали «не пороть горячку». Контроль над значительной частью Европы по итогам войны СССР и так уже получил по решению Ялты и Потсдама, а пытаться заиметь больше, чем можешь удержать – дурной тон в политике.

«В Москве образовалось большое сообщество иностранных коммунистов, которых обучали ведению революционной деятельности и устройству госпереворотов в их странах.»

Замените Москву на Вашингтон, коммунистов – на прозападных либералов, и получите точное описание ситуации с устройством «Майданов» (которые, по сути, те же госперевороты), в том числе, и в России.

«За несколько месяцев до инцидента в Майниле по приказу Москвы были депортированы малые народности – карелы, ижорцы ингерманландцы, населявшие зону будущих боёв. Они были лишены гражданских прав и превращены в заключённых лагерей. Многие из них умерли от лишений.»

А что странного в том, что из предполагаемой приграничной зоны военных действий убирается гражданское население, этнически идентичное с будущим противником? Американцы, например, с началом войны с Японией интернировали в те же концлагеря, по разным данным, от 100 до 300 тысяч американских же граждан японского происхождения! Хотя за все годы войны ни один японский солдат на территорию США не вступил – просто для профилактики возможного шпионажа, диверсий и прочих недружественных актов. Как говорят французы: «на войне – как на войне».
В то же время, обвинять Сталина в какой-то «финно-фобии» не приходится. В Вооруженных Силах Финской социалистической республики насчитывалось до 25 тысяч бойцов – тоже этнических финнов. Просто они были настоящими патриотами СССР и готовы были стать основой дружественной для него Финляндии. А в «интернированных» такой уверенности не было или вообще от органов НКВД были вполне убедительные данные о существовании среди них обширной «пятой колонны».
Ну а что по каждому интернированному не было отдельного решения, так в условиях войны такими условностями заниматься не принято. Это только бежавший из России доморощенный бандеровец Бабченко рассчитывает остаться невредимым, «вернувшись в Москву на танке НАТО», а живущие там «оппы» с Болотной площади в случае гипотетической войны станут такой же целью для НАТОвских бомб, как и настоящие российские патриоты, защищающие свою Родину.            

«Среди них была и группа финских коммунистов, убежавших из своей страны после провала попытки революции 1918 года. Из них в 1939 году сформировали правительство Финской социалистической республики, которое в самом начале Зимней войны обратилось к Сталину с просьбой помочь в установлении советской власти в Финляндии. Это обращение опубликовала газета «Правда». А вы «забыли» упомянуть о нём в своей статье. Это был повод для завоевания Финляндии Красной армией! 
Ещё вы забыли рассказать об инциденте у деревни Майнила на границе между двумя странами. В ноябре 1939 года там якобы финны обстреляли советских пограничников. Но давно уже известно, что обстрел организовали наши чекисты для того, чтобы иметь повод напасть на Финляндию. Об этом писал Хрущёв в своих мемуарах. Финнам не нужен был этот обстрел. Они не собирались воевать с гигантским Союзом.»

Насчет «финны не собирались воевать» – это лишь допущение. Воевали бы, как миленькие, во-первых, потому что с самого начала обретения своей «незалежности» люто ненавидели большевистский СССР, во-вторых, потому что «нейтралов» во Вторую мировую в Европе практически не осталось. На сторону Антигитлеровской коалиции Хельсинки не встал бы, особенно после того, как Гитлер захватил Норвегию. Тот бы просто двинул свои войска дальше и принудил финнов к «союзу». Как это было сделано с французами, словаками, румынами, болгарами и проч.
Но, самое главное, войны начинаются не благодаря тем или иным «казус белли», «поводам к войне». К войнам готовятся заранее и начинают их тогда, когда мирные средства убеждения не помогают, а военными можно добиться успеха.
Объявление СССР войны Японии летом 1945 года вообще произошло без всяких формальных поводов – просто Сталин пообещал помощь союзникам по антигитлеровской коалиции. И они против нее не возражали ни тогда, ни сейчас, объявляя, как это часто водится в других случаях, советско-японскую войну «большевистской агрессией». И японцы в Маньчжурии к середине 1945 года тоже сидели тихонько, как мышки – им тоже было невыгодно вступление в войну Советского Союза. Но их мнения как-то не спрашивали…
А формальный «казус белли» – это так, больше «поднимается на щит» для лучшей пропаганды среди собственного населения и дружественных государств, нежели служит реальной причиной начала боевых действий.       

«А между тем на границе была заранее сосредоточена крупная группировка войск Красной армии. Был образован Северо-Западный фронт. Война началась по инициативе Сталина, задумавшего вернуть Финляндию под свою власть.»

СССР предлагал Хельсинки решить дело миром. Те отказались – ну и закономерно получили.
А наши войска в 1939 году первоначально стали развертываться лишь для «убеждения партнера» в серьезности своих намерений. Точно так же, как ныне вблизи с границей с Украиной развернуты крупные соединения российской армии, но это же ничуть не мешает бандеровскому режиму наслаждаться своей русофобской незалежностью. Зато мешает ему же провести столь желанный геноцид борющегося против бандеровщины народа Донбасса – из-за боязни пересечь этим, пусть и неофициальную, «красную линию» со стороны России.

«Именно он повинен в гибели 125 тысяч бойцов Красной армии, павших в Зимней войне.»

Да-да, конечно, и в миллионе жертв Ленинградской блокады, и в десятках миллионов павших в Великую Отечественную войну советских воинов и мирного населения Сталин виноват тоже.
И вообще, «если бы тогда победил Гитлер, сейчас бы мы пили баварское пиво». 

«А вы и эту цифру не назвали.»

Я вообще больше склонен делать акцент на аналитику, а не на справочный материал, особенно, если последний можно найти даже в Википедии.   

«Вы замалчиваете все сведения о репрессиях, жертвах, потерях, происшедших по инициативе Сталина, всячески возвеличиваете этого злодея.»

Не замалчиваю, просто при этом развенчиваю либеральные антисоветские и антироссийские мифы по этому поводу. Особенно при сверхциничном «незамечании» собственных «бревен в глазу» от заказчиков «разоблачителей» таких мифов. 

«Ради чего? Ради ложно понятого патриотизма!»

Нет! Ради патриотизма истинного. Исходящего хотя бы из неоспоримой оценки достижения сталинским СССР пика геополитического могущества за все века существования российского государства, как бы оно тогда ни называлось. Если кто-то из либералов и демократов сможет эти достижения превзойти «или хотя бы с ними сравняться!), тогда и обретет моральное право судить «злодея Сталина». 

«Но такой «патриотизм» на деле выливается в оправдание имперской политики захватов чужих стран.»

По моему скромному разумению, осуждению подлежит не «имперский захват», а конкретные цели, которые этот захват преследует, и реальные его последствия. Москва «захватывала» (на самом деле, собирала под свой патронат) нынешние «незалежные» республики и страны, но почему-то после этого уровень жизни у них значительно поднимался, унифицировались социальные стандарты (те самые школы-ВУЗы, больницы, наука и проч.), а многие «колонии» имели еще и уровень доходов куда повыше, чем в «метрополии».
А вот сходных примеров в отношении «независимых» государств, де-факто представляющих собой квази-колонии «золотого миллиарда» в рамках его неоколониалистской системы, я пока что не обнаружил. Хотя, конечно, нанятые Западом местные «грантоеды» и распинаются насчет «обретения истинной свободы». Вполне в духе горькой мысли Гете:

Нет рабства безнадёжней,
Чем рабство тех рабов,
Себя кто полагает
Свободным от оков.  

«После этого не приходится удивляться антироссийским настроениям в странах, пострадавших от Сталина и  других коммунистических вождей –  Польше, Румынии, Болгарии, Эстонии, Латвии и др. Это следствие политики принудительной «дружбы», навязывания своей воли этим странам. Конечно, горько сознавать, что наша родная страна проводила такую политику. Но что мы могли сделать?!»

Ну да, особенно «убедителен» пример Польши, где засилье русофобии отмечалось на протяжении многих веков, начиная с Речи Посполитой, а то и раньше. Да и румынские вояки творили зверства в составе армии вторжения Гитлера похлеще даже немцев, несмотря на то что Румынию в составе ни СССР, ни Российской империи никогда не было.  
А так, конечно, удивляться не приходится – при таком то засилии «фондов Сороса» и просто спонсируемых местными олигархами (патологически боящимися конкуренции российских «коллег») «свободной прессы» и такого же телевидения, на протяжении десятилетий вдалбливающих в головы граждан обиду и ненависть к «московским поработителям».
А что мы могли сделать – вовремя отправить на свалку истории «либерастню» еще во времена ранней «перестройки». Теперь-то, конечно, справиться с последствиями их преступной политики будет намного сложнее…     

«Если мы будем оправдывать все решения своего правительства только потому, что оно правит нашей страной, но все трагедии прошлого могут повториться. Тогда опять начнутся «возвращения» отпавших территорий силой оружия и кровью наших солдат. И новые санкции от международного сообщества с изоляцией страны-агрессора. Вы этого хотите?»

Я не хочу ни распада своей страны на отдельные удельные княжества, как распался СССР в 91-м году, ни даже ее деградацию до «свободной России» эпохи Ельцина. Когда он дошел до такого убожества, что даже клянчил деньги на свою избирательную компанию 1996 года у американского президента. Зато вижу, что этого очень хочет Запад. 
Уступать ему бессмысленно – эта публика понимает только силу. Ядерное же оружие делает угрозу обычной войны против РФ не слишком актуальной. А руководство России и так успешно избегает втягивания страны в крупномасштабные конфликты, на той же Украине, например, предпочитая тактику «ассимметричных ответов», как, скажем, в Сирии. 
А санкции – если бы их не было за Крым, ввели бы за что-то другое. Хоть за «притеснение сексуальных меньшинств», хоть за законное подавление попытки государственных переворотов в виде «Майданов».
И вообще, слабых бьют – сильных побаиваются. Трусливых же просто «опускают». Как справедливо отмечал Черчилль: «Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор».
А потому очень прав уже цитированный Гете, писавший в своем «Фаусте»: 

Лишь тот достоин жизни и свободы, 
Кто каждый день за них идет на бой!

5
1
Средняя оценка: 3.77778
Проголосовало: 36