Нешокирующий шок в убийстве Шеремета, или О патриотизме по-украински

20 июля 2016 года в 7:45 в Киеве на перекрестке ул. Франко и Хмельницкого в результате срабатывания взрывного устройства кустарного изготовления, заложенного неустановленными лицами, произошел взрыв автомобиля Subaru, принадлежащего главному редактору «Украинской правды» Алене Притуле. Управлявший автомобилем белорусский, российский и впоследствии украинский журналист Павел Шеремет от полученных телесных повреждений скончался в автомобиле скорой помощи. Он был ведущим на «Радио-Вести» и исполнительным директором «Украинской правды».

Примерно так может звучать фабула этого события.

Следствие выдвинуло три версии: профессиональная деятельность, неприязненные отношения и деятельность российских спецслужб, причем третья версия была неотъемлемой составляющей первых двух.

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков - тот самый Аваков, который стал министром после своего майданного заявления «мусора не люди» и объявил себя «русскоязычным украинским националистом» - тогда четко обозначил приоритеты следствия:
«Наш враг - имперская Россия во главе с диктатором Путиным не остановится ни перед чем, чтобы дестабилизировать нашу страну. В том числе, и через террористические атаки на влиятельных журналистов, на иностранцев, программы и так далее. Я не исключаю, что в ситуации с убийством Шеремета мы имеем такую ситуацию».

С тех пор прошло больше трех лет, и Аваков вновь публично заговорил об убийстве Шеремета на специальном созванном брифинге:
«Информация, которую вы получите, к сожалению, является не только сенсационной, но и шокирующей. И украинское общество имеет право и должно четко осознавать, где эта грань, за которой патриотизм превращается в предательство своей родины».

Что же должно шокировать украинское общество? Подозреваемые вовсе не российские шпионы и спецназовцы, а совсем наоборот – сплошь патриоты Украины.

Юлия Кузьменко -  она же «Лиса», хирург в Охматдете и волонтер. 
Андрей Антоненко - волонтер АТО, сержант Сил специальных операций и рок-музыкант, известный как Riffmaster. 
Яна Дугарь - медик в 25-й воздушно-десантной бригаде.  
Инна Грищенко - атошница «Пума». 
Владислав Грищенко - муж «Пумы» с позывным «Буча», специалист по минно-взрывному делу.

Аваков шокирован, но не шокировано украинское общество. В украинском обществе стараниями, в том числе и Авакова, слово патриот приобрело отличное от всего остального мира значение.

Патриот нынешней Украины – это тот, кто совершил вооруженный государственный переворот, тот, кто начал и продолжает гражданскую войну, тот, кто чтит ОУН, УПА, превозносит нацистских пособников, ненавидит прошлое своей родины и делает все возможное, чтобы посеять ненависть, раскол и в конечном итоге ее уничтожить. Патриот Украины просто обязан ненавидеть Россию и русских, иначе он не патриот. В общем, слово патриот в нормальном украинском обществе приобрело резко отрицательное значение. Доходит даже до того, что когда кому-то хотят указать на откровенную глупость и неадекватность, ему говорят: «Ты патриот что ли?».

И именно поэтому ничего шокирующего для обычных граждан Украины в словах Авакова нет – они давно привыкли к тому, что патриоты Украины совершают преступления. Чем выше уровень патриотизма, тем значительнее их тяжесть.

Шокировать может только одно – в этот раз патриотов за преступления почему-то решили не прощать, хотя говорить об этом все же рано. Ведь они не какие-нибудь, а самые настоящие патриоты.

Соратники и сторонники фигурантов в деле убийства журналиста Павла Шеремета запустили флешмоб «в поддержку патриотов» с хештэгом  #ясоучастник, нардеп из порошенковской «Европейской солидарности» Яна Зинкевич заявила в суде, что хочет взять на поруки подозреваемую Яну Дугарь, потому что та военная медсестра, а Аваков прямо на брифинге снова заговорил о своем вожделенном российском следе: «Ну, например, Шеремет писал книгу вместе с Немцовым. Шеремет издавал несколько материалов, которые обличали соответствующие… нынешний режим в соседней державе. Это тоже может быть версия, и это тоже рассматривается».

Министр по делам ветеранов Оксана Коляда (та самая Коляда, которая вместе с премьером Гончаруком ходила на концерт к неонацистам) заявила, что министерство готово оказывать подозреваемым «весь спектр правовой помощи», потому что «образ ветерана и волонтера — это образ героя и защитника. И он никак не может быть соединен с образом убийцы. Обвиняемых Влада и Инну Грищенко, Андрея Антоненко, Юлию Кузьменко, Яну Дугарь знаю лично. Все они - признанные авторитеты в ветеранском и волонтерском движении».

Образ ветерана и волонтера не может быть соединен с образом убийцы? Как и шокированный Аваков, Коляда ошибается. Может, еще как может. В украинских реалиях понятия патриот, ветеран АТО, волонтер, нацист, преступник и убийца уже давно неразрывно связаны, тем более, что на убийство Шеремета именно эти патриоты, ветераны и волонтеры пошли, как говорит следствие, «увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, размежевания общества по принципу национальной принадлежности, стремясь сделать свои взгляды объектом внимания общественности и привлечь внимание к определенным политическим убеждениям».

Так что они самые настоящие патриоты, правда, в украинском, а не общепринятом смысле этого слова.

5
1
Средняя оценка: 3.22917
Проголосовало: 48