Шесть лет майдана головного мозга – первые шаги к выздоровлению

«Все, как всегда, и лучше будет едва ли», - поет Кинчев. Но с другой стороны, все всегда уж совсем одинаково быть не может. Организм, который болеет, или умрет или пусть и не полностью, но все же излечится. Государственные организмы в этом ничем не отличаются от всех прочих.

Как всегда, начиная с 2015 года, когда Порошенко указал гражданам Украины отмечать 20 февраля День Героев Небесной Сотни (все слова непременно с большой буквы), в этом году вновь прошли посвященные этой дате официальные мероприятия. И как всегда, они были менее многочисленными, чем прошлогодние. Как всегда на них были чиновники, соросовские грантоеды, кормящиеся на войне волонтеры, почитатели Бандеры, ряженые попы-раскольники и городские сумасшедшие. Но кое-где, по крайней мере на Юго-Востоке Украины, на этот официоз в этот раз не пришли даже первые лица уровня мэров – председателей местных советов – глав госадминистраций, отправив вместо себя отбывать обязательную (пока еще обязательную) программу заместителей. Даже те, из них, кто поднялся на волне майдана, звериным чутьем чувствуют, что направление ветра начало слегка меняться. Даже Порошенко начал говорить не о сотне, а о «более 80-ти погибших».

Организм не излечился, но налицо положительная динамика, потому что происходят немыслимые еще год назад вещи. В СМИ и на телеканалах (пока их можно пересчитать по пальцам, но все же) начинают задавать вопросы, что же на самом деле происходило зимой 2013-2014 года. Неудобные вопросы, а на них звучат не менее неудобные ответы, разрушающие мифы о «святом майдане» и том, что в действительности происходило 6 лет назад в стране.

Еще более немыслимым всего лишь год назад событием было бы заявление со стороны Государственного бюро расследований (ГБР). И. о. директора этой созданной после майдана правоохранительной структуры Ирина Венедиктова осмелилась открыто сказать то, что для справедливого расследования преступлений на майдане необходимо отменить закон об амнистии его участникам. Отменить тот самый закон, который не только простил им совершение преступлений по семи десяткам статей Уголовного кодекса Украины, начиная от банальной кражи, заканчивая убийством 

«Были убиты 78 митингующих и 13 милиционеров. С точки зрения справедливости, мы должны помнить и о 13 погибших правоохранителях, которые выполняли приказ. Если приказы были преступными, нужно привлечь к ответственности тех, кто их отдавал. Если мы хотим справедливого и честного расследования, то этот закон нужно отменить».

Госбюро уже разработало проект закона о заочном осуждении и направило его всем главам фракций и председателю комитета ВРУ по вопросам правоохранительной деятельности Денису Монастырскому.

А теперь для большей понятности позволю себе процитировать то, что я написал в феврале 2014 года сразу после майданной амнистии:

«Всепрощение касается более семи десятков статей уголовного кодекса. Среди них:
- действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти,
- диверсия,
- умышленные телесные повреждения легкие, средней тяжести и тяжкие,
- незаконное лишение свободы или похищение человека,
- захват заложников,
- нарушение неприкосновенности жилья,
- нарушение правил дорожного движения (с причинением телесных повреждений и смертью потерпевшего),
- групповое нарушение общественного порядка,
- массовые беспорядки,
- хулиганство,
- вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность,
- захват государственных и общественных зданий и сооружений,
- самоуправство,
- сокрытие преступления,
- пропаганда войны

Есть в этом перечне и классическая уголовщина:
- кража,
- грабеж,
- разбой,
- вымогательство,
- незаконное завладение транспортным средством,
- принуждение к выполнению или невыполнению гражданско-правовых обязательств (обычно она применяется, когда выбивают долги, как это модно было в бурные 1990-е).

Есть, и вовсе неспроста, статья об уничтожении имущества.

Нас старались уверить, что в действиях протестующих нет ни национализма, ни неонацизма, но в перечне амнистии есть статья о нарушении равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или религиозных убеждений.

Есть в нем преступления против правосудия:
- вмешательство в деятельность судебных органов,
- угроза или насилие в отношении судьи, народного заседателя или присяжного,
- препятствование явке свидетеля, потерпевшего, эксперта, принуждение их к отказу от дачи показаний или заключения.

Отметились революционеры, похоже, и в статье, которая говорит о незаконном сборе с целью использования или использование сведений, представляющих коммерческую или банковскую тайну.

Депутаты были крайне возмущены объявлением о подготовке к антитеррористической операции, но почему-то включили в перечень всепрощения:
- создание преступной организации,
- содействие участникам преступных организаций и укрывательство их преступной деятельности,
- бандитизм,
- террористический акт,
- вовлечение в совершение террористического акта
- публичные призывы к совершению террористического акта,
- создание террористической группы или террористической организации,
- содействие совершению террористического акта,
- финансирование терроризма,
- создание не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований,
- нападение на объекты, на которых имеются предметы, представляющие повышенную опасность для окружения.

А вот еще, пожалуйста:
- сопротивление представителю власти, работнику правоохранительного органа, государственному исполнителю, члену общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащему, уполномоченному лицу Фонда гарантирования вкладов физических лиц,
- вмешательство в деятельность работника правоохранительных органов, работника государственной исполнительной службы,
- вмешательство в деятельность государственного деятеля,
- угроза или насилие в отношении работника правоохранительного органа,
- угроза или насилие в отношении государственного или общественного деятеля,
- захват представителя власти или работника правоохранительного органа в качестве заложника,
- умышленное уничтожение или повреждение имущества работника правоохранительного органа,
- угроза или насилие в отношении должностного лица или гражданина, исполняющего гражданский долг,
- препятствование деятельности народного депутата Украины и депутата местного совета,
- умышленное уничтожение или повреждение имущества должностного лица или гражданина, исполняющего гражданский долг,
- самовольное присвоение властных полномочий или звания должностного лица.

Впечатляющий набор для мирных протестов? А ведь в названии закона, рожденного мудрыми депутатами, речь идет «о недопущении преследовании и наказания лиц» именно «в связи с событиями, которые имели место во время мирных собраний»».

Вернемся в наши дни.

«Очень надеемся, что депутаты его поддержат. Поскольку дальше мы не можем двигаться. Я понимаю, что эту инициативу не поддержит широкий круг лиц, поскольку заочное осуждение будет касаться всех... Но без этого, повторю, двигаться дальше невозможно», - заявила Венедиктова.

Ее инициатива точно не будет популярной не только среди прощенных «героев майдана», но и среди депутатов Верховной Рады, потому что среди них немало тех, кто причастен к совершенным во времена Революции достоинства преступлениям. И главное из них – это «действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти». Форма соучастия, как известно, может быть разной – организатор, исполнитель, пособник, подстрекатель. В прошлом и в нынешнем составе Верховной Рады есть все из них.

5
1
Средняя оценка: 3.56667
Проголосовало: 60