Освобождение юга Словакии: кавалерия и танки – это сила!

25 марта началась Братиславско-Брновская наступательная операция 2-го Украинского фронта. Значительную роль в ее успехе на первом этапе боев сыграла 1-я конно-механизированная группа генерал-лейтенанта Иссы Плиева.

Во второй половине марта, после провала мощного контрнаступления немцев при озере Балатон, началось решительное наступление наших сил с целью окончательного вытеснения врага с территории Венгрии с дальнейшим захватом Австрии и ее столицы Вены. К концу марта части 3-го Украинского фронта маршала Толбухина и левого крыла 2-го Украинского маршала Малиновского в целом вышли на австро-венгерскую границу.
Однако к северу от Венгрии лежала территория Чехословакии. Точнее – Словакии, где под патронатом Гитлера (вскоре после «Мюнхенского сговора» западных политиков по «умиротворению» Германии с целью открыть ей дорогу на восток, натравив на СССР) на руинах чехословацкого государства было организовано марионеточное правительство словацких фашистов. Которые в благодарность фюреру за поддержку даже отправили немаленький словацкий корпус в поддержку Вермахта, когда он напал на нашу страну.  Впрочем, партизанское антифашистское движение на этой территории тоже было достаточно мощным…
Так или иначе, но словацкие земли буквально «нависали» с севера над венгерской территорий и, соответственно, боевыми порядками наступавших на Австрию частей РККА. Наши коммуникации в силу этого находились в потенциально большой опасности – из-за возможного флангового удара со стороны все еще мощной гитлеровской группы армий «Центр». Так что опасность эту необходимо было поскорее ликвидировать, дабы не вводить противника в искушение попытаться устроить «венской» наступательной группировке Красной Армии полноценный «котел».
Посему 25 марта войска левого крыла и центра 2-го Украинского фронта маршала Малиновского и начали наступление с целью освобождения Словакии. Можно заметить, что перевес в силах с нашей стороны формально был вполне достаточным для успеха наступления. 350 тысяч бойцов против 200 тысяч у немцев, 6 тысяч орудий против 1800, 240 танков против 120 и 645 самолетов против 150. Кстати, вместе с Красной Армией на этом участке воевали и две румынские – общей численностью в 68 тысяч человек. 

***

Тем не менее о каком-то «блицкриге» с нашей стороны речь, увы, не шла. Ибо оборона противника опиралась не только на труднопроходимые водные преграды – реки Грон, Дунай, Нитра, – на стороне фашистов был еще и горно-лесистый рельеф местности и, главное, весенняя распутица с ее непролазной грязью на дорогах. 
Положим, кой-какие вышеуказанные моменты наши бойцы сами смогли успешно применить в свою пользу. Например, лесистый берег реки Грон позволил нашему командованию скрытно подвести к переправе мощные силы, которые в ночь на 25 марта и переправились настолько стремительно, что враг просто не успел им серьезно помешать. В ряде мест сухопутным частям неплохо помогали моряки Дунайской флотилии, высаживая в тылу врага многочисленные десанты.  
Но один прорыв передовых линий обороны гитлеровцев, благодаря преимуществу в танках и артиллерии, быстрого успеха нашему наступлению не принес бы. Таких линий у врага было ведь несколько, а пока к ним будет подтягиваться по непролазной грязи крупнокалиберная артиллерия, «ползти» пехота, слишком «много воды утечет». Да и противник вряд ли будет просто смотреть на такие передвижения, нанося урон нашим войскам постоянными обстрелами.
Однако у командования 2-го Украинского в запасе был важный «козырь» – 1-я гвардейская конно-механизированная группа. На тот момент, кстати, единственная официально штатная подобная боевая единица со стабильным «костяком» из базисных подразделений. Остальные КМГ были обычно временными, создаваясь лишь на время решения конкретной задачи, а затем опять расформировывались до следующей надобности.
Стоит заметить, что, несмотря на скромное название, 1-я гвардейская конно-механизированная группа под командованием генерал-лейтенанта Иссы Плиева имела в своем составе весьма значительные силы:

4-й гвардейский кавалерийский корпус (9-я и 10-я гвардейские, 30-я Краснознаменная кавдивизии, два истребительных противотанковых артполка, гвардейский минометный полк, зенитные полки и др.);
6-й гвардейский кавкорпус (8-я и 13-я гвардейские и 8-я Дальневосточная кавдивизии, два истребительных противотанковых артполка, гвардейский минометный полк, зенитный полк и др.)
пять танковых и два самоходно-артиллерийских полка
5-я горно-инженерная саперная бригада и другие приданные подразделения.

Кстати, штатный состав одной только конной дивизии была ненамного меньше обычной пехотной – до 8 тысяч сабель. Так что общая численность плиевской группы колебалась на отметке где-то в полсотни тысяч бойцов минимум. Для сравнения, приблизительно столько было в отдельной армии 1-го Украинского фронта, осаждавшей Бреслау. А так, после войны, на базе 1-й КМГ был создан целый Ставропольский военный округ с тогда уже генерал-полковником Плиевым по главе. А округ – это ведь аналог фронта, только на период мирного времени.

***

Так что не будет большим преувеличением сказать, что под началом Иссы Александровича был, по сути, «фронт во фронте». Причем обладающий рядом ценных преимуществ в данный момент по сравнению с другими подразделениями Красной Армии.
В первую очередь к ним можно отнести редкое сочетание быстроты передвижения и собственно «проходимости» по самым плохим дорогам, а то и при их отсутствии. Те же горные тропы, например, никакая машина, а тем более танк, там в принципе не пройдут. Пехота будет идти долго, да и не сможет тянуть за собой минимально тяжелое вооружение. А вот конники, «цугом», друг за другом, пройти там смогут, да еще и подвезут с помощью вьючных лошадей немало боевого снаряжения, тех же минометов, например, и боеприпасов с продовольствием.
А рейды танковых частей? Сами-то бронированные машины, в принципе, по неполному болоту, может, и пройдут, но как им наступать без поддержки пехоты? Особенно с появлением у немцев массы РПГ – «фауст-патронов»? Бронетранспортеров в РККА, увы, до конца войны так и не появилось в осязаемом количестве, а верхом на танковой броне  долго не усидишь, разве что несколько километров от силы.
Кавалеристы же в использовании танков в качестве транспорта и не нуждаются – у них собственный индивидуальный транспорт, мощностью «мотора» в одну лошадиную силу имеется. Его и для стремительных наскоков из засад можно использовать, но если противник засел в хорошо оборудованных окопах, не беда. На лошадях конники удобно доберутся на минимально безопасное расстояние для врага, спешатся, а потом будут выступать уже в роли обычной пехоты. Кстати, «кавалеристы-пехотинцы» – изобретение далеко не новое, еще сотни лет назад в такой роли порой выступали, например, драгуны.  
А еще у подчиненных генерала Плиева к тому времени был уже весьма солидный опыт проведения таких операций в сходных условиях. Например, практически за год до этого в ходе операции по освобождению Одессы. 
Там ведь тоже распутица была страшная. Но «плиевцы», пройдя с боями несколько сот километров за 10 дней, нанесли такой урон немецким коммуникациям, что закончилось все это фактическим окружением немецких и румынских дивизий, засевших в «жемчужине у моря». И полным «фиаско» последних – после достаточно скоротечной атаки РККА с уничтожением и пленением врагов, оккупировавших прекрасный советский город.
Собственно, именно благодаря подобным успехам группу Иссы Плиева и «повысили» до уровня постоянно действующей боевой единицы. Ведь важным залогом успешных военных действий является боевая слаженность войск, достигающаяся отнюдь не за один бой. Зачем же «тасовать» подразделения, если они за годы совместных сражений так хорошо сработались?

***

Вот и в Словакии 1-я гвардейская конно-механизированая группа успешно выступила в качестве и десанта, и настоящего тарана. Особенно это ярко проявилось при форсировании реки Нитра, где немцы подготовили очередной мощный рубеж своей обороны на случай возможного отступления под ударами Красной Армии. 
Случай то этот наступил, но вот добежать до резервной линии обороны фрицы элементарно не успели. А имевшиеся у Нитры малочисленные гитлеровские части не смогли оказать серьезного сопротивления фактической «квази-армии» генерала Плиева. Кавалеристы с танками по бездорожью всяко быстрее, чем вражеская пехота передвигаются. 
Так что Нитра была молниеносно форсирована 1-й КМГ, и подошедшим к реке для уже массированной переправы главным силам 2-го Украинского фронта никто не мешал производить эту переправу как на учениях – с максимальным комфортом. Благодаря чему они уже к 1-му апреля вышли к столице Словакии Братиславе.
А уже 4 апреля город был освобожден от фашистов. Не без серьезных уличных боев, правда, хотя главную роль в нашей победе, как это нередко случалось и раньше, сыграл умелый маневр советских войск по охвату Братиславы. В силу чего значительная часть вражеских сил просто удрала из города, опасаясь попасть в «котел» – там оставили лишь фактических «смертников» для «арьергардных боев» с Красной Армией.
Конечно, полное освобождение Словакии длилось до мая 45 года, и его этапы требуют отдельного разговора. Однако и первый этап Братиславско-Брновской операции, успешно завершенный всего за 10 дней боев взятием под советский контроль Братиславы, сам по себе стал важным успехом Красной Армии на завершающем этапе Великой Отечественной войны. 

5
1
Средняя оценка: 3.03571
Проголосовало: 56