День Соборности Украины, или Как Сталин напал на Украину, а я стал агентом ФСБ

22 января сего 2021 года занесло меня по делам в… Впрочем, не столь уж важно, как называется этот город. Более важно, что это не мегаполис, а вполне типичный город Юго-Восточного региона Украины – того самого региона, который раньше вполне официально назывался таким страшным для «настоящих патриотов Украины» словом Новороссия. Население города - плюс-минус 300 тысяч человек.

Начало десятого утра. Иду себе, никого не трогаю. Пока меня не трогают, я вообще никого не трогаю. Ни руками, ни ногами. Иду, значит, я, никого не трогаю, напеваю с утра привязавшийся бессмертный хит Гелены Великановой:

Пришли девчонки, стоят в сторонке,
Платочки в руках теребят,
Потому что на десять девчонок
По статистике девять ребят.

Смотрю – точно стоят в сторонке. Не только девчонки стоят, но и ребята. Человек с тридцать. Все возрастом примерно от 20 до 60-ти. И теребят. Но только не платочки, а флаги современной Украины в сине-желтом варианте Скоропадского и Петлюры и красно-черные флаги бандеровской УПА и нынешнего «Правого сектора». Древков нет, держат в руках и теребят следственно. Лица у всех одухотворенные, с явными признаками чрезвычайно высокого интеллектуального развития.

Они стоят, люди проходят мимо, а мне стало любопытно: кому стоим, куда ждем, какого требуем?

Ну, и начинаю, соответственно, интересоваться. На своем родном русском языке, на котором весь Юго-Восток думает и говорит. А вот ответы звучат на дэржавной мове. Точнее это они думали (по-русски, скорее всего, думали), что на украинском языке, потому что от литературного украинского языка это было так же далеко, как опиздала на останивку от запізнилася на зупинку.

В общем, подозрительно на меня посматривая, говорят, что сегодня большой праздник. Называется День соборности Украины.

Я-то знаю, что в этот день в 1919 году было провозглашено объединение петлюровской Украинской народной республики (УНР) и образованной из осколка Австро-Венгрии Западно-украинской народной республики (ЗУНР) во главе с бывшим депутатом имперского парламента Евгением Петрушевичем. Никаких реальных последствий от этого объединения не было, летом этого же года территория ЗУНР перешла под контроль чехословацких, румынских и польских войск, а в конце года Петрушевич объединение деносировал. Впрочем, и вместо УНР, причем гораздо раньше, 10 марта 1919 года, появилась Украинская Советская Социалистическая Республика, в 1922 году ставшая одной из основательниц СССР.

Кто и что собирал, спрашиваю. Ответ был потрясающим. Если стоите, то лучше присядьте.

Оказывается, в этот день Украина, причем годы назывались разные, объединилась против российской агрессии! А кто-то, видимо, самый интеллектуальный заявил, что это было по приказу… Неужто Путина? Нет, слава богу, в этот раз Путин не виноват. Это Сталин приказал. В 1939 году.

А сами скучковались и на меня посматривают еще подозрительнее. Уже и йды звидсы и традиционное «чемодан, вокзал, Россия» начинается.

Но реально все началось, когда я спросил о том, что сейчас начало десятого, многие давно уже на работе, а они, почему тут стоят, флажочки вместо платочков теребят и бездельничают? На что вообще живут? Какую они вообще пользу приносят? Не больше ли будет пользы, если они улицу, на которой стоят, подметать начнут? Грязноватая улица-то.

Ой, что тут началось! Я узнал о себе много нового и интересного. Одновременно я оказался провокатором, москалякой, которого, конечно же, на гиляку, коммунякой, которого туда же, жидовской мордой, представителем сексуальных меньшин, сепаром, врагом Украины, агентом ФСБ, агентом Кремля, агентом Путина… Еще что-то было, не помню уже. А один из них – самый главный, видимо, начал названивать в полицию и СБУ, сообщая, что они меня во всех этих ипостасях поймали.

Думали, что я, осознав свой позор и устрашившись, начну убегать, а самые молодые из них будут меня азартно ловить, нежно попинывая ногами? Не тут-то было! Я абсолютно спокойно и добросовестно прождал полицию и СБУ не менее, чем полчаса. Никто так и не приехал, и я неторопливо ушел. Удерживать, а тем более трогать меня не решились, вот и я не трогал никого ни руками, ни ногами. Правда, перед уходом я позвонил в скорую помощь и сообщил, что посреди улицы собрались люди, которым требуется неотложная психиатрическая помощь.

Вот поэтому-то я город и не называю. Приехала скорая помощь или нет, не знаю, но стыдно, знаете ли, что в любом случае я врачей от дела отрывал. Тем более, что «майдан головного мозга» не лечится.

Уходя, я размышлял, что может и «…на десять девчонок по статистике девять ребят», но на 300-тысячный город 30 на всю голову майданутых – это не так уж и плохо. Нормальных-то больше. И это вселяет надежду.
 

5
1
Средняя оценка: 3
Проголосовало: 119