Как выводили на орбиту советский «Мир»

35 лет назад, 20 февраля 1986 года был произведен успешный запуск орбитальной станции «Мир» – первой в мире космической станции такого класса.

В период с конца 50-х – начала 60-х годов освоение околоземного пространства осуществлялось двумя обычно раздельными способами: выводом на орбиту (впоследствии с запуском к другими планетам) автоматических космических аппаратов и пилотируемыми полетами. 
Ожидать от аппаратуры без участия человека таких же результатов, как при наличии «человеческого фактора», не приходится. А полеты космонавтов в те годы длились от силы несколько дней, и большая часть выводимого на орбиту груза приходилась на вес членов экипажа и систем жизнеобеспечения. 
Масса отправляемых в космос научных приборов не могла быть сколь-нибудь существенной. Но даже если бы и была, гонять ценное оборудование на орбиту и обратно – удовольствие недешевое. Соответственно, о масштабных экспериментах с непосредственным участием ученых на том этапе развития космических исследований речь идти не могла. 

Начала решаться эта проблема с начала 70-х годов – с появлением в СССР (позже – в США) орбитальных станций. Они были намного просторнее обычных космических кораблей, что позволяло космонавтам с достаточным комфортом проводить в космосе значительно больше времени, чем обычно. Плюс на эти станции можно было завозить необходимое оборудования для экспериментов, не заботясь о необходимости его немедленного возвращения на Землю.
Первой в мире орбитальной станцией, запущенной Советским Союзом, стала в апреле 1971 года станция «Салют-1». Затем последовала серия запусков «Салютов» с последующими порядковыми номерами. Однако запросы к космическим исследованиям возрастали, и наличные орбитальные станции начинали удовлетворять их уже не в полной мере.
Решение было найдено в 1976 году, когда наши ученые занялись разработкой проекта многомодульной орбитальной станции. Она должна была представлять собой базовый блок, к которому благодаря стыковочным узлам можно было бы подсоединять дополнительные модули; каждый из модулей был рассчитан для выполнения той или иной программы. 
Работа велась около 10 лет. В руководстве военно-космической отраслью хотели догнать и перегнать американцев в создании космических кораблей многоразового использования «Шаттлов», для чего была запущена программа «Буран». На неё уходила большая часть ассигнований. В конечном счёте в состязании обычных одноразовых космических кораблей и «Шаттлов» победили первые и не в последнюю очередь благодаря наличию орбитальных станций. Свою многоразовую программу американцы полностью свернули в 2011 году.

В начале 80-х «Буран» едва не погубил «Мир». Спас его тогдашний секретарь ЦК КПСС, курировавший военно-промышленный комплекс, Григорий Васильевич Романов, прежде возглавлявший Ленинградский горком КПСС и считавшийся одним из наиболее вероятных кандидатов на пост Генерального секретаря. 
Романов добился правительственного постановления о начале полномасштабных работ над «Миром», которое было принято в январе 1985 года. Спустя чуть больше года уникальная космическая станция была выведена на орбиту, и началась ее космическая служба.
Первый экипаж в составе Леонида Кизима и Владимира Соловьева был доставлен на станцию 15 марта 1985 года. Первый дополнительный модуль «Квант» с астрофизическим оборудованием был пристыкован в апреле 1987 года, «Квант-2» – в декабре 1989-го. 
Последним в советские годы, в июне 90-го, добавили модуль «Кристалл» для выращивания особо чистых кристаллов. Дальше наступил большой перерыв, и новые модули «Спектр» и «Природа» дополнили станцию лишь в мае 1995 года и апреле 1996-го. Их задачей было уже исследование Земли, а не космоса, как раньше.
Общий вес станции в итоге составил около 122 тонн; только научной аппаратуры на ней было около 11 тонн! Никакой земной ракетой одномоментно такой вес вывести на орбиту было немыслимо. А по частям – вполне.

***

Всего на «Мире» за 15 лет его работы было проведено свыше 23 тысяч научных экспериментов. Поставлено несколько мировых рекордов: например, 437-дневное пребывание в космосе в 1994-95 годах россиянина Валерия Полякова или 188-дневное пребывание американки Шэннон Люсид, рекордное для женщин.
Были и другие рекорды: 1987 год – первый иностранец на «Мире» (и одновременно первый сирийский космонавт) Мухаммед Фарис. Спустя 3 года – первый журналист и первый японец в космосе Тоехиро Акияма. 
Небывалое доселе число космонавтов работало на станции на протяжении ее истории – 104 человека. Среди них в середине 90-х американцев было даже больше, чем россиян. Тоже своего рода рекорд, хоть и не очень веселый. Впрочем, чему удивляться: после распада великой страны и обнищания вследствие «рыночных реформ» российского бюджета большую часть финансирования работы «Мира» взял на себя Вашингтон. А кто платит, тот и заказывает музыку…

Прекращение международного финансирования в конце концов стало главной причиной прекращения программы первой советской модульной орбитальной космической станции. Тем более что «фаворитом» уже выступала Международная космическая станция, запущенная в 1998 году. Запущенная с огромным вкладом российской науки, с учетом бесценного опыта «Мира».
У бизнесменов есть циничная поговорка: «Оказанная услуга – уже не услуга». В конце 1990-х годов поддерживать российскую космическую программу Запад отказался. И 23 марта 2001 года полет «Мира» был прекращен. Станция была затоплена в глубоководном и безлюдном районе Тихого океана. Однако память об этом достижении советской космической отрасли до сих пор живет. 

5
1
Средняя оценка: 2.73469
Проголосовало: 98
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star