Ленин и современный мир

К 151-й годовщине рождения В.И. Ленина уместно сказать несколько слов о том, как востребованы в мире сегодня его идеи и личность.

Одним из важных тезисов антикоммунистической пропаганды последних десятилетий является утверждение о том, что с крахом СССР в 1991 году потерпел крах и социализм как система. Дальше, мол, лишь «конец истории». 

Однако не рано ли хоронят наследие самого известного в истории большевика-коммуниста Владимира Ильича Ленина? 

Да и социализм как общественно-политическая система не исчезал с карты мира – этот общественно-политический строй существует в КНР, на Кубе, в КНДР, Вьетнаме, Лаосе. Приоритет общенародной (государственной) собственности, примат общественного над частным существует в соседней Белоруссии. Одним из примеров развития ленинских идей на современном этапе может служить левое движение в Латинской Америке; прочные позиции занимают левые социалистические силы в Венесуэле, Боливии, Никарагуа.

Экономика КНР несколько лет назад вышла на первое место в мире по объему ВВП, рассчитанному по реальному производству. Китайская Народная Республика показал устойчивость ко всем кризисным явлениям вроде мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. и демонстрирует пусть небольшой, но рост производства, а не его падение, как остальные крупные страны. И здесь тоже вспоминается Ленин: «Социализм победит капитализм тогда, когда перегонит его по производительности труда», что мы и наблюдаем.

Владимир Ильич был прагматиком. Он был им и тогда, когда заключал Брестский мир, и тогда, когда вводил в РСФСР «новую экономическую политику» (НЭП). Только в СССР в условиях международной обстановки тех лет НЭП был временной мерой, а в Китае «временность» продолжается до сих пор. 

Значение идей Ленина таково, что их используют не только его последователи. Противники используют их не меньше, хотя не говорят об этом вслух. Мир давно поделён между транснациональными корпорациями (монополиями), о чём Ленин писал ещё в «Империализме как высшей стадии капитализма», ТНК в своей корпоративной деятельности применяют планирование и другие методы советского управления, лицемерно шельмуемые капиталистическим Западом. Основатель японской компании «Ти-Эйч-Кей» Хироши Терамачи как-то заметил: «Вся наша экономическая система полностью скопирована с вашей. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры». Очень ценное признание!
Правящие классы европейских капиталистических стран согласились поделиться с трудящимися частью своих доходов лишь тогда, когда перед ними предстала перспектива потерять всё. Тогда и начались народные фронты, 8-часовой рабочий день, пенсии по старости, бесплатная медицины... 

Великий Октябрь стал первой в мир революцией, свергнувшей власть эксплуататорских классов. И до сего дня не потеряла значение ленинская теория революции. Было и остаётся классикой политической теории ленинское определение революционной ситуации: «Лишь тогда, когда «низы» не хотят старого и когда «верхи» не могут по-старому, лишь тогда революция может победить». 

Популярный лозунг советских времен, которому умудрились придать ироническое звучание, гласил: «Ленин и сейчас живее всех живых!». В этих словах есть большая правда. Ленинское идейное наследие продолжает приносить плоды в условиях нарастающего кризиса капитализма как мировой системы, утратившей возможности своего воспроизводства. 

 

Великий князь Александр Михайлович РОМАНОВ, внук Николая I:
«На страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи».

Николай УСТРЯЛОВ, русский политический деятель и публицист, видный деятель партии кадетов (с 1917), один из идеологов сменовеховства: 
«В живой драме всемирной истории это был один из типичных великих людей, определяющих собой целые эпохи. 
Он был прежде всего великий революционер. Он — не только вождь, но и воплощение русской революции. Воистину, он был воплощенной стихией революции, медиумом революционного гения. В нем жила эта стихия со всеми ее качествами, увлекательными и отталкивающими, творческими и разрушительными. Как стихия, он был по ту сторону добра и зла. Его хотят судить современники; напрасно: его по плечу судить только истории. 
В нем было что-то от Микель Анжело, от нашего Льва Толстого. По размаху своих дерзаний, по напряженности, масштабам, внутренней логике своей мечты он им подобен, им равен. Его гений — того же стиля, той же структуры. 
Но мало еще сказать, что он был великий исторический деятель и великий революционер. Он был кроме того глубочайшим выразителем русской стихии в ее основных чертах. Он был, несомненно, русским с головы до ног. …. 
Пройдут годы, сменится нынешнее поколение, и затихнут горькие обиды, страшные личные удары, которые наносил этот фатальный, в ореоле крови над Россией взошедший человек, миллионам страдающих и чувствующих русских людей. И умрет личная злоба, и "наступит история". И тогда уже все навсегда и окончательно поймут, что Ленин — наш, что Ленин — подлинный сын России, ее национальный герой - рядом с Дмитрием Донским, Петром Великим, Пушкиным и Толстым».

Борис НИКОЛЬСКИЙ, монархист, ученый, педагог и публицист, проф. Юрьевского ун-та, один из руководителей черносотенного движения, тов. председателя Совета Русского Собрания (PC), член Главного Совета Союза Русского Народа (СРН): 
«Я Вам должен сказать, что с советским режимом я мирюсь откровенней, искренней и полнее, чем с каким бы то ни было другим, не говоря уже о Распутинско-Штюрмеровски-Протопоповском. Худого лично мне и моей семье большевики ничего не сделали, а доброго и хорошего много. Враги у нас общие — эсеры, кадеты и до октябристов включительно. Демократическим элементам их программы сочувствую, не во всем, конечно, а все-таки, даже то, в чем не сочувствую, считаю исторически неизбежным, как временное бедствие: лес рубят — щепки летят. В активной политике они с не скудеющей энергиею занимаются самоубийственным для них разрушением России. Это разрушение исторически неизбежно, необходимо: не оживет, аще не умрет. И они торопят, они не только торопят: они действительно ускоряют события. Ни лицемерия, ни коварства в этом смысле в них нет: они поистине орудие исторической неизбежности. Разумеется, к ним прилипли, как железные опилки к магниту, все мерзавцы — по крайней мере худшие — старого порядка и все мерзавцы нового; но лучшие в их собственной среде сами это чувствуют, как кошмар, как мурашки по спине, боясь в этом сознаться себе самим; а с другой стороны в этом их Немезида: несите тяготы власти, захватив власть! Знайте шапку Мономаха! 
Мы были сильны традициями, культурой, инерциею; все у нас слежалось, сам навоз, хоть и вонял, был контрфорсом для расползающихся стен; а они все поджигают и опрокидывают; но среди смердящих и дымящихся пожарищ будет необходимо строить с таким нечеловеческим напряжением, которого не выдержать было бы никому из прежних деятелей, — а у них никого, кроме обезумевшей толпы. … Вы знаете, до какой степени я не большевик и даже не социалист; но я, увы, много учился, много думал, и совесть и правда мне дороже всего. Заслуг у вождей нашего большевизма нет, как нет заслуг у бомбы, которая взрывает, как нет заслуги у рычага, который опрокидывает, у тарана, который проламывает: заслуга (или преступление) в той разумной воле, которая ими движет (когда такая воля есть); но они стихийные, неудержимые и верные исполнители исторической неизбежности. Делать то, что они делают, я по совести не могу и не стану; сотрудником их я не был и не буду; но я не иду и не пойду против них: они исполнители воли Божией и правят Россией если не Божиею милостию, то Божиим гневом и попущением. Они в моих глазах наилучшее доказательство того, что несть власти, аще не от Бога. Они власть, которая нами заслужена и которая исполняет волю Промысла, хотя сама того и не хочет, и не думает».

Борис ПАСТЕРНАК, русский писатель:
«Ленин, неожиданность его появления из-за закрытой границы; его зажигательные речи; его в глаза бросающаяся прямота; требовательность и стремительность; не имеющая примера смелость его обращения к разбушевавшейся народной стихии; его готовность не считаться ни с чем, даже с ведущейся и еще и не оконченной войной ради немедленного создания нового невиданного мира; его нетерпеливость и безоговорочность вместе с остротой его ниспровергающих, насмешливых обличений, поражали несогласных, покоряли противников и вызывали восхищение даже у врагов.
«Как бы ни отличались друг от друга великие революции разных веков и народов, есть у них, если оглянуться назад, одно общее, что задним числом их объединяет. Все они — исторические исключительности или чрезвычайности, редкие в летописях человечества и требующие от него столько предельных и сокрушительных сил, что они не могут повторяться часто. Ленин был душой и совестью такой редчайшей достопримечательности, лицом и голосом великой русской бури, единственной и необычайной. ОН с горячностью гения, не колеблясь, взял на себя ответственность за кровь и ломку, каких не видел мир, ОН не побоялся кликнуть клич к народу, воззвать к самым затаенным и заветным чаяниям, ОН дал морю разбушеваться, ураган пронесся с его благословения».

Арчибальд КЕРР, лорд Инверчепел: 
«Ленин в сотрудничестве со своими помощниками предпринял самый грандиозный социальный эксперимент, который был сделан за две тысячи лет. 
В течение двух тысяч лет все подобные попытки кончались неудачей, но Ленин приступил к делу по-новому и основательно. Как человек действия, он всемирно-историческая величина. 
Враги обвиняют его в жестокости. Это—заблуждение. Он был основательным и последовательным осуществителем грандиозной нравственной идеи. 
Этот покойник будет каждый раз воскресать. В сотне форм. Пока из хаоса нашей земли не восстанет справедливость».

 Владимир СУХОМЛИНОВ, русский генерал от кавалерии, военный министр: 
«Другой залог для будущего России я вижу в том, что в ней у власти стоит самонадеянное, твёрдое и руководимое великим политическим идеалом правительство. Этот политический идеал не может быть моим. Люди, окружающие Ленина, — не мои друзья, они не олицетворяют собою мой идеал национальных героев. Но я уже не могу их больше назвать «разбойниками и грабителями» после того, как выяснилось, что они подняли лишь брошенное: престол и власть. Их мировоззрение для меня неприемлемо. И всё же медленно и неуверенно пробуждается во мне надежда, что они приведут русский народ — быть может, помимо их воли — по правильному пути к верной цели и новой мощи. ... Верить в это я ещё не могу, но тем сильнее того желать... в виду бесчисленных ужасных жертв, которых потребовало разрушение старого строя. Что мои надежды являются не совсем утопией, доказывает, что такие мои достойные бывшие сотрудники и сослуживцы, как генералы Брусилов, Балтийский и Добровольский свои силы отдали новому правительству в Москве; нет никакого сомнения, что они это сделали, конечно, убедившись в том, что Россия и при новом режиме находится на правильном пути к полному возрождению».

Владимир ИПАТЬЕВ, царский генерал, ученый–химик:
«Бездарные члены Временного правительства смеялись над речами Ленина и считали, что тезисы, проповедуемые им, никакой угрозы для них не представляют, поскольку для их выполнения не найдется надлежащего количества последователей. Но Ленин знал, что проповедовал и чего хотел. Он был на голову выше всех своих соратников и имел твердый характер, не метался из стороны в сторону, отлично понимая всю обстановку в России, — как в тылу, так и на фронте...
Можно было совершенно не соглашаться с многими идеями большевиков, можно считать их лозунги за утопию, но надо быть беспристрастным и признать, что переход власти в руки пролетариата в октябре 1917 года, проведенный Лениным и Троцким, обусловил собою спасение страны, избавив ее от анархии и сохранив в то время в живых интеллигенцию и материальные богатства страны. Мне часто приходилось, как в России, так и за границей, высказывать свои убеждения, что я в 1917–1919 годах остался в живых только благодаря большевикам....»
Ленин окончательно отверг всякое лицемерие и заявил, что революция в России – это не что иное, как наступление эпохи беспредельных поисков. Он писал недавно, что люди, перед которыми стоит огромная задача ниспровержения капитализма, должны быть готовы к тому, что им придется испробовать один за другим множество методов, пока они не найдут метод, наиболее соответствующий их цели».

Александр КАРПИНСКИЙ,  русский геолог, академик:
«Владимир Ильич обладал редким положительным качеством — он умел сознавать свои ошибки, совершенно неизбежные при задуманном им громадном и сложном предприятии, и решительно исправлял промахи, допущенные местными органами при его осуществлении, если мероприятия последних не отвечали истинным намерениям Ленина.
…Благодаря заботам его, при его широком содействии и поощрении начался количественный рост академических учреждений и институтов, увеличивший и занимаемую ими территорию до размеров целого городка и делающий нашу Академию единственной в своем роде в ряду других академий мирового значения».

Константин ЦИОЛКОВСКИЙ, русский ученый и изобретатель :
«Ленин начал такое дело, которое со временем охватит всю Землю, все ее население. Чем дальше, тем величие Ленина будет расти, потому что, как он сам пророчески предсказал, народовластие, социализм, а потом и коммунизм охватят все большее количество людей, пока на этот путь не встанет все человечество. Никто так не верил в творческие силы масс, и никто так верно и цельно не выражал заветных дум и стремлений народа. Он чист сердцем, глубок разумом, безгранично справедлив и ясновидящ. Он видел не на десятилетия, а на века вперед. Он был великим гуманистом, нежно и горячо любил людей — простых тружеников, которых капиталисты ставили ниже животных. Ленин самый большой из всех, когда-либо живших гениев человечества и его я без всяких оговорок называю великим» 

Уильям  ДЮБУА, американский общественный деятель, социолог, историк и писатель:
«Советский Союз вправе гордиться тем, что великий Ленин, создавая первое в мире социалистическое государство, заботился о благе не только европейских и азиатских, но и африканских народов... Я убежден, что именно ленинское учение должно явиться руководящим принципом для народов африканского континента в их борьбе против преступного тайного сговора США, Англии, ФРГ, Франции и Бельгии...
Я думаю, что в наши дни, как никогда, важно ознакомить народы Африки с учением Ленина о колониализме и империализме».

Бертран РАССЕЛ, английский математик, философ, и общественный деятель:
«... Наш век войдет в историю веком Ленина и Эйнштейна, которым удалось завершить огромную работу синтеза, одному — в области мысли, другому — в действии. Ленин казался мировой буржуазии разрушителем, но не разрушение сделало его известным. Разрушить могли бы и другие, но я сомневаюсь, нашелся ли бы хотя еще один человек, который смог бы построить так хорошо заново. У него был стройный творческий ум. Он был философом, творцом системы в области практики...
Государственные деятели масштаба Ленина появляются в мире не больше, чем раз в столетие, и вряд ли многие из нас доживут до того, чтобы видеть равного ему...»

Альберт ЭЙНШТЕЙН, ученый-физик:
«Я уважаю в Ленине человека, который с полным самоотвержением отдал все свои силы осуществлению социальной справедливости... Люди, подобные ему, являются хранителями и обновителями совести человечества».

Махатма ГАНДИ, лидер и идеолог национально-освободительного движения Индии: 
"Идеал, которому посвятили себя такие титаны духа, как Ленин, не может быть бесплодным. Благородный пример его самоотверженности, который будет прославлен в веках, сделает этот идеал еще более возвышенным и прекрасным".

Николай БЕРДЯЕВ, русский философ: 
«…Ленин сделан из одного куска, он монолитен. Роль Ленина есть замечательная демонстрация личности в исторических событиях. Ленин потому мог стать вождём революции и реализовать свой давно выработанный план, что он не был типическим русским интеллигентом. В нём черты русского интеллигента сочетались с чертами русских людей, собиравших и строивших русское государство. 
…Ленин был революционер-максималист и государственный человек. … 
…И он остановил хаотичный распад России, остановил деспотическим, тираническим путём. В этом есть черта сходства с Петром… 
…Ленин мог начертать план организации коммунистического государства и осуществить его. Как это парадоксально ни звучит, но большевизм есть третье явление русской великодержавности, русского империализма…».

Мортимер АДЛЕР,  австрийский философ, один из главных теоретиков австромарксизма: 
«Значение Ленина для России и ее освобождения — ныне исторический и незыблемый факт, не подвергающийся спорам партий и классовых воззрений. Если историческим смыслом каждой революции является дать свободу и простор, уничтожая и отбрасывая пережитые и тормозящие законоположения и формы жизни для дальнейшего развития общества, то не было более радикальной революции, чем русская, не было более беспощадного уничтожения старого мира, чем через большевизм. Это целиком дело Ленина, который взял в руки могучую инициативу в октябре 1917 года, в тот момент, когда даже его друзья еще колебались; его стихийная смелость, в соединении с упорной и неотступной силой и поразительным дипломатическим искусством, преодолела все опасности революции. Это грандиозное дело имеет значение не только для России: это — часть дела освобождения всего мира…. 
Человек, который мог бы сделаться русским царем, если бы им руководили личное властолюбие и жажда славы, а не идея социальной революции, умер в комнате прислуги в загородном дворце, из многих комнат которого он хотел жить только в этой. Это не было эффектной игрой, это не была демагогия, наверняка уже чуждая смертельно больному человеку,—это был инстинкт человека, который иначе не мог поступать, ибо существу большой пролетарской идеологии, которую он исповедовал, для которой он жил, мог соответствовать только пролетарский образ жизни».

Кэндзюро ЯНАГИДА, японский философ: 
«В чем сила Ленина, которая совершила в моем сознании духовную революцию? Сила эта, на мой взгляд, заключается в том, что по своему характеру, способностям, уму, знаниям Ленин далеко отстоит от нас, обычных людей, и в то же время он с нами. Ленин — отец, учитель, товарищ... Когда я думаю о Ленине, я забываю, что он русский: Ленин близок всем. 
...К помощи Ленина я прибегаю во все трудные минуты жизни, и он всегда наполняет меня магической силой, способной преодолеть любые преграды».

Эдуард ЭРРИО, премьер-министр Франции: 
«Нет нужды указывать, как далек я был от ленинского учения, но я всегда восхищался его исключительными дарованиями государственного человека, его решительностью, энергией и действительно энциклопедической образованностью. Я уверен, что если бы он жил, то еще многое сделал бы для своей страны, ибо это был человек, который умел оценивать всякое положение и находить выход из него».

Джон БЕРНАЛ, английский физик и социолог науки, общественный деятель. Профессор Кембриджского и Лондонского университетов, член Лондонского Королевского общества: 
«…Он принадлежит не только Советскому Союзу, но и всему человечеству. Ленин — вдохновляющий пример для нас; мы живем и боремся под непосредственным воздействием его идей. 
… Ленин был величайшим среди крупнейших ученых своего времени по интеллектуальной силе своего мышления, по широте своего кругозора. Там, где другие великие люди видели тот или другой аспект действительности, он видел все. Он видел действительность не как нечто статическое, а в движении; он понял силы, которые определяли это движение, и научился управлять ими».

Бернард ШОУ, английский драматург: 
«Если будущее будет таким, каким его предвидел Ленин, тогда мы все можем улыбаться и смотреть в будущее без страха. Однако если эксперимент его будет сорван и кончится неудачей, если мир будет упорствовать в сохранении капиталистического развития, тогда я должен с большой грустью проститься с вами, мои друзья... 
Я не сомневаюсь, что настанет день, когда в Лондоне будет воздвигнута статуя Ленина рядом со статуей Георга Вашингтона. Могу прибавить, что, хотя я никогда не упускал случая выразить перед английской публикой мое восхищение Лениным, моя популярность нисколько не пострадала от этого и я ни разу не подвергся нападкам за мои отзывы о Ленине, а между тем это, несомненно, имело бы место, если бы Ленин оценивался у нас так, как заявляют реакционеры».

Ромэн РОЛАН, французский писатель: 
«Я не разделял идей Ленина и русского большевизма и никогда не скрывал этого. 
Я слишком индивидуалист (и идеалист), чтобы примириться с марксистским кредо и его материалистическим фатализмом. Но именно поэтому я придаю величайшее значение великим личностям, именно поэтому я питаю к Ленину чувство крайнего восхищения. Я не знаю другой столь же могучей личности в Европе нашего века. Он так глубоко, так мощно направил руль своей воли в хаотический океан мягкотелого человечества, что борозда его долго-долго не изгладится в волнах,— несмотря на все бури, корабль несется на всех парах к новому миру. 
Никогда со времени Наполеона I история не знала такой стальной воли. 
Никогда со времени героической эры европейские религии не знали апостола со столь гранитной верой. 
Никогда еще человечество не создавало властителя дум и людей, столь абсолютно бескорыстного. 
Еще при жизни он вылил свою моральную фигуру в бронзу, которая переживет века.»

Теодор ДРАЙЗЕР, американский писатель: 
«Когда я был в 1927 и 1928 годах в России, мне случалось видеть на отдаленных окраинах страны, объединенной духом Ленина, крестьян и рабочих, мужчин и женщин, благоговейно склонившихся или обнаживших голову перед бюстом Ленина и, насколько я понял, видевших в нем (и, по-моему, совершенно справедливо) своего спасителя. 
…Русский народ, освобожденный Лениным, никогда не допустит, чтобы его снова превратили в раба. Он будет бороться, проникнутый духом Ленина. В исходе этой борьбы я не сомневаюсь. Ленин, его Советское государство восторжествуют. 
Каков бы ни был ближайший исход этой борьбы, Ленин и его Россия, гуманность и справедливость, которые он внес в управление страной, в конечном счете победят. Ибо хотя Ленина уже нет в живых, но социальный строй, который он создал и который его соратники и преемники с тех пор привели к нынешней мощи и величию, навсегда останется для будущих поколений».

Генрих МАНН, немецкий писатель: 
«В жизни Ленина верность великому делу неизбежно сочетается с непримиримостью ко всем, кто пытается этому делу помешать. 
Отдавая должное верности, я вынужден согласиться с непримиримостью. Мне стало легче это сделать, после того как я убедился в его способности подчинять свое дело насущным потребностям живых людей. Стало быть, он любил людей так же, как и дело, поэтому он и действовал как великий человек. 
Кстати сказать, его величие всегда становилось мне понятнее, когда я думал, что получилось из Германии. … Ленин сделал свой народ счастливее; и сам он был счастливее, чем суждено любому, кто творит в Германии».

Герберт УЭЛЛС, английский писатель: 
«Благодаря Ленину я понял, что, несмотря на Маркса, коммунизм может быть творческой, созидательной силой. <...> Для меня было прямо отдыхом поговорить с этим необыкновенным маленьким человеком, открыто признающим всю громадную трудность и сложность задач, стоящих перед коммунизмом. 
…теперь, просматривая свою написанную четырнадцать лет назад книгу, восстанавливая в памяти события того времени и сравнивая Ленина с другими знаменитыми людьми, которых я знал, я начинаю понимать, какой выдающейся и значительной исторической фигурой он был. Я не сторонник теории об исключительной роли «великих людей» в жизни человечества, но уж если вообще говорить о великих представителях нашего рода, то я должен признать, что Ленин был по меньшей мере действительно великим человеком… 
…Только благодаря Ленину и созданной им организованной Коммунистической партии русская революция не выродилась в жестокую военную автократию и не закончилась полным социальным крахом. Руководимая им Коммунистическая партия, не имея опыта, тем не менее сумела создать необходимые условия для успеха проводимого эксперимента, обеспечила достаточное количество дисциплинированных кадров для наскоро созданного, но преданного государственного аппарата, без которого революция в современном государстве обречена на полный провал».

Николай ВОЛЬСКИЙ (Валентинов), русский публицист, философ, экономист:
«Он был настоящий спортсмен с большим вкусом ко всей гамме спорта. Оказалось, что он умел хорошо грести, плавать, ездить на велосипеде, кататься на коньках, проделывать разные упражнения на трапеции и на кольцах, стрелять, охотиться и, как я мог убедиться, ловко играть на бильярде. Он мне поведал, что каждое утро, полуголый, он проделывает не менее 10 минут разные гимнастические упражнения, среди них на первом месте, разведение и вращение рук, приседание, сгибание корпуса с таким расчетом, чтобы, не сгибая колен, коснуться пола пальцами вытянутых рук».

Томас МАНН, немецкий писатель: 
«Несомненно, Ленин всемирно-историческая величина. Властитель дум в новом, демократическом, гигантском стиле. Заряженное силой соединение воли и аскезы. Великий папа идеи, полный миросокрушающего божественного гнева. Сказочный витязь героической саги, сказавший: «Да будет проклят тот, кто опускает свой меч, боясь крови».

Максимилиан ГАРДЕН, немецкий писатель: 
«Только мелочная тупость может спрашивать у этой могилы, допустимо ли восхищаться без буржуазных оговорок коммунистом. С инстинктивной безошибочностью Ленин угадывал вытекающую из действительного положения дел необходимость перестановки вех. Без этого инстинкта он не стал бы Павлом социализма. … Сотни миллионов, вплоть до темнейших глубин Азии, видели в нем, в Ильиче, в родном, в брате и друге, учителе и страже, огненный маяк своих надежд. Перелистайте книгу времен: где и когда в истории было нечто подобное? Умер человек равного которому нет, и у его могилы его гений непобедимым, прометеевским дерзанием зовет нас к долгу следующего дня».

Фёдор ШАЛЯПИН, великий оперный певец, эмигрант:
«Я не могу быть до такой степени слепым и пристрастным, чтобы не заметить, что в самой глубокой основе большевистского движения лежало какое-то стремление к действительному переустройству жизни на более справедливых, как казалось Ленину и некоторым другим его сподвижникам, началах».

 

Художник: А. Герасимов.

5
1
Средняя оценка: 3.26829
Проголосовало: 82