Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова

Выпуск №36. Авантюра, которой не было?

История с несостоявшейся англо-французской бомбардировкой главного центра нефтедобычи Советского Союза в 1940 году, находившегося тогда в районе Баку, имеет все признаки шитого белыми нитками гитлеровского пропагандистского мифа. Но именно поэтому очень похожа на правду, которая проливает свет на то, что очень важно понимать сегодня. 

Этот выпуск посвящен событиям, давно канувшим в бездну времен и, более того, вообще не случившимся в действительности. Тем не менее, берусь утверждать, что редко какой исторический эпизод столь красноречиво характеризует подоплеку тайных дел и замыслов, как эта давняя и уже мало кому известная история.
Итак, обо всём по порядку. 

3 июля 1940 года, то есть через несколько дней после разгрома и капитуляции Франции, германское официальное агентство новостей «Die Deutsches Nachrichtenbüro» опубликовало сенсационную новость. В ней говорилось, что в поезде, вывозившем из Парижа секретные документы правительства побежденной Франции и перехваченном немецкими войсками, были обнаружены папки с материалами, касающимися разработки совместной военно-воздушной операции вооруженных сил Франции и Великобритании по уничтожению нефтепромыслов и нефтеперегонных заводов на территории Советского Союза. Конкретно шла речь о районе в треугольнике Баку-Грозный-Майкоп, который в этот период времени действительно был важнейшим источником добычи нефти, а также местом её переработки и транспортировки готового горючего для всего СССР. Стоит напомнить, что СССР ни в тот момент, ни позднее, не находился в состоянии войны с указанными западными державами.

В принципе, уже в этом месте можно было бы поставить точку и закрыть тему. Просто потому, что бОльших мастеров дезинформации, чем нацисты, в то время было не сыскать. И вообще, как известно, больше всего врут на рыбалке и на войне.

Однако, с учетом широкой известности данной темы, которая, ввиду своего идеологического удобства, многими воспринимается некритически, вижу необходимость в её продолжении и углублении. 

Начну с того, что буквально за несколько месяцев до разгрома Франции, случилась еще одна до сих пор очень загадочная история такого же рода. Немецкий самолет связи с офицером генерального штаба на борту, якобы случайно заблудился и совершил вынужденную посадку в Бельгии. Не менее «случайно» у офицера был с собой портфель, набитый сверхсекретными документами, раскрывающими подробности германского плана нападения на Францию. 

Не то, чтобы французы полностью поверили в эту историю, но они в какой-то мере учли содержимое этих документов. Настолько убедительно был разыгран спектакль с офицером, который «в порыве отчаяния» пытался сжечь эти бумаги. Но так и не сжег, «забыв» на минуточку, что в только что севшим в чистом поле самолете было полно бензина для этого. А немецкие армии, в итоге, как известно, нанесли роковой для Франции главный удар в совершенно другом месте. 

Возвращаясь к истории со штабным поездом и обнаруженными там «планами англофранцузов» разбомбить советские нефтепромыслы, следует подчеркнуть, что, независимо от степени подлинности этих документов, Германию крайне устраивало, чтобы они существовали и были немедленно опубликованы. Ибо важнейшей задачей немецкой стратегии в тот момент было недопущение конфликта третьего рейха с СССР. Которого немцы крайне опасались так как вермахт почти целиком был занят во Франции, а их фронт на Востоке был полностью оголен. 

Именно и, прежде всего, поэтому информация о коварных англо-французских планах удара по СССР, которая, как тот рояль в кустах, возникла в самый нужный Берлину момент, изначально выглядит крайне подозрительной. Она была настолько своевременна для германского командования, что если бы даже такого плана вообще не существовало, его следовало придумать. В чем, как мы уже убедились, они были большие специалисты. Не говоря уже о том, что копии «обнаруженных» документов немцы немедленно передали советскому руководству. 

Уверенности в достоверности этой истории отнюдь не добавляет и тот факт, что «неожиданная находка в штабном поезде» является едва ли не единственным «первоисточником» всей последующей информации на этот счет. Все многочисленные газетно-книжные перепевы данной темы основаны, фактически, на этой нацистской версии. И даже советский полководец Георгий Жуков в своих мемуарах, когда описывал этот эпизод, говорил о слухах в мировых СМИ:

«В 1940 г. в мировой печати стали циркулировать слухи о том, что английские и французские военные силы сами готовятся предпринять нападение на Северный Кавказ, бомбить Баку, Грозный, Майкоп. Затем появились документы, подтверждающие это». 

Между тем, документы, «подтверждающие» вероятность такого удара, выглядят настолько неправдоподобными, что уже только одно это может указывать на то, что они были сфабрикованы немцами в большой спешке и с огромным желанием любой ценой, что называется «натянуть сову на глобус». 

На явные нестыковки этих «документов» с реальной действительностью того времени обращают внимание некоторые российские специалисты, внимательно изучившие данную версию. Так, например, в немецком «разоблачении» фигурирует «фрагмент письма» французского генерала Гамелена, который вскоре стал главкомом сухопутных войск Франции, с теоретическим обоснованием необходимости нападения на бакинские нефтепромыслы

«Фундаментальной слабостью русской экономики является её зависимость от кавказской нефти. От этого источника полностью зависят как их вооруженные силы, так и механизированное сельское хозяйство. Более 90 % нефтедобычи и 80 % нефтепереработки сосредоточено на Кавказе (в основном в Баку). Поэтому, любой значительный перерыв поставок нефти будет иметь далеко идущие последствия, и даже может привести к коллапсу военной, промышленной и сельскохозяйственной систем России».

Между тем, российский историк Александр Пронин указывает на прямое несоответствие выкладок Гамелена реальной действительности, о чем столь крупный военачальник просто не мог не знать. И что, само по себе, ставит под большое сомнение сам замысел такой операции, которая в этом отношении была бы практически бессмысленной. 

«Объем поставок нефтепродуктов из СССР в рейх был не столь велик, чтобы они играли стратегически важную роль, и генерал не мог не знать об этом. За 17 месяцев с конца 1939 г. по июнь 1941 г. Германия получила из СССР 865 тыс. т нефти. В то же время объем нефтепотребления в рейхе только за один 1940 г. составил 7,5 млн. т. В оккупированных в 1938-1940 гг. странах Европы нацисты захватили 9 млн. т нефтепродуктов. Гитлер получал от Сталина ровно столько кавказской нефти, сколько советский лидер считал нужным ему предоставить, и ни тонной больше».

Другие авторы обращают внимание на явное несоответствие военных ресурсов, якобы привлеченных Францией и Британией для нанесения такого удара, тем стратегическим целям, которые перед этими силами ставились. И заключались чуть ли не полной парализации Советского Союза и выводе Германии из войны. Вот что пишет на эту тему американский исследователь Майкл Пек в издании «National interest»

«Авиационные планировщики союзников были уверены, что это будет мощный удар. Теперь мы точно знаем, что это была бы авантюра. Британские ночные бомбардировки в 1940-41 годах были настолько неточными – всего несколько бомб упало в радиусе нескольких миль от их цели, – что немцы едва заметили их. Даже в 1944 году тысяч бомбардировщиков Королевских ВВС, в ходе ночных налетов на Германию, поддерживаемые самыми совершенными радиолокационными и навигационными технологиями того времени, сбрасывали свои бомбы на целые немецкие города, потому что они не могли уничтожить точечные цели. Как доказали немцы, поврежденные бомбами объекты можно было восстановить с поразительной скоростью. Бомбардировщик «Ланкастер» 1944 года нес 7 тонн бомб; «Бленхейм» 1940 года – всего полтонны. Только глубочайшее высокомерие – которое действительно поражало энтузиастов стратегических бомбардировок во время Второй мировой войны – могло заставить кого-либо поверить, что сотня примитивных бомбардировщиков начала войны могла разрушить советскую нефтяную промышленность».

Но даже эти сами по себе важные и достаточно убедительные контраргументы оперативно-стратегического уровня выглядят малозначительными на фоне той главной геополитической проблемы, к возникновению которой могло бы привести нападение британско-французских сил на Советский Союз в 1940 году. Причем проблемы такого масштаба, которая могла, без преувеличения, изменить весь ход мировой истории. И о которой должны были догадываться англо-французские стратеги того времени. 

Многие авторы склоняются к тому, что результатом такой атаки наверняка стал бы окончательный переход СССР на сторону нацистской Германии, с которой у нашей страны в тот момент и без того были достаточно близкие и конструктивные отношения. К тому же, СССР и Германия полностью урегулировали по взаимному согласию все территориальные проблемы в Восточной Европе и, по большому счету, делить им было нечего. 

Разумеется, Сталин не питал никакого доверия к Гитлеру и не собирался без особой необходимости напрямую включаться в его борьбу с англосаксами. Нельзя даже исключать и того, что советское руководство предпочитало дождаться того момента, когда эти два империалистических лагеря взаимно уничтожат друг друга, чтобы водрузить на руинах мирового капитализма красное знамя победоносной социалистической революции. А почему бы и нет, если эта победа сама идет в руки? Во всяком случае, очертя голову лезть в драку на стороне одного из двух одинаково враждебных нам лагерей Москва точно не собиралась. Тем более, что на СССР тогда никто не нападал.

Но всё начало бы развиваться совершенно иначе и все расклады оказались бы диаметрально противоположными в том случае, если англо-французское нападение на Советский Союз стало свершившимся фактом. Ибо тогда выбирать бы уже не пришлось. И перед лицом реальной войны и наличия общего врага СССР и Германия, наверняка, оказались бы по одну сторону линии фронта. 

В принципе, невозможно представить, чтобы западные политики и генералы того времени были настолько слепоглухими, чтобы планировать свою атаку на СССР и не понимать, что она моментально отбросит его прямиком в объятия третьего рейха. А Франции и Англии в тот момент только этого не хватало – получить в качестве врага, кроме и без того неслабого германского вермахта, вдобавок еще и многомиллионную Красную армию. 

Даже мое не очень уважительное отношение к умственным способностям нынешних западных политиков не позволяет мне представить тот космический уровень глупости, на котором такое решение могло быть основано в 1940 году. 

Иначе говоря, всё складывается таким образом, что версия о провокации нацистской спецпропаганды выглядит как единственно возможное рациональное объяснение всей этой истории. И у нас действительно нет ни одного сколько-нибудь весомого логического аргумента или фактического доказательства, на основании которых можно было бы сделать противоположный доказательный вывод. О том, что эпизод с планированием бомбардировки бакинских нефтепромыслов в 1940–м году имеет отношение к реальной исторической действительности. И он не был, от начала до конца, только дезинформационной затеей германской разведки. даже несмотря на то, что таковых в ту войну было немало.

Единственным уязвимым моментом версии о сугубо нацистском происхождении указанной провокации, является исключение нами самой возможности запредельной глупости и непрофессионализма со стороны лиц, принимавших тогда решения на Западе. 

Уязвимым потому, что именно такое исключение в действительности не имеет под собой ровно никаких оснований. Хотя бы потому, что в том же 1940 году Франция всего за пару недель боев потерпела катастрофическое военное поражение и была вынуждена капитулировать. 

Французская армия, которая, как минимум, в два раза превосходила германскую, особенно по танкам и самолетам и располагала полной военной поддержкой Великобритании, бездарно сдала свою страну немцам. Более наглядного доказательства того, что фантастическая глупость и тяжелейший маразм были главными отличительными чертами французского государственного и военного руководства того времени, невозможно даже представить. 

Но тогда неумолимая логика требует от нас сделать и следующий вывод. Если такой катастрофический уровень военно-стратегического недомыслия был свойственен французским властям даже в ситуации гибели собственной страны, то есть ли у нас основания считать, будто планирование частной боевой операции на отдаленном театре военных действий должно было отличаться в лучшую сторону от этого общегосударственного маразма? Очевидно, что оснований для утверждения наличия такой радикальной разницы у нас нет никаких. Хотя бы потому, что одни и те же генералы и политики планировали и то и другое. 

Таким образом, устанавливаем, что общий уровень англо-французского стратегического мышления того времени и глубина понимания объективной реальности, были такими назвать которые иначе, как аховыми и плинтусными мы не можем. 

А это в свою очередь возвращает нас к исходной точке – гипотезе об исключительно нацистском происхождении якобы липовых планов бомбардировки Баку англо-французской авиацией в 1940 году. И выходит так. что общий уровень некомпетентности военно-политического руководства в Париже и Лондоне был таким, который вполне позволяет допустить реальную разработку планов такого нападения на Советский Союз. 

А теперь о том, почему эта древняя истории так актуальна сегодня. Дело в том, что психотип любой нации в целом и её высшего руководства, в частности, это феномен исторического масштаба. Который не имеет свойства меняться на протяжении нескольких лет или даже десятилетий. Именно поэтому французы веками остаются французами, а русские русскими. Здесь счет идет на века. И потому можно уверенно утверждать, что нынешние западные лидеры, в том числе и те из них, кто непосредственно причастен к выработке современных геополитических концепций и составлению на их основе военно-стратегических планов, недалеко ушли от своих предшественников. И качество производимого ими сегодня продукта вряд ли сильно отличается от того, которое было в момент падения Парижа и подготовки бомбежки Баку.

В этом и заключается основное значение данного эпизода истории для нашего времени. Благодаря ему, мы можем избавиться от вредных иллюзий относительно уровня благоразумия и способности рационально мыслить наших нынешних западных визави. Которые в ходе истории уже неоднократно доказали, что способны крайне неадекватно оценивать ситуацию. И принимать на этой основе еще более маразматические решения, ведущие прямиком к катастрофе. А это означает, что этот дефективный от природы западный способ мышления способен, причем прямо сейчас, порождать нечто настолько несусветное, что может запросто ввергнуть весь мир в тяжелейшую катастрофу. 

Чего стоит одно только «гениальное» западное планирование операций в Афганистане, которое закончилось таким образцово-показательным крахом, перед которым бледнеет даже сдача немцами Парижа. А бредовые идеи нынешних натовских генералов насчет того, что можно отдельно воевать с Калининградской областью России, дуриком захватывать Белоруссию или отдельно взятый Крым. И так далее и тому подобное. 

Именно поэтому было бы большим и опасным преувеличением думать, будто в западных военных штабах и правительственных кабинетах сидят исключительно мудрые и дальновидные политики и генералы, которые способны самым тщательным образом соотносить свои желания со своими возможностями. И не преступать «красные линии» там, где это чревато для них самих. Увы, но опыт истории свидетельствует прямо обратное. Иначе они бы не сдавали Париж и не планировали удар в спину СССР. Который, к тому же, был совершенно бесполезным для них с военной и опасным с политической точек зрения. 

Так что очень похоже на то, что нацистская версия этого исторического события опиралась не только на мыльные пузыри пропагандистских домыслов, но и на реальные факты планирования англо-французской агрессии против СССР. Уровень безумия коего, вполне соответствует прошлому и нынешнему умственному и психическому состоянию правящих элит Запада. И это нам следует обязательно учитывать, чтобы полностью понимать, с кем именно мы имеем дело.

5
1
Средняя оценка: 3.14286
Проголосовало: 91