Киевский след казахского майдана

События развиваются «стремительным домкратом», как падающие волны у Никифора Ляписа-Трубецкого, поэтому лишь пунктиром. К тому же публикация эта не претендует на глубокий и всеобъемлющий анализ происходящего, однако о некоторых моментах этого происходящего по-винипуховски вполне уместно сказать, что «это ж-ж-ж неспроста».

Итак, с 1 января 2022 года Казахстан перешел на полностью рыночное формирование цен на сжиженный газ через электронные торговые площадки и биржи. Уже 2 января в связи с этим в г. Жанаозен начались протесты, которые вскоре охватили также Актау, Караганду, Шимкент, Кокшетау, Уральск, Алма-Ату и столицу Казахстана Нур-Султан, ранее известную как Акмолинск, Целиноград, Акмола и Астана. Возмущение было вполне естественным – цена на сжиженный газ, на котором на западе страны работают двигатели 90% автомобилей, выросла до 120 тенге (0,28 доллара США; 20,94 рубля, 7,53 гривны), то есть примерно в два раза.

Очень быстро к социально-экономическим требованиям протестующих добавились политические – отставка правительства, отставка президента Казахстана Касыма-Жомарты Токаева и уход из политики экс-президента Нурсултана Назарбаева, которого считают фактическим правителем страны, и снятие с него неприкосновенности.

Несмотря на заявление Токаева о том, что все законные требования протестующих будут учтены, отставку правительства в полном составе, назначение нового госсекретаря, фиксирование цены на сжиженный газ на уровне 50 тенге в Мангистауской области (там, где Жанаозен), обещание ввести госрегулирование на социально значимые товары, включая газ, бензин и дизельное топливо, мораторий в 180 дней на повышение платы за коммунальные услуги, протесты не только не прекратились, но и превратились в попытки захвата местных администраций и силовое противостояние с полицией с использованием камней палок, баллончиков со слезоточивым газом и бутылок с зажигательной смесью.

Полиция заявляет, что задержано более 200 человек, пострадало около сотни полицейских, повреждены 37 служебных автомобилей. По данным общественного здоровья Алма-Аты, в лечебные учреждения города за помощью обратились 190 человек, которые пострадали во время выступлений. По официальным данным, среди них 137 сотрудников полиции и 53 гражданских.

Сейчас, когда пишутся эти строки, горит мэрия Алма-Аты, сообщают о пожарах в здании прокуратуры и офисе правящей партии «Нур Отан», протестующие громят скорые помощи с ранеными силовиками и бьют окна в кардиоцентре, куда свозят пострадавших, а главное – уже начали стрелять в нацгвардейцев.

Вам это не напоминает события зимы 2013-2014 года на Украине, претенциозно названные Революцией достоинства – госпереворотом в длинном перечне «цветных революций», как удавшихся, так и нет?

Можно долго рассуждать о сходствах и различиях «цветных революций», но нужно признать, что при всех различиях общий сценарий у них одинаков, как одинаковы и заказчики.

А эта небольшая, но крайне информативная деталь, может поставить точку над буквой «i», которая есть и в казахской кириллице, и казахской латинице.

На украинском майдане кричали: «Разом і до кінця» (вместе и до конца). На белорусском: «Разам і назаўжды» (вместе и навсегда). В Казахстане кричат: «Соңына дейін бірге» (вместе и до конца). Поразительное единодушие, не правда ли?

Ну, а то, что казахский оппозиционер Мухтар Аблязов в фейсбук призвал участников протестов «скоординировать действия по протесту и смене режима Назарбаева», а также связываться со штабом по номерам воцап украинских мобильных операторов «Водафон» и «Киевстар», все проясняет еще больше. Не менее примечательно, что эти номера засветились еще полгода назад. «Мы будем общаться только узкой группой, причем таких групп мы планируем создать минимум 100-200 в каждом городе. Эти группы будут контактировать только со мной и со штабом в Киеве, что гарантирует конфиденциальность и безопасность», – говорилось тогда в сообщении от имени Аблязова. К слову об Аблязове известно, что в Казахстане он осужден к пожизненному заключению за организацию убийства своего бизнес-партнера по банку БТА Ержана Татищева.

Если же вернуться из Казахстана на Украину, то на Украине цена сжиженного на автозаправках составляет около 19 гривен (52,76 рублей, 302,76 тенге). Это при том, что зарплаты в Казахстане выше, чем на Украине. Но и помимо этого у жителей Украины есть множество поводов для недовольства – и социально-экономических и политических. Но нового заказа на майдан не поступало. Не будут заказчики «цветных революций» в государстве победившего майдана их против себя самих заказывать.

5
1
Средняя оценка: 3.07921
Проголосовало: 202