Дмитрий Быков в американском журнале посылает русский корабль...

Журнал выставлен на популярном российском интернет-ресурсе.

А вы думаете, российские проза- и стихоплеты либерального разлива спят, когда идет военная операция? Нет, они плюют в Отечество, уверенные, что им за это ничего не будет. В журнале «Времена» (издается в Бостоне, США) Дмитрий Быков (нам не поясняют, кто он и откуда) сравнивает Россию со Змеиным островом. Пишет: «Ибо жизнь – это остров Змеиный, а под стать ей и Родина-мать. Мы привязаны к ней пуповиной, но однажды приходится рвать».
Не знаю, сбежал ли этот Быков уже в США, Литву или Израиль, куда обычно отправляются в срочные отпуска, или все еще грызет пуповину... Хотелось бы, конечно, чтобы сбежал и никогда не вернулся.
Свою жизнь лирическому герою Быкова хочется как гранату бросить в «зловонную пасть». Догадались поди, у кого она зловонная?.. «Чем мне, собственно, здесь дорожить-то? Разве горстью змеиной земли?» – вопрошает он.

Мы ли ждали другого финала?
Мы ль хотели другого конца?
Я ведь прожил с клеймом маргинала,
То есть, проще сказать, погранца...

Уж вам ли, Дмитрий, жаловаться? Если вы тот, на кого я думаю, так по лицу не скажешь, что живете с клеймом маргинала, лоснится фейс-то! Но нет-нет, не будем отождествлять автора стихов с его героем. Тем более что он пишет:

Прав поэт – «несравненное право
Самому выбирать себе смерть».
Но сначала тебе, сверхдержава,
Харкнуть в морду законное «Merde»...

«Merde» – это по-французски «дерьмо». Мы с вами, если бы кому харкнули, так по-русски. Но не таков Быков. Он харкает по-французски. 
Быков нигде не пишет, что харкнуть хочет именно в морду России. Можно, конечно, предположить, что харкнет он Соединенным Штатам или Китаю. Но как-то видится мне, что слюна у него набралась против иной сверхдержавы. Против той же, в которую харкает из Израиля тип, прозванный в народе Алкиным.

С вашей бляхой, папахой и плахой,
С вашим вечным «пугай и карай»
И поэтому шел бы ты на...
Мой российский военный корабль
, – завершает Дмитрий Быков.

Вот оно как... 
Знаете, может быть, это вовсе не тот Дмитрий Быков, который всякому из нас вспоминается? Мало ли Димок Быковых на территории бывшего СССР? Да как в Бразилии диких обезьян! Журнал «Времена» меленьким шрифтом пишет о всех своих малоизвестных поэтах, кто они и откуда поясняет, а вот про этого ничего не написал, даже в Содержание не вынес. Наверное, считает, что мы и так знаем.
Ну да, мы предполагаем. Российский корабль ему – «мой», значит россиянин. Ругаться по-французски выучен... 
Но все же не пойман – не Быков.
Дмитрий, кем бы вы ни были – журналистом из столицы или трактористом из деревни под Рязанью, пописывающим стишки между посевной и сбором урожая! У вас клеймо не маргинала, а ломехузы. Есть такое насекомое, которое проникает в муравейник и уничтожает его без драки. Оно откладывает яйца туда, где и муравьиные яйца, а на все попытки выгнать его выделяет вещество, от которого трудовые муравьи впадают в сонное состояние. Жучка называют за это еще драгдилером – поставщиком наркотиков. Так вот, муравьи кормят ломехузу, переносят его на себе, ублажают, а потом кормят и его ленивое потомство... Они уже различают, что это не их дети, но находясь под влиянием наркотика, не способны противостоять. Они заторможены, хуже работают, они слоняются без дела – тусуются. Причем, не все муравьи так себя ведут, многие, не подсевшие на наркотик, трудятся, и кормят и ломехузу, и ее больных прихвостней. Но со временем тусовщиков становится все больше, и муравейник погибает.
Однако его можно спасти! Для этого есть лишь один способ – ломехуз давят. Отличить их от трудовых муравьев легко – они мелкие и коричневые. А их прихвостни, хоть и выглядят как обычные муравьи, но не работают, и бездельников узнают по лени и тоже давят. 
Только так спасается муравейник. Чисткой. И пока до нее не дошло, лучше бы всем ломехузам самостоятельно покинуть муравейник. В Израиль там или в Литву, куда нынче принято в стремительный отпуск ездить?

А вот еще одна ломехуза, о которой тоже ничего не сказано во «Временах» – омерзительнейшем лицемерном журнале. Некто Игорь Иртеньев, тоже по имени и фамилии совпадающий с известным россиянином, но не факт, что он (про него тоже в журнале почему-то не написали кто он и откуда, будто мы сами должны это знать), пишет:

Погода на дворе промозглая,
Стоит гриппозная весна.
Куда ты прешь, моя безмозглая,
Моя бесхозная страна?
Еще с большим трудом любимая,
Худой я, видно, патриот,
Никем пока непобедимая,
Хотя похоже, что вот-вот.
Не вражья сила закордонная,
Не злобных недругов навет,
Самой собою замордована
Сама себя сведешь на нет.
Не презирай расчета голого,
И нас, убогих, не губя,
Включи хоть раз ты, буйну голову,
Или чего там у тебя.

И кто бы объяснил Иртеньеву, что «c трудом» любимых не бывает. Если принуждаешь себя любить – значит имеешь от этого блага, и за них продаешься. Если продажен, любишь за деньги, популярность, квартиру в центре или тиражи, значит ты – проститутка. Ну это я, конечно, не Иртеньеву говорю, кто бы он ни был, а его лирическому герою. Он – человек с низкой социальной ответственностью.
И вот таких вот убогих, как справедливо себя назвал Игорь Иртеньев из журнала «Времена», там тьма. В том числе, и граждан России. Пишут и в прозе. Некая жительница Нью-Йорка Галина Ицкович опубликовала свой заполошный дневник. Называется «24 февраля и так далее». Там она фантазирует на тему российских солдат, которые якобы казнят мирных жителей на Украине, насилуют женщин, грабят. И вроде бы уже призналась видная украинская чиновница, что это вранье – про изнасилования, но Галина Ицкович не перестает фонтанировать. (Некоторых женщин рассказы об изнасилованиях очень заводят).
Интересно, что зловонный журнал «Времена» в формате PDF выставлен на российском сайте «Журнальный зал». То ли перед тем, как выставить его, не читали?

    

А на другом портале выставлен укрожурнал «Южное сияние». В нем жительница Канады (а до того – Израиля) Лада Миллер публикует свой рассказ «Посылка». Он о том, что некая семья, чей муж воюет, «весь мир от америкосов защищает», получает от него посылку с одеждой. Хозяева имущества, скорее всего, мертвы («дом их в хлам, а вещи уцелели», – пишет отец семейства), причем, похоже, что это была беременная женщина, которая ждала девочку – получившая посылку жена воина рассматривает ее фото, вынутое из кармана присланного пальто, и выбрасывает розовые пинетки в мусор. Сын воина говорит маме, что зачем нам чужие вещи, а она отвечает, что «на войне чужого не бывает». 
«Папка их всех убил, а вещи забрал», – говорит второй ребенок. А мама на него цыкает. Она вообще часто цыкает – это позволяет автору и навести читателя на нужные мысли, и тут же отречься – мама же не подтвердила, а что ребенок брякнул, то ерунда...
А бабушка, мать воина, мечтает, как она в присланном болоньевом пальто пройдет по деревне, где «скособоченные дома» и «женщины в телогрейках». Маму воина зовут Степанида (и кто бы обьяснил автору, что мамам воинов сейчас максимум лет 50-60, то есть они родились в 60-70-е годы, и Степанидами были бабушки этого поколения, а никак не сами дети?). 
Автор благоразумно не называет стран и войн, она очень осторожна. Скажет и тут же цыкнет... Хочется ведь и рыбку сьесть, и поле перейти. 
И снова вопрос: вы не ведаете, что размещаете, или это позиция? 

Да, все пишущие по-русски хотят публиковаться там, где «зло». «Добро»-то их не печатает. 
Михаил Веллер, например, известный баечник (на мой взгляд, не писатель, а пересказыватель скабрезных баек и занудный, навязчивый поучатель земли русской) в интервью украинскому Гордону яростно выступает за Украину, называет Россию говенным государством и призывает подготовиться к перевороту в ней. Демократическая оппозиция, говорит он, должна создать ясный план и теневое правительство, готовое в любой момент, как только «Путин уйдет», явиться со штурмовыми лестницами и абордажными крючьями. Веллер рассуждает не лучше ли России развалиться, чтобы не угрожала соседям.
При этом сочинитель не волнуется за свои тиражи в России, не боится, что те самые «алкоголики, наркоманы и вырожденцы», которые, по его словам, живут в России вне Сибири, перестанут его читать. Или что издательства перестанут печатать.

Я не буду заламывать руки – как, мол, мы дожили до жизни такой, что у нас русскими писателями зовутся ненавистники России, что российские сайты выставляют во время военной операции журналы фашиствующей страны. Ломехузами пронизано все общество, так что неудивительно.
Но один в поле воин. И каждый из нас может либо купить какую-то книгу, журнал, либо не купить...  Либо поддержать какого-то автора, СМИ, сайт, либо не поддержать. Мягко говоря. И чтобы знать в чью книгу вложить свой честно заработанный рубль, а чей литературный корабль пусть плывет прямиком в ад, нужно точно знать кто есть ху.

5
1
Средняя оценка: 3.45238
Проголосовало: 168