Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (продолжение)

…За время службы в дивизии «Галиция», включая период пребывания в плену, дивизионщикам выплачивается немецкая пенсия по старости. Немецкий закон гласит, что тем, кто служил в т. н. Ваффен-СС дивизиях во время Второй мировой войны и принимал участие в боях на фронтах и был под командованием немецкого Вермахта, выплачивается немецкая пенсия по старости
«Новий шлях», Торонто, 3.IV.1993

Журнал «Камертон» продолжает публикацию перевода книги канадского публициста, политолога, доктора философских наук Виктора Полищука «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА», впервые изданной в 1995 году в Торонто на украинском и польском языках небольшим тиражом на собственные средства автора. Порой к названию книги добавляют еще и «Исповедь украинца».

В этой части публикации пойдет речь о том, из кого комплектовалась дивизия СС «Галиция», полицейских полках дивизии и преступлениях совершенных ними против мирного населения, полемике Виктора Полищука по этому поводу с ОУНовскими и польскими историками, а также отношении церквей к деятельности ОУН-УПА, противоречащей идеалам христианства.

Михаил Корниенко

Предыдущие части книги можно прочитать по ссылке

 

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ ДИВИЗИИ СС «ГАЛИЦИЯ»

Из Галиции в дивизию заявило о своем желании идти и было принято к осмотру 47936 человек, а из Краковского дистрикта – 4939 человек. Дивизия состояла, если речь идет о рядовых, из галичан, в нее, в частности, вошли ученики старших классов украинских гимназий. Их судьба в дивизии была очень и очень незавидной, потому что властвовала в ней типичная прусская дисциплина. Выучка осуществлялась на немецком языке, этот же язык был языком командования. Были случаи расстрела за непослушание, были случаи психической депрессии воинов. Это образно описывает Роман Колесник в упомянутой книге «Последний выстрел».

Офицерский состав дивизии СС «Галиция» был в основном немецким. Командиром дивизии был генерал Фриц Фрайтаг, шефом штаба Вольф-Дитрих Гайке.

Хотя в Галиции должно было бы быть 200 офицеров-украинцев, которые до войны служили в польской армии, однако, они не заявили о своем желании вступить в дивизию, сложно было насобирать хоть бы 50(«Вісті комбатанта», Торонто, №3/1987, стр. 37, – прим. авт.). После конфликта ОУН-б с немецкой администрацией, батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» были расформированы, их члены стали контрактным подразделением в борьбе с партизанским движением в Беларуси, а когда контракт окончился, его не продлили, офицеры за отказ от продления контракта были арестованы (за исключением Романа Шухевича). Когда создалась дивизия, их освободили, и они вошли в младший офицерский состав дивизии, служили они только на низших командных постах.

Немцы оказывали материальную помощь семьям тех мужчин, которые пошли в дивизию. Я лично знал недавно умершего Г. Ш., человека очень умного, большого патриота Украины, который умел видеть не только Галицию, но и всю Украину. Он пошел в дивизию для того, чтобы немцы не отобрали у его жены действующее предприятие в Тернополе. Он никогда не хотел рассказывать о своем участии в дивизии, но однажды не выдержал и сказал, что всю жизнь ему жжет то клеймо под левой мышкой, которым клеймили всех эсэсовцев. Он стеснялся этого клейма. А его жена, не зная, что это «украинское войско» – СС, когда приехала к мужу в Нойгаммер и узнала об этом, чуть не потеряла сознание.

О дивизии можно сказать следующее: рядовые ее члены невиновны, их обманули. Если они лично не принимали участия в геноциде, их нужно оправдать, хотя они под Бродами и воевали против украинцев из Советской Армии, им, тем основным массам из дивизии СС «Галиция», на памятнике следовало бы написать: «Жертвам войны и ОУН».

Полицейские полки дивизии СС «Галиция»

Роман Колесник в своем исследовании ссылается на письмо шефа «Орднунгполиции» СС-обергруппенфюрера Курта Далюга от 14.04.1943 г. к генерал-лейтенанту Винкельману в Берлине, в котором тот пишет:

«Будет создана фронтовая дивизия для усиления СС, которая будет оснащена вооружением СС. Она будет состоять из украинцев греко-католиков и будет правдоподобно называться «Галицкая дивизия», потому что эти украинцы происходят из Галиции. Остальные из Генеральной Губернии украинцы, вместе с Люблинским округом, являются греко-православными… Из них будут созданы полицейские полки, которые также будут иметь немецкий командный состав» («Вісті комбатанта», Торонто, №1/1987, стр. 81, – прим. авт.). Вместе с тем Вольф-Дитрих Гайке пишет:

«Только что 18 июля 1943 года состоялся отъезд первой группы добровольцев из Львова на выучку. Их разместили в учебном лагере «Гайделягер» (Пусткув) возле города Дембице…, где немецкий личный состав… начал с ними рекрутскую выучку. Но уже в самом начале часть добровольцев была сформирована в отдельные, так называемые «полицейские полки», нумеруемые 4, 5, 6, 7, 8… Сути дела также не меняет тот факт, что некоторые из этих подразделений принимали участие в борьбе против большевистских партизан (Вольф-Дітріх Гайке: «Українська Дивізія Галичина», цит. вид., стор. 19, – прим. авт.).

Кажется, что в этом противоречии следует признать правдивым утверждение В. Д. Гайке: он лучше всего знал, из кого и какие подразделения создавались. То, о чем писал Курт Далюга Винкельману, было, может, намерением, а то, о чем пишет В. Д. Гайке, было действительностью. Следовательно, полицейские полки дивизии СС «Галичина» были созданы из первых галицких добровольцев, этих полков было пять. И о них, об их деятельности, не пишут украинские националистические авторы.

Я бы не писал здесь так обстоятельно о создании полицейских полков дивизии СС «Галиция», если бы ни некоторые факты, связанные с упреками польских авторов в адрес дивизии. А упреки эти касаются геноцида. Повторяю: основная масса членов дивизии могла не знать о существовании полицейских полков. Могли не знать о них те, кого обучали в Нойгаммере, потому что полицейские полки вышколивали под Дембице, в Германии и даже во Франции. Это, скорое всего, о них пишет Александр Корман в книге «Ненаказанные преступления СС-Галиция в 1943–1945 годах»:

«Уже в июне 1943 г. некоторые подразделения СС-Галиция, которые обучались подо Львовом, Яслом, Кросном и Горлицами, по приказу Гиммлера прервали выучку и были включены в экстерминационную (истребительную, – прим. пер.) операцию под криптонимом Верфольф в Замойщине» (Aleksander Korman: «Nieukarane zbrodnie SS-Galizien z lat 1943-1945», London, 1990, стр. 14, – прим. авт.).

Названный автор, ссылаясь на литературу, на свидетелей, на 54 страницах мелкого печатного текста описывает ряд пацификационных, геноцидных акций, в которых принимали участие подразделения дивизии СС «Галиция», вероятнее всего, те полицейские полки, о которых говорит В. Д. Гайке. В частности, Ал. Корман описывает истребление польского населения, которое имело место 16.04.1944 г. в Большом Ходачкове на Тернопольщине, вследствие чего погибло 862 человека; в марте 1944 г. в Подкамне около Бродов вследствие пацификационной акции погибло около 800 поляков; в Семяновице около Львова погибло около 30 человек; акции в Вицине, Золочевского уезда, в которой принимали участие подразделения дивизии СС «Галиция». Часто эти акции происходили в сотрудничестве с УПА.

Отдельным разделом книги Ол. Кормана является оборона Гуты Пеняцкой перед общим нападением подразделений дивизии СС «Галиция», УПА и немцев. Автор объективно описывает, что в этом селе находились отряды советских партизан, а также подразделения А. К. Следует твердо и решительно заявить о том, что ни в одной стране, где действовали партизанские группы, никто разрешения на это у местного населения не спрашивал. И здесь речь не идет об истреблении отрядов красных партизан или А. К. Речь идет о том, что в названных селах, в частности в Гуте Пеняцкой, было истреблено гражданское население, жители этого села, которые имели или не имели какого-либо влияния на факт пребывания партизан в селе.

Автор пишет, что советские партизаны ушли из села 22 февраля 1944 г., оставив только двоих раненных, а 23 февраля 1944 г. село атаковали подразделения дивизии СС «Галиция». Бои длились пять дней. Гибель Гуты Пеняцкой случилась 28 февраля 1944 г. Украинские СС вместе с отделом УПА пошли в наступление на село. Немецкий командир СС, а за ним его украинский заместитель, приказали согнать всех жителей к костелу. В то время УПА грабила село и на санях вывозила награбленное. После ограбления поджигали дворы. В костеле произошла расправа, вследствие которой мученической смертью погибло 868 человек. Автор дает список людей, которые погибли от рук воинов дивизии СС «Галиция» и УПА. Все это было совершено в канун побега гитлеровских войск из Западной Украины.

Юзеф Файковский и Ян Релига в книге «Гитлеровские преступления в польских селах в 1939–1945»( Jozef Fajkowski, Jan Religa: «Zbrodnie hitlerowskie na wsi polskiej 1939-1945», Warszawa, 1981, – прим. авт.) приводят ряд фактов – даты, местности, описания – которые указывают на участие украинцев из дивизии СС «Галиция» в истреблении поляков, причем факты эти касаются уже не Галиция, а Келецкого, Ряшевского, Тарнобжеского, Тарновского и Замойского воеводств. Лишь для примера приведу один факт:

«1-2.02.1944 подразделения жандармерии, СС и СС-Галиция в количестве около 3 тысяч солдат ночью вошли в село Борув, гмина Аннололь, и с помощью танкового вооружения полностью уничтожили село, в котором насчитывалось 280 хозяйств, а население замучили. Много людей погибло в домах во время пожара. Группами, не исключая женщин, стариков и детей, гитлеровцы сгоняли в один дом, который после этого поджигали.

Пацификация была отплатой за деятельность партизанских отрядов, которым население близлежащих сел оказывало помощь. Общее количество замученных – около 300 человек; не опознано 58 человек. Спаслись только несколько молодых мужчин, которые успели убежать и спрятаться на болотах и в кустах. Установлены фамилии 229 замученных.

После этого отчета идет список из 229 замученных людей.

И это тоже было в канун освобождения Польши. Было ли это нужно ОУН? Было ли это нужно украинскому народу? Было ли это в интересах украинского народа?

Описываемое Ал. Корманом и Ю. Файковским и Я. Религой отвечает целям, поставленным перед полицейскими полками, о которых говорил В. Д. Гайке: борьба против партизанского движения.

Квалифицируем эти действия. Это было прямое сотрудничество подразделений дивизии СС «Галиция» с гитлеровскими подразделениями СС и гитлеровской жандармерией в преступлениях геноцида. Местное население имеет право поддерживать тех или других партизан, но поддержка не является участием в милитаризированных отрядах, за поддержку партизан нельзя карать смертью население. Если такое совершали гитлеровцы или большевики, это не является оправданием для дивизии СС «Галиция» – порождение ОУН-м. Украинские авторы пытаются выгородить деятельность определенных частей дивизии СС «Галиция».

Примером замутнения правды является писание Василия Вериги о Гуте Пеняцкой (Василь Верига: «Дорогами Другої світової війни», Торонто, 1980, стр. 112-115, – прим. авт.). Процитировав из польского источника о том, что «27 февраля подотделы украинской дивизии СС «Галиция» осадили (окружили, – В. П.) Гуту Пеняцку, село до основания сожгли, а несколько сотен его жителей (в том числе детей, женщин и стариков) расстреляли или живьем сожгли», пишет от себя:

«Прочитав последнее утверждение, создается впечатление, что Гута Пеняцкая была мирным, послушным Божьему духу село, на которое напали… Неужели же село, которое создало своего рода сильно вооруженное советско-польское гнездо, которое могло отстоять несколько атак… дало себя так легко замучить военной части?».

Автор пишет, будто бы не знает того, что «село» – это местность, в которой живут мирные жители и в котором при определенных условиях могут разбить лагерь те или иные военизированные отряды, в этом случае советские партизаны и А. К. разбила лагерь, не спросив на это разрешения у гражданского населения. Кто пережил войну в Восточной и Центральной Европе, прекрасно знают, что за таким разрешением ни военные, ни партизаны никогда не обращались. И многодневная оборона Гуты Пеняцкой совсем не свидетельствует о том, что село обороняли жители. Ее обороняли отряды А. К., о чем выразительно пишут польские авторы. А нападение 27 февраля 1944 г. имело место тогда, когда не было в селе красных партизан. А воинов А. К. было аж восемь! Повторяю: жители села не имели влияния на то, когда партизаны ночуют в нем или когда выходят из села. Атакуя значительными силами Гуту Пеняцкую 27 февраля 1944 г., можно было провести обыск для поиска партизан, но в ходе операции оказалось, что их в селе нет. Тогда зачем было сгонять мирное население к костелу? Зачем было его там истязать? Что это имеет общего с борьбой против партизан?

Здесь еще раз вспоминаю: созданные немцами две дивизии СС, т. н. «власовцы», не направили своего оружия против повстанцев Праги, они перешли на сторону повстанцев.

И еще о таком противоречивом вопросе: польские авторы, среди них Э. Серванский и И. Травинская, в книге «Немецкие преступления в Варшаве в 1944 г.» (Edward Serwanski, Irena Trawinska: «Zbrodnia niemiecka w Warszawie 1944 r.», Poznan, 1946, – прим. авт.), пишут об участии украинцев, в частности, подразделений дивизии СС «Галиция», в зверском подавлении Варшавского восстания в 1944 г. Об этом пишут два украинских националистических автора – Василий Верига в книге «Дорогами Второй мировой войны» (Василь Верига: «Дорогами Другої світової війни», Торонто, 1980, стр. 124 и след., – прим. авт.), а также Борис Левицкий в исследовании «Украинцы и ликвидация Варшавского восстания» («Kultura», Paryz, №6/1952, стр. 74-87, – прим. авт.). Оба автора доказывают, что ни украинцы вообще, ни в частности подразделения дивизии СС «Галиция» не принимали участия в подавлении Варшавского восстания. Скажу несколько слов об утверждении обоих авторов, совсем не подтверждая и не отрицая участие украинцев в подавлении Варшавского восстания.

Начну с методологического замечания: Только в отношении некоторых очень узких тем можно приводить доказательство несуществования. Например, я могу доказывать, что в «Энциклопедии Британика», издание 1973 г., в томе 17 нет слова «патриотизм», потому что на стр. 467, где оно должно идти по алфавиту, его нет. Это можно доказать, ссылаясь на это издание, в этом можно убедиться, заглянув в соответствующий том. Но я уже не брался бы доказывать и никому этого не советовал бы делать, что в реках Канады нет т. н. «королевского карпа», хоть все рыбаки, с которыми я общался в Канаде, утверждают, что его во всей Канаде нет. А я такого поймал в 1992 г. в реке Вест Гамбер Ривер. А если бы и не поймал, то не мог бы исключить, что таких карпов нет где-то в реках Британской Колумбии или в реках других провинций. Привести доказательство несуществования королевского карпа в реках Канады физически невозможно. Чтобы это доказать, нужно было бы спустить воду из всех гор и озер в Канаде и пересмотреть всю рыбу, каждую рыбину.
В этом контексте негативные доказательства Василия Вериги и Бориса Левицкого не имеют никакой научной цены. А на них с большим уважением ссылается польский автор – Т. А. Ольшанский.

Василий Верига пишет:

«Чтобы больше к этой теме не возвращаться, хотим подтвердить, что перед началом восстания 1 августа 1944 г. ни одной сотни дивизии «Галиция» в Варшаве не было, потому что в конце июня дивизия в полном своем боевом составе выехала на фронт под Броды в Галиции, где и была разбита 21–22 июля 1944 г.». (стр. 125).

Автор пишет это, как будто бы никогда не знал, никогда не слышал о создании полицейских полков из первых добровольцев в дивизии СС «Галиция», которые тоже выступали под тактическим знаком дивизии СС «Галиция». Свою книгу Василий Верига издал в 1980 году, а книга Вольфа-Дитриха Гайке была издана в 1970 году и то Братством бывших воинов дивизии, в котором автор активно многие годы работает.

Непочтенным в этом контексте является «доказательство» автора В. Вериги из опубликованной в парижской «Культуре» статьи Любомира Ортинского, который утверждает, что первый раз он «столкнулся с этим обвинением в лагере пленных в Авербах… где… находились тысячи украинских офицеров и воинов 1-й дивизии». Ведь логическим могло быть и такое, что Л. Ортинский разговаривал даже с участником подавления восстания, а тот ему об этом не сказал, потому что не хотел говорить. Такие доказательства – не доказательства.

В связи со сказанным следует вспомнить о том, что:

а) согласно с информацией в упомянутом уже труде Юзефа Файковского и Яна Религи подразделения дивизии СС «Галиция» принимали участие в пацификациях польских сел на такой территории и в такое время: воеводство Тарнобжеское – 1 и 2 февраля 1944 г., воеводство Ряшевское – 8.06.1944 г., воеводство Замойское – 2.07.1944 г., воеводство Келецкое – 28-29 июля 1944 г., а в воеводстве Тарновском – 23-24 сентября 1944 г., от Келецкого воеводства, где были подразделения дивизии СС «Галиция» 28-29 июля 1944 г. – рукой подать до Варшавы;

б) дивизия СС «Галиция» была послана немцами на подавление Словацкого восстания и на подавление повстанцев Иосипа Броз Тито. Фактов под буквой б) никто не отрицает. К сожалению, у меня нет данных о методах подавления этих восстаний, неизвестно мне, существуют ли вообще на эту тему материалы.
Из труда В. Вериги выходит, что в Варшаве вообще никогда не было подразделений дивизии СС «Галиция». Но достаточно открыть книгу В.Д. Гайке, чтобы убедиться в ином. На внутренней странице обложки есть карта, а на ней обозначены места учебных лагерей или школ дивизии СС «Галичина», и такая отметка есть в Нойгаммере, Гайделягере (это местность к северо-востоку от Криницы) в Билостоке, Граево, Познани, Кринице, Вроцлаве, Бенешове, Брни, Вене, Праге, Граце, Коагенфурте, Мюнхене, Дахау, Нюрнберге, Аройзене, Меце, Радольфцеле, Иалье-де-Берне и Тарбс во Франции, а также… в Варшаве. На этой же карте отмечено, что подразделения дивизии СС «Галиция» имели постоялые центры в Мукачеве, Жилине, Мариборе, а бои вели не только под Бродами, но и в окрестностях Грубешова, Банской Быстрици, под Фельдбахом, Люблияной. А между тем тот же Василий Верига и другие украинские националистические авторы сводят деятельность дивизии СС «Галиция» к ее созданию, выучке в Нойгаммери, бою под Бродами и под Фельдбахом. По-видимому, нечем похвастаться апологетам этой бесславной дивизии, если они замалчивают некоторые страницы ее деятельности.

Этим я не хочу сказать, что подразделения дивизии СС «Галиция» принимали участие в подавлении Варшавского восстания. Но сказанное мной указывает на хрупкость доказательств Василия Вериги в этом отношении. Автор, то есть Василий Верига, вспоминает в связи с этой темой лишь то, что во время Варшавского восстания из Познани были отправлено в Варшаву десять переводчиков из персонала дивизии.

Борис Левицкий также ничего не привносит по этому вопросу. Он пишет об участии в подавлении Варшавского восстания Бригады Каминского, русских казаков, Русской Освободительной Армии (РОА) генерала Власова, чем хочет доказать, что украинцы не принимали участия в этой операции. С научной точки зрения, это не доказательства. Это только свидетельствует о том, что названные автором военные соединения могли принимать участие в подавлении Варшавского восстания. Но…

Описывая мероприятия немцев на исходе войны, то есть уже в 1945 году, относительно создания большой славянской армии под командованием генерала Андрея Власова, Тарас Бульба-Боровец говорит, намекая на антиукраинские мероприятия русских, что такое поведение москалей выплывало из их империалистического угара, а также потому, что Украинский Комитет добивался перевода воинов украинской национальности из армии Власова в украинскую армию, а там их было свыше 70%. Люди умирали от голода по лагерям для военнопленных. Украинской армии не было вплоть до весны 1945 года. А Власов начал вербовку людей среди пленных еще летом 1943 года… Вместо голодной смерти в лагерях, многие украинцы записались добровольно в армию Власова. На этом основании русские убеждали немцев, что концепция Власова является единственно правильной, потому что у него 70% украинцев (Тарас Бульба-Боровець: «Армія без держави», цит. вид., стр. 124 и след., – прим. авт.).

А участия армии ген. Власова, то есть РОА, в подавлении Варшавского восстания никто не отрицает. Поэтому, кажется, нельзя исключить, что и украинцы из этой армии тоже принимали участие в этой операции. В конечном итоге, странным было бы даже, если бы в этой армии, организованной из пленных Красной Армии, не было украинцев. Но это совсем не означает, что именно они допускали зверства над польским населением. И такие украинцы из армии Власова не говорили, понятная вещь, на украинском языке, не говорили «годинник», а «часы». Поэтому приведенные дивагации (не имеющие обоснования, бредоваые утверждения, – прим. пер.) Василия Вериги на языковые темы абсолютно неубедительны. Тем более, что и сам Василий Верига, хотя и украинец, в своей книге использует ряд русских слов, например, «Генерал» (стр. 10 и многократно в книге) вместо «генерал»; «заключение» (стр. 45) вместо «висновок» и т. д. и т. п.

У меня есть книга «Немецкие преступления в Варшаве в 1944 г.». Она издана в 1946 году. В ней опубликованы протоколы от августа-октября-ноября 1944 г. Нет каких-либо оснований утверждать, что протоколы фальсифицированы. В этих протоколах многократно говорится об «украинцах» или «так называемых украинцах» (стр. 62), что совсем не означает, что этими людьми действительно были украинцы.

Откуда же взялось в свидетельствах утверждение об «украинцах» или «так называемых украинцах»? По моему мнению, объяснить это можно следующим образом: Варшавское восстание началось 1 августа 1944 г. Это было время, когда на Волыни уже больше года бушевала УПА, которая ранней весной начала свою преступную деятельность в Галиции. С Западной Украины многие беженцы могли добраться до Варшавы или до нее могли и наверняка донеслись вести об ужасных зверствах в отношении польского населения отрядов УПА. Это теперь говорят: УПА, бандеровцы, бульбовцы, украинские СС. А тогда на Волыни и в Галиции знали, что зверствовали украинцы, часто соседи-украинцы. Для уточнения не было условий, не было на это времени, время не способствовало этому. Уже тогда вследствие действий УПА сложился негативный стереотип «украинца» как «головореза». Вот почему население Варшавы в некоторых случаях тех, кто подавлял восстание и не разговаривал на немецком языке, могло называть «украинцами» или «так называемыми украинцами».

В конечном итоге, и польские авторы категорически не утверждают, что «украинцы» в устах свидетелей в действительности означают украинцев, о чем свидетельствует проф. Зигмунт Войцеховский (Edward Serwanski, Irena Trawinska: «Zbrodnia niemiecka w Warszawie 1944 r.», op. cit., str. 12, стр. 12, – прим. авт.).

В противоречие Т. А. Ольшанскому утверждаю, что вопрос об упреках относительно участия украинцев, в частности частей дивизии СС «Галиция» в подавлении Варшавского восстания, до сих пор не выяснен научно, эта тема ждет своего исследователя. Нельзя ее трактовать так, как это делает Т. А. Ольшанский, который говорит, что вопрос о предполагаемом участии украинских формирований в борьбе с Варшавским восстанием уже окончательно выяснен историками («Zeszyty Historyczne», Instytut Literacki, Paryz, zeszyt 90, стр. 162, – прим. авт.), причем ссылается на двух украинских националистических авторов – Бориса Левицкого и Василия Веригу, которые не являются историками, у них даже нет исторического подхода к теме, они пропагандисты ОУН.

Подытоживая эту тему нужно еще дать ответ на вопрос: дивизия СС «Галичина» была или не была в коллаборации с гитлеровским режимом? И вообще было ли это украинское войско? На второй поставленный здесь вопрос дает ответ сам Тарас Бульба-Боровец, который в своей книге сказал, что «украинской армии не было вплоть до весны 1945 года». Отвечая на первый вопрос, утверждаю, что дивизия СС «Галиция» была в коллаборации с гитлеровским режимом. На это указывает инициатива ее создания, принадлежность к «Ваффен-CC», командный состав дивизии, факт, что соорганизатором была явно сотрудничающая с немецкими властями ОУН-м, а также задания, которые дивизия выполняла. Поэтому еще раз нужно подчеркнуть, что военнослужащие СС дивизии «Галиция» не были «борцами за свободу Украины». Они выполняли задание гитлеровской Германии, с которой воевали Великобритания, Франция, США, Канада, СССР.

И еще: некоторые части дивизии СС «Галиция», в частности, полицейские полки, совершали преступления против мирного гражданского населения. Их ни в коем случае нельзя оправдать борьбой против партизан в селах или даже помощью крестьян партизанам. Помощь, оказанная не врагу, не является преступлением, никакое право такой помощи не запрещает. А Польша, следовательно, и поляки во время войны выступали против Германии как агрессора, выступали в союзе с западными государствами – Великобританией, США, Францией, Канадой, а также СССР.

Закончу этот раздел словами д-ра Андрея Белинского: «Войну выиграли США и СССР, все другие проиграли. Проиграли и мы, следовательно, и УПА и дивизия» («Нові дні», Торонто, ІХ/1992, стр. 11., – прим. авт.). Я только добавлю, что с проигрышем нужно считаться перед историей и перед своей совестью.

Нужно, по-видимому, бывшим СС-ам сказать словами Василия Сирского: «Жестокие были времена, панове! И не легко было нашему поколению решать, какая беда меньше, так как каждое из них вело нас только в одном направлении: в могилу!» (Журнал «Україна», Київ, №11/1992, – прим. авт.).

Но не нужно было бы Василию Сирскому в письме в редакцию журнала «Украина» душить свою совесть, оправдывая «дивизию» тем, что в ее рядах сохранили жизнь почти пятнадцать тысяч молодых людей (журнал «Україна», Київ, №11/1992, – прим. авт.). Потому что это означает, что в рядах дивизии каждый третий погиб. Смерть 7 тысяч молодых украинцев только под Бродами должна бы не дать уснуть спокойным сном д-ру Владимиру Кубийовичу и товарищам, которые эту дивизию организовали.
Василий Сирский, бывший воин дивизии СС «Галиция»: «Я и другие светлые люди, которые имеют несчастье носить вечное под левой мышкой клеймо СС, должны продолжить приведенное выше мнение того же Василия Сирского об одном пути украинцев в то время: в могилу!» Они должны искать ответ, а кто же виноват в том, что молодежь Западной Украины, в данном случае Галиции, оказалась в такой ситуации, в которой любой выбор вел в могилу? Не виновной ли была ОУН с ее преступной идеологией, как первопричина всего, что совершалось во время войны в Западной Украине?

Кто из бывших воинов дивизии СС «Галиция» отважится сказать правду на склоне жизни в канун встречи с потусторонней Силой? Сказать правду самому себе, своим детям, внукам. И западному обществу, его представителям – структурам власти. Должны ли до самой смерти все притворяться героями из «1-й Дивизии УНА»? Ну-ка, отзывайтесь! Я же лично знаю таких среди «дивизионщиков», которые умеют писать и способны были бы сказать правду, если бы не боялись бойкота и клейма «изменника». По крайней мере, трое таких есть в самом Торонто.

Гражданская отвага – это и есть действительная отвага. Потому что физическая отвага – геройство в бою часто бывает актом отчаяния или тупиком.

И еще: дивизия СС «Галиция» все-таки была галицко-националистическим произведением, ее воинов в свое время пропитала идеология украинского национализма. Не случайно же на вагонах, в которых отправляли эту дивизию на выучку, изобиловали антиеврейские надписи и изображения-карикатуры. Таким соединением не было Украинское Освободительное Войско, в которое немцы насильственно брали украинцев. Об этом соединении никто не говорит, что оно совершило преступления против мирного населения. Потому что соединение не было под идеологическим или организационным влиянием ОУН. Где не было влияния ОУН, там не было ненависти ни к полякам, ни к евреям.

И в конечном итоге в книге «Под солнцем Италии» Василий Верига дает интересную информацию: «17 июня 1945 г. из лагеря пленных дивизионщиков в Италии перешло во Второй Польский Корпус ген. В. Андерса 176 человек. Кто они, эти бывшие воины дивизии СС «Галиция»? Где они теперь? Каким образом они попали в дивизию? Почему перешли к ген. В. Андерсу? Кто о них знает?» (Василь Верига: «Під сонцем Італії», Торонто, 1984, стр. 176, – прим. авт.).

В дивизии были разные люди. Был Василий Сирский и был Иван Олексин – председатель Украинского Братского Союза в США. Этот последний на вопрос журналиста («Літературна Україна», Київ, 19.VI.1992, – прим. авт.): «…Дивизия СС «Галиция». Что означает «СС»? – ответил: «Она так не называлась». Нужно не иметь ни капли стыда, чтобы такое заявлять в почтенном журнале. Нужно и в дальнейшем быть»действительным, а не принужденным «СС», чтобы так врать. А д-р Олекса Горбач в журнале «Вести», органе Братства бывш. воинов I УД УНА пишет: «В Львове в апреле 1943 г. была сформирована «СС – стрелковая Дивизия Галиция», в сентябре 1943 г. ее части присягнули под звуки эссэсовской «Троэлиды» на верность А. Гитлеру…» («Вісті», квітень 1951, – прим. авт.).

В этом контексте пусть бы ответил Иван Олексин: присягал ли он в рядах дивизии, в которой служил верой и правдой, под звуки украинского гимна и на верность украинскому народу, присягал ли под звуки гимна эсэсовской «Троэлиды»? Служил ли он Украине, как говорит в интервью, или Гитлеру, которому присягал? А проверить его членство в СС очень легко: пусть поднимет левую руку вверх. Обнаженную руку!

Не писал бы я об этом, если бы не такой факт: в 1985 г. я был редактором «Народной Воли», органа «Украинского Братского Союза», председателем которого является Иван Олексин. Работал я там неполный месяц и по случаю сороковой годовщины победы над гитлеровской Германией написал передовицу. В ней я рассказал о зверствах гитлеровцев в отношении украинцев. Иван Олексин вычеркнул эту формулировку, чтобы, как сказал, не «обижать немцев». Не помогло объяснение, что гитлеровцы не означают всех немцев. Теперь вижу, что фашизм в Иване Олексине сидит еще и до сих пор. Врать он может своим детям, а народу украинскому нужно сказать правду. Что была дивизия СС «Галиция», которая боролось за гитлеровскую Германию, следовательно, против интересов народа Украины. Это подтверждает мельниковский «Новый путь», написав следующее: «…За время службы в Дивизии «Галиция», включая период пребывания в плену, дивизионщикам выплачивается немецкая пенсия по старости. Немецкий закон гласит, что тем, кто служил в т. н. Ваффен-СС дивизиях во время Второй мировой войны и принимал участие в боях на фронтах и был под командованием немецкого Вермахта, выплачивается немецкая пенсия по старости» («Новий шлях», Торонто, 3.IV.1993 – прим. авт.). Тогда чье же было это войско – дивизия СС «Галиция» – немецкое или украинское? Если украинское, то на каких основаниях современная Германия бывшим воинам этой дивизии платит пенсию? И я уверен, что такую пенсию получит Иван Олексин, Василий Верига и другие. За то, что до конца служили в немецкой дивизии СС и как таковые попали в плен.

РАЗДЕЛ 6. РОЛЬ ЦЕРКВЕЙ В КОНТЕКСТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОУН-УПА

С теологической точки зрения христианство – это сверхнациональная религия. Недаром христианская церковь латинского обряда называется «католической». «Католический» в греческом языке «католикос», означает главный, всемирный. В противовес этому христианство восточного обряда, православие, в греческом языке «ортодокс», означает «правоверный», православный, и эта церковь называет себя вселенской, то есть тоже всемирной.

К сожалению, христианские церкви в свое время стали использоваться светской властью, государствами. Да, на Востоке Европы Православная Церковь была подчинена интересам Московской, впоследствии Российской империи, и эта политика вызывала в XX веке реакцию в виде отделения от нее Украинской автокефальной православной церкви, что произошло по политическим мотивам. Происхождение греко-католической (униатской) церкви также состоялось на политическом, а не теологическом фоне, но и эта церковь не возникла как национальная, она была осколком, к которому тем или иным образом присоединились некоторые православные белорусы и украинцы. Украинская католическая церковь, это название, которое возникло по политическим мотивам, и с таким названием, кажется, смирился Рим, из-за теряет свои позиции в Беларуси.

С точки зрения отдельного человека — сначала она родится как человек, потом по православному или католическому обряду его крестят (в протестантских деноминациях крестят взрослых), то есть ребенок становится христианином. А уже после этого он воспитывается в духе и традициях национальных. В вашем случае становится украинцем.

Следовательно, как с теологической точки зрения, так и с точки зрения отдельного человека, существует такая градация ценностей: человек — > христианин — > национальность (украинец). То есть: член нации — христианин не может делать того, чему противиться гуманность, общепринятые ценности рода человеческого.

В этом смысле использование светскими политическими структурами авторитета церкви является злоупотреблением, так же, как злоупотреблением является попытка подчинить церкви светские, в частности, политические структуры.

Христианские церкви предназначены для того, чтобы проповедовать Божью благую весть, Евангелие, чтобы учить любви к другому человеку без учета его национальности и тому подобное. В этом смысле христианские церкви, без учета их деноминации, в случае угрозы для христианских ценностей, должны сплотить свои усилия для защиты этих ценностей. Должны… Если бы не находились под воздействием светских политических структур.

Сказанное, прежде всего, касается священников. Христианский священник должен стоять выше национальных идеалов, в частности тогда, когда они оказываются в противоречии с идеалами христианства.

Каждый, кто вдумчиво вчитается в писания Дмитрия Донцова, которые стали краеугольным камнем украинского национализма, кто углубится в основополагающие документы УВО-ОУН, тот придет к выводу, что идеология и практика этих организаций находятся в противоречии с христианством. Поэтому говорю с полным сознанием: если украинский священник является одновременно украинским националистом, то он изменяет Иисусу Христу, он обманывает сам себя.

Потому что существует иная плоскость гармоничного сочетания христианства с принадлежностью к нации – это патриотизм. Идеалы патриотизма не противоречат христианству и наоборот.

Украинский национализм возник в Галиции, следовательно, там, где по отношении к украинцам властвующей была и является греко-католическая церковь, митрополитом которой долгие годы был Андрей Шептицкий – человек с широким кругозором, образованный, владеющий несколькими языками, имеющий огромный авторитет. В Львове, столице Галиции, были средние и высшие греко-католические семинарии, в которых учились высокообразованные священники. Украинцы Галиции были преданы своей церкви.

И вот в таких условиях возникает и действует УВО — явно террористическая украинская организация, предтеча ОУН. Стали распространяться писания Дмитрия Донцова. Невозможно, чтобы это все осуществлялось без ведома греко-католической (униатской) церкви. На Святоюрской горе (на этой горе во Львове расположен главный храм греко-католиков – собор Святого Юра, – прим. пер.) должны были читать «Национализм» Дмитрия Донцова, читать постановления I Конгресса украинских националистов, должны были их анализировать. А в этих трудах, в этих постановлениях – само противоречие с христианством Уже само появление «Декалога» – десяти заповедей украинского националиста, должно было бы вызывать решительную реакцию, должна была бы быть проведена широкая акция против этого документа, против его формулировок. Ведь «Декалог» – сугубо безбожный манифест. В нем и слова нет о Боге. Вместо этого существует «дух извечной стихии», стихии в понимании Ницше, а не в христианском. В «Декалоге» содержится призыв к мести, к коварству, к убийству.

Уже в то время, на сломе 20-х и 30-х годов, Святоюрской горе следовало отмежеваться от украинского национализма, отмежеваться категорически и однозначно. Но Святоюрская гора не отмежевалась от украинского национализма. По-видимому, потому, что она в свою основу положила борьбу против большевизма. И можно было иметь надежду на распространение греко-католицизма на всю Украину.

Святоюрская гора не отмежевалась от украинского, в своей основе преступного, национализма, не осудила его, не спасла перед ним массы верующих. Но также и не поддавалась диктату украинского национализма. Известным является конфликт Святоюрской горы с ОУН в начале 30-х годов, проявлением которого были события, связанные с организацией акции «Украинская молодежь Христова». Но это были маргинальные конфликты.

Православные украинцы Западной Украины до 1939 г. находились в рамках Польской автокефальной православной церкви, которая охватывала также белорусов, русских, чехов, следовательно, эта церковь не могла идентифицироваться с украинством. В конечном итоге, украинский национализм на Волынь проникал очень медленно, на Волыни больше распространялись коммунистические идеи, и с этим имела проблемы православная церковь.

Перевод Михаила Корниенко

 

Продолжение следует

5
1
Средняя оценка: 3.04902
Проголосовало: 102