Эффект «Дождя», он же эффект либерала Агасфера

Соцсети не первый день обсуждают инцидент с каналом «Дождь»*. Это явление, пожалуй, стоило бы назвать эффектом «Дождя»* — наподобие «эффекта Вайнштейна». Согласно последнему, можно инициировать расследование против лиц, высказавших или сделавших в публичном пространстве нечто такое, что вызвало возмущение у широких масс. Или без всякого расследования лишить сболтнувших лишнее работы, визы на жительство, репутации, доходов и имущества. Так уж устроен сегодняшний мир публичных персон, что всё их существование висит на волоске.

История, если кто-то не в курсе, началась с того, что ведущий Алексей Коростелев произнес 1 декабря в эфире «Дождя»* следующее: «[Если] вы хотите рассказать о проблемах в российской армии, отправляйте нам сообщения на почту. Мы надеемся, что многим военнослужащим, в том числе, мы смогли помочь, например, с оснащением и с просто элементарными удобствами на фронте». И всё. Карьера «дождевиков» погибла от одной этой фразы.

Начальство канала возопило: «Эта фраза создает ощущение у зрителя, что телеканал “Дождь”* занимается оказанием помощи армии РФ. В связи с этим важно отметить следующее: телеканал “Дождь”* не занимался, не занимается и не будет заниматься помощью с оснащением российской армии — на фронте или за его пределами. Почтовый ящик создан для сбора личных свидетельств о преступлениях российской армии в Украине». 

Вещающий из Риги «Дождь»* спонсируется западными госструктурами, поэтому даже призрачный намек на оказание помощи российским гражданам в лице наших бойцов имел фатальные последствия для всей редакции. Начала беспорядочная беготня, словно в подожженном тараканнике. Ведущего уволили. От возмущения попытками прогнуться уволилось еще несколько сотрудников. Начальство переругалось. А уж как переругалась поддерживающая «Дождь»* либеральная тусовка!

Тем временем Латвия, наоборот, сплотилась против проникших на их землю коварных русских. Министр обороны Латвии Артис Пабрикс заявил в пятницу, что в стране начался процесс отзыва разрешения на пребывание сотрудников телеканала «Дождь»*. «Я считаю, что “Дождь”* должен уехать работать в Россию, а вид на жительство [его сотрудников] должен быть аннулирован», — написал глава Минобороны Латвии на своей странице в Twitter.

Вскоре власти Латвии аннулировали лицензию телеканала на вещание. «В связи с угрозой национальной безопасности и общественному порядку NEPLP сегодня принял решение об отмене лицензии на вещание телеканала “Дождь”*», как выразился глава нацсовета Иварс Аболиньш. А суммарно еще и за то, что за полгода канал не организовал перевода своего вещания на латышский. Это латышам было, надо понимать, особенно оскорбительно — как напоминание, что не они являются целевой аудиторией канала, а куда более обширная русскоговорящая публика.

Поняв, что Латвия стала на тропу войны, заплакала и плакала четыре минуты на камеру, прося прощения у уволенных, генеральный директор «Дождя»* Наталья Синдеева**. Тут было всё: и «мы за ошибку уволили Лёшу. Это было самое ужасное, что мы могли сделать в той ситуации. Нужно было отстранить от эфира, выдохнуть», и боязнь «украинцы нас могут не простить», и душераздирающее признание — «мы повели себя по-бл*дски», и просьбы вернуться к Маргарите Лютовой и Владимиру Роменскому, которые уволились из солидарности с коллегой. Но верить ничему из четырехминутного плача Ярославны не стоило.

За день до закрытия канала его главный редактор Тихон Дзядко** прибыл на латвийское телевидение, по-прежнему без знания латышского, но с переводчиком, и в эфире телеканала LTV назвал «личным мнением» слова гендиректора Натальи Синдеевой**. Дзядко** отметил, что именно он определяет редакционную и кадровую политику «Дождя»* — и он решил, что уволенный с «Дождя»* Коростелев в эфир не вернется.

Ставки растут, речь уже идет о том, что сотрудников канала могут лишить виз, дающих право на пребывание и работу в Латвии. А Латвия и Литва (думаю, Эстония тоже не замедлит), словно психопат от кодового слова, начинают сходить с ума, стоит кому-то признаться в своих заслугах перед Россией или СССР. Стоило Лайме Вайкуле заявить в своем интервью Анне Монгайт, что якобы певица Вайкуле кормила весь Советский Союз, и реакция не замедлила воспоследовать.

Но «дождевики» не сознают осатанения Прибалтики и ведут себя так же, как прочие уехавшие из России (тоталитарной страны, где они вещали всё, что в голову взбредет; канал «Дождь» в России безбоязненно нес русофобскую грязь двенадцать лет — а в свободной Латвии не протянул и пяти месяцев). «Беженцы из путинской России» разговаривают в таком тоне, словно не понимают очевидного: всему, что их окружает — они враги. Их воспринимают врагами, что бы они ни говорили, что бы ни делали, как бы ни унижались.

А унижаться придется по любому поводу. И сохранить достоинство не получится. Русский мигрант для Запада с 24 февраля — тот же шпион, диверсант, агент под прикрытием, Петров и Боширов в одном лице. Прошли времена теплого приема для перебежчиков, закидавших грязью свою родину.

Возможно, с мигрантами из России еще будут играть, как коты с пойманной мышью: ни с того ни с сего не пускать на «чистую землю» «грязных русских»; аннулировать визы, отнимать работу и имущество; внезапно проводить обыски в их домах, законно купленных, но тем не менее подготовленных к экспроприации; проверять, как распоряжается плохой русский своими деньгами (тоже подготовленными к экспроприации).

Восток в лице Израиля также подает сигнал: узнав, что новоприбывшие евреи (среди которых большая часть не евреи ни по крови, ни по вероисповеданию) венчались в православной церкви — можем и передумать. Выкрест — не еврей, так уж заповедал Закон Израилев. А много ли среди приехавших в землю обетованную тех, у кого никогда на шее православный крестик не висел? Вот и сиди, дрожи за свое имущество, гражданство и виды на дальнейшее спокойное существование…

Обстановка вокруг околокультурной либеральной тусовки накаляется. Человек мира (сейчас таковыми признают себя разве что айтишники, которым все равно откуда работать — но и им не нравится платить тысячу баксов в месяц за плохонькую съемную квартирку) свободен, но разве свободен Агасфер, известный как Вечный жид? Он бесприютен — чувствуете разницу? Из русских делают подобие агасферово — где бы ни пытался приклонить голову мигрант из России, его тут же гонят от порога.

Некоторые пытаются доказать, что они свои, они буржуинские, создавая нелепые «правительства в изгнании». Впрочем, без программ, с одними декларациями. Такое «правительство», кричащее, шепелявящее, бормочущее о необходимости уничтожения всего русского, никогда и ничего не будет предпринимать. 

Его предел — истерические припадки в исполнении ерофеевых и быковых, латыниных и гельманов, монгайт и лазаревых. Клоунада, смысл которой опять-таки поймет только русский, видя, насколько эти выступающие никчемны. Запад не может отличить русского «понарошку» от русского «всерьез». Он не чувствует грани, на которой следует остановиться — оттого и преступает ее, не ведая последствий.

Так же не ведали последствий разбегающиеся, словно тараканы с освещенной кухни, «берегини европейских ценностей». Что ж, если считать истинно ценным все накопленное и выведенное за границу имущество, то ценностей было изрядно — пусть и не у всех таковые имелись. Судите сами, сколько нищих материально и духовно личностей тусовалось в окололитературных кругах, пытаясь пролезть поближе к кормушке. Каждый год нам подсовывали программные русофобски или ЛГБТ-ориентированные «труды» и предлагали полюбить их авторов. Предполагавших, в частности, уменьшить напряженность между русским и украинским народами окололитературной гейской порнухой с участием представителей обеих национальностей.

Неужто все эти «новые имена», получившие покровительство быковых да юзефовичей, пишущие книжки не просто русофобского, а профашистского толка — с юморком про блокадный Ленинград, с хаханьками про Великую Отечественную, с изображением России, говоря языком Данте, «влипшей в кал зловонный» — эти «таланты» обладали хоть чем-то, что стоило бы защищать (да еще с опасностью лишиться гражданства)? Вряд ли. Они шли за ведущими их тусовщиками, как бараны — и как бараны, пали, блея «за что?». За доверчивость и надежду на сытую жизнь в зеленых лугах.

Канал «Дождь»* и подобные ему структуры и есть те самые ведущие — но не пастухи, не овчары и даже не овчарки. Их не интересует счастливая овечья жизнь. Их задача состоит в том, чтобы постоянно увеличивать поголовье ведомых на бойню. Они призывают россиян к протестам, диверсиям, саботажу, раскрытию неких «преступлений режима» (был бы режим, а преступления найдутся!) — но что они могут предложить своим «агентам» взамен? Чем компенсируют асоциальное расстройство личности, которое можно спровоцировать на развитие, но которое, если верить психиатрам, не лечится?

Очевидно, все их предложения ограничиваются той самой участью, которая ждет нынешних «евро-Агасферов» — скитания и попытки пристроиться хоть где-нибудь в мире «свободы слова и прав человека». Еще недавно для тусовки «светлоликих» было в порядке вещей ругать страну в СМИ, получая гонорары от объекта ругани, принимать от Минкульта России гранты и премии за опусы, написанные и снятые в русофобском духе, награждать самих себя и друг друга премиями, которые учредили бандиты, набившие кошельки в 90-х…

Неудивительно, что тусовка расслабилась. Ей казалось, что жизнь стабильна и правила приняты навсегда. И вдруг! Вдруг случилось такое, отчего они сбежали на голых инстинктах, как всё те же тараканы со светобоязнью — не поняли, что выгоднее остаться, забиться в щель и промолчать, как поступили их более осторожные товарищи. Вот и стали первыми вечными скитальцами.

Да, соцсети обсуждают, когда эти Вечные жиды вернутся (россияне не слишком рады вероятному возвращению «уехавшей России»). Но те, кто вернется, будет гоним и здесь — есть некое чувство, что широкая русская душа больше не примет ни ургантов, ни галкиных, ни пугачевых; отныне их предел — это концерт-междусобойчик или вечеринка у толстосума. Артист (настоящий) понимает: даже хорошо оплачиваемое выступление на вечеринке и полный зал — это совсем разные вещи. Так же, как быть назначенным «сверху» победителем народного голосования «Большой книги» — и действительно победить в нем. Агасфера не принимают нигде, в том числе и там, где он когда-то был своим.

* СМИ, признанное в РФ иноагентом.
** Лица, признанные в РФ иноагентами.

 

Художник: Х.А. Брандекильде.

5
1
Средняя оценка: 3.32461
Проголосовало: 191