Проза

Наташа

Наташа

Этот день был бы ничем не примечателен. Утро – как утро: с сентябрьскими клочковатыми облаками, желтеющими акациями, неизменной стайкой довольных первокурсниц во дворе колледжа и с таким же неизменным пинг-понгом взглядов в сторону сбившихся под грибок ребят. Всё, как и год назад…

подробнее
Раб Божий Иван Ильич

Раб Божий Иван Ильич

Пришёл Иван Ильич лишь на десятые сутки. Мы сидим с ним в его крошечной кельице, в которой вмещается лишь узкая кровать, с досками вместо сетки, маленький столик и стул. Вся стена увешана иконами, под образом Спасителя нетухнущая лампадка. Иван Ильич крестится на икону и неспешно рассказывает о своих злоключениях...

подробнее
Однажды в России. Унесённые шквалом 90-х

Однажды в России. Унесённые шквалом 90-х

Она долго сидела в одиночестве, тоскливо размышляя о том, что заманчивая жизнь в Марбелье на поверку выходит скучной. Разумеется, можно было бы с головой, бесшабашно окунуться в курортные развлечения, местная тусовка примет её с распростёртыми объятьями. Но тут всё непросто: вход – рубль, а выход-то, дай Бог, червонец. К тому же то, что привлекало её в Москве, здесь не влекло, она отчётливо понимала, сколь быстро устанет от однообразия...

подробнее
 Сруб из лиственницы

Сруб из лиственницы

Когда думаю о хрупкости земного существования, о внезапных поворотах судьбы, великих потрясениях, свежих ветрах и сквозняках истории, представляю не крушение империй, не исчезновение народов и языков, не песчаные дюны на месте городов.
Я думаю о судьбе одного строения из лиственницы...

подробнее
Девушка, любившая Есенина

Девушка, любившая Есенина

Был ясный вечер.
Мелкие снежинки, радостно танцуя в воздухе, опускались на землю, во тьме ночи бесцельно блуждали холодные ветра.
Скрипя по запорошенной дороге, с веселым смехом и держась за руки, шли двое молодых людей

подробнее
Два рассказа

Два рассказа

Пишу эти строки с душевным нескрываемым трепетом, который испытываю, когда вспоминаю одно из тех мест, где был по-настоящему счастлив. Может быть, потому, что именно в заполярном гарнизоне подводников Гаджиево начиналась моя самостоятельная жизнь. Как новичку, да еще новичку холостому, выпало мне встречать свой первый Новый год на Севере с любимым личным составом…

подробнее
Четыре кота (Святочный рассказ)

Четыре кота (Святочный рассказ)

На окраине Царского Села, по-шведски Саарской мызы, вдали от дворца, в уединенной избушке жила бедная старушка-вдовица. Её промысел был гаданье. Многие знатные персоны езживали в её захолустье узнать о капризах Фортуны, расславив Акулину Ивановну мастерицей ворожить на картах. Бывало, раскинет пасьянец и кому что ни предскажет, так и сбудется. Нынче Святки, и вся Россия гадает. На картах, на бобах, на воске, на кофейной гуще...

подробнее
Донецк

Донецк

А город мой. Ну это мой город. Это проекция бабушки, проекция всех моих любимых людей, моего нежного детства. Это область абсолютного чувства, без примеси рацио. Наверно, единственное подходящее название для этого сгустка – родина. И песни про это нету, и картинки нету тоже...

подробнее