«Нет, мне не тяжек груз годов…»

У памятника А.С. Пушкину в Ашхабаде .

Из города проснувшегося – прочь,
Едва рубины в небе заиграли,
Бежала потревоженная ночь,
Созвездья пряча в складках чёрной шали. 

Я на прогулку вышел в ранний час, -
Весна гостила в городе у нас.
И развернулся алый венчик розы,
И захлебнулся песней соловей, 

И солнечные  острые занозы
Сверкнули в тёмной зелени ветвей…
О, город мой! О, вешняя прохлада
Садов широкошумных Ашхабада! 

О, юность седоусых стариков
И мудрая отвага молодежи!
Но торопливый стрекот молотков,
И посвист пил, на музыку похожий, 

И хор согласный множества машин
В саду ловил я слухом не один:
Там, в сторону отеческого края
Взор устремив сквозь толщу стольких лет, 

Стоял, главы подъятой не склоняя,
Одетый в бронзу северный поэт.
И мнилось мне: что смерть певцу свободы?
Он из бессмертья смотрит в наши годы! 

Не смерть, а жизнь в чертах его лица!
Здесь пешеход сменяет пешехода
И шепчет строки русского певца
На языке родимого народа, 

Горя его огнём… И потому
Я благодарно кланяюсь ему.
Великого народа сын могучий,
Он – мысль его, глагол его живой. 

Никто с такою силою певучей,
Никто с такой любовью огневой,
Так вдохновенно – до его прихода –
Не славословил русского народа. 

Есть крепкая меж ним и нами связь.
Когда печаль мне втайне сердце гложет,
Перо моё дрожит, остановясь,
И воплотиться замысел не может, 

Его речам я внемлю в тишине,
И силы пробуждаются во мне.
Он с нами, наш вожатый ясноликий, -
В какие дали свет его проник! 

«Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий в ней язык…»
Я, скромный ученик его, ликую,
Читая надпись эту золотую. 

Тебе, учитель, слава и почёт
В любом краю Советского Союза,
И в памяти народной не умрёт
Твоя неувядающая муза; 

Ей внемлет русский, белорус, грузин,
Туркмен, якут, литовец, армянин… 

О, вспомни, вспомни тяжесть крыльев чёрных
Имперского двуглавого орла!
Нет, не таил ты мыслей непокорных,
Нет, не склонял ты гордого чела –
Ты звучно пел о Родине любимой,
Жестоким самовластием гонимый. 

Взгляни: тобою чаемая сила
Преобразила край твоих отцов
И племена другие одарила
Бесценным жемчугом твоих стихов; 

Советскому народу в дни сражений
Служил поддержкой твой бессмертный гений.
Глубок и ясен смысл речей твоих.
В который раз клеветникам России 

Бросаешь ты в лицо свой гневный стих?
В который раз, как трубы золотые,
Слова твои с народной песней в лад
На пиршествах торжественных звучат? 

Когда наш дух пылает жаждой знанья,
Когда за мир мы боремся, когда
Увлечены мы делом созиданья
На поприще вседневного труда, 

Глашатай жизни – ты повсюду с нами,
Свободного отечества сынами.
Смычки поют, и занавес плывёт.
С Онегиным на сцену входит Ленский, 

И на устах  певца твой стих живёт,
Он прозвучит сегодня по-туркменски…
Дутар звенит в ауле, как ручей,
В согласье с музыкой твоих речей.

Из-под искусных пальцев ковровщицы
Проглядывает яркий облик твой…
О друг наш светлоглазый, смуглолицый,
Ты жив! Твоим народом и Москвой 

Протянуты к нам дружеские руки.
Для нас не будет никогда разлуки!
Хвала народу русскому! Твой гений
Он выпестовал на груди своей. 

Алеют розы… Праздник твой весенний
Встречает громкой песней соловей.
Не позабыт твой подвиг благородный,
Ты славою увенчан всенародной! 

1949 Перевод А. Тарковского 

Весна идет 

По полям овражным весна идет,
Вперевалку важно так гусь идет!
По дорогам вязнут в грязи возы…
Кажется: мне мало одной весны!

Если бы стало лето – весной,
Если бы стала осень – весной,
Если бы стала зима – весной?
Ни жара, ни холод, Ни дождь обложной! 

Чтобы клён не стряхивал с плеч листвы,
Чтобы только солнце средь синевы!
Чтобы на дороги, пылью пыля,
Тихо не просила: «Дождя! – земля, 

Вот в такую пору в амбары сгружай
Урожай пахучий, как каравай!
Вот в такую пору скажешь: «Продлись!
Малиновым цветом вспыхни, жизнь!» 

Верю всем я сердцем в свет – не в тень,
В солнечный, весенний грядущий день!.. 

1950 Перевод В. Цыбина 

Пусть цветут 

Только цветом розовым оденется
Сеть ветвей на персиковом деревце,
Будто слышу, как у изголовья,
Открывая маленькие рты, 

Спрашивают: «Как твоё здоровье?» –
Под окошком красные цветы.
Будто обещают: «Осень снова
С добрыми плодами встретишь ты!» 

Ах, цветы! Вы – как узор ковровый
Или вязь душевной красоты. 

Чем помочь вам? «Нам твоя забота
И любовь ответная нужна,
Как и у тебя, у нас работа –
Трудный рост с рассвета до темна!». 

Ах, цветы, как дети, вы красивы!
Лепет ваш умея понимать,
Рад я поделиться с вами силой –
Любящему сил не занимать! 

Пусть сады цветут в моей Туркмении,
Пусть плечом к плечу друзья встают,
Пусть в делах прибавится умения,
Пусть уважен будет всякий труд! 

1955 Перевод Ю. Гордиенко 

Время весны 

Из четырёх времён есть лучшее в году.
И это ты, весна! С тобой и мы – крылаты!
Не знаю, что со мной. Ликующий иду…
И птахи и цветы теплу со мною рады. 

По правде говоря, не каждый день весны
Весенним днём назвать порой имеем право.
Но если день хорош, то нет ему цены –
По капелькам его мы пить готовы, право! 

Весна, но нет дождей… Уж это – не весна!
Но если у дождей идёт работа, спорясь, –
Что лето, что зима, что осень! – всех она,
Поливами щедра, тогда заткнёт за пояс. 

Я нынешней весне рад ото всей души:
Тюльпаны расцвели, степь отливает красным…
Как дали широки! Как травы хороши!
В них глаз не перечтёт цветов и злаков разных. 

Степь изменяет цвет: зелёный, золотой…
Тоскует соловей заливисто и тонко.
Качает ветерок добротный травостой,
И каждый лепесток, и каждую метёлку. 

Душа поёт, хотя душа – не соловей,
Исчезли грусть и лень – пустой зимы наследье.
И снова мыслю я и чувствую живей,
Сливаются в одно – весна и долголетье! 

Весна, пребудь весной!
Гости не день, не два…
Поля и города одень своею сенью,
Чтоб о моей земле всесветная молва
Сказала: это край цветущий и весенний! 

1965 Перевод Ю. Гордиенко .

* * *

Седина бороды – причина моей печали
Кемине. 

Не замечаю седину.
Как в двадцать пятую весну,
В семидесятую свою
Всё удивляюсь бытию. 

Ах, семьдесят ли, двадцать пять –
Моих желаний не унять!
Их у меня невпроворот, –
Как юноша, гляжу вперёд. 

Нет, мне не тяжек груз годов,
Да я хоть вечность жить готов!
И кровь моя полна огня,
И цель большая у меня.

Меня сжигает страсть труда,
Усталым не был никогда.
Хмельную чашу жизни пью,
От молодых не отстаю.

Люблю я нашу жизнь-весну,
Во всем ценю я новизну,
И даже ткущийся ковёр
Мне сердце радует и взор.

А сердце, как часы, стучит,
Не отстаёт, а жить спешит
И обещает неспроста,
Что проживу побольше ста…

Я гордо жил, не гнул колен,
Мне, повторяю, жить не лень,
Могу железо я согнуть,
Себе железный выбрал путь!

Бумагу украшай, твори, Пиши!
В твоих руках – дары!
Опора жизни – их тори! –
Стихотворения твои.

1965 Перевод В. Корнилова

Фото и стихотворения из семейного архива З.А. Кербабаевой (Москва)

* * *

Берды Мурадович Кербабаев (1894-1974) – основоположник советской туркменской литературы, общественный деятель. Творчество Кербабаева – многожанрово. Он был не только ярким беллетристом, поэтом, драматургом, киносценаристом, но и публицистом. Его статьи регулярно публиковались как в республиканской, так и центральной прессе. Родился 3 (15) марта 1894 года в ауле Коуки-Зерен Закаспийской области. Обучался в медресе Каахка и Горджова, в Бухарской духовной семинарии. После Октябрьской революции сначала принудительно попал в один из басмаческих отрядов, затем в мае 1919 года перешёл на сторону Красной Армии. В эти же годы он начинает заниматься литературной деятельностью – с 1923 года печатается как поэт-сатирик. Лауреат государственных наград. Произведения Кербабаева переводились на все языки народов СССР.

5
1
Средняя оценка: 2.73214
Проголосовало: 168