Забытый юбилей корифея нашей истории

«Мы погребли в могилъ сей

Любовь, мечты и упованья

Остались намъ на склоне дней

Одни лишь слезы и страданья».

.

Такая надпись-эпитафия была обнаружена на могиле корифея славянской истории, основателя школы истории украинской литературы и краеведения профессора Николая Ивановича Петрова, упокоенного на старинном киевском кладбище, что находится на Замковой горе. Имя его гремело (и это не красивые слова, а истинная, правда) со второй середины позапрошлого века – как на просторах Российской империи, так и во всем славянском мире. Ибо не было человека более просвещенного в вопросах славянской словесности и украинской истории, чем Николай Петров. И когда 12 апреля все соберутся за пасхальным праздничным столом, стоит вспомнить и об этом великом славянине, большом человеке и авторе настоящей украинской истории. В этом году ему исполняется 175 лет. Особенно стоит вспомнить его имя в Киеве.

.

Пять лет назад, в апреле 2010-го в Большом библиотечном зале Российской Академии Наук была открыта выставка, посвященная 170-летию со дня рождения Николая Ивановича Петрова – доктора русского языка и словесности; профессора Киевской духовной академии по кафедре теории словесности, иностранных литератур и истории русской литературы; члена более десятка мировых научных обществ, в том числе Русского археологического общества, Исторического общества Нестора-летописца, Украинского научного общества в Киеве.  Тогда в Украине на фоне прошедших президентских выборов, на которых победил Виктор Янукович, практически «не  отследили»  этот юбилей   украинского историка. А зря. Если бы тогда обратилось многострадальное современное украинское общество к творчеству Николая Петрова – как знать, как повернулась бы украинская (да и всемирная) история, спустя четыре года…

.

Но даже сегодня, «работая над ошибками», не стоит (на мой взгляд) забывать о творчестве этого патриота славянского возрождения. И, как говорится, для подтверждения сказанного, приведу  историю жизни и творчества человека, имя которого не должно исчезнуть из нашей памяти.

Николай Иванович родился 12 (по другим данным – 13) апреля 1840-го в селе Вознесенское Макариевского уезда Костромской губернии в семье церковнослужителя. Как лучший выпускник Макариевского духовного училища и Костромской духовной семинарии в 1861-м был направлен на обучение в Киевскую Духовную Академию, навсегда связав свою жизнь с Киевом. Уже тогда, в середине 60-х годов позапрошлого столетия он настолько увлекся украинской историей и историей украинской литературы,  как составной части великого славянского русскоязычного мира, что его статьи были нарасхват, как в Киеве, так и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в родной Костроме.

.

По завершении обучения в Киевской Духовной Академии Николай Иванович становится преподавателем словесности и латыни Волынской духовной семинарии, а его труд,  посвященный литературному наследию Митрофана Довгалевского и Феофана Прокоповича, стал началом его богатого творчества. Вернувшись в 1868-м в Киев он полностью посвятил себя исследованию украинской литературы, украинской истории, как части общерусской истории. За свою научную работу «О словесных науках и литературных занятиях в Киевской академии от начала ее до преобразования в 1819 году» получил почетную Евгение-Румянцевскую премию. Авторитет Петрова, ставшего уже магистром богословия и профессором словесности, был так велик, что, кроме преподавания в Киевской Духовной Академии, он был преподавателем русского языка и литературы, как в Киевском Владимирском университете, так и Киевском пехотном юнкерском училище.

.

Его диссертация «О происхождении славяно-русского «Пролога» и единства истории» стала основой для всех дальнейших исследований, практически, всех историков, которые занимались этой темой. Достаточно сказать, что и Грушевский (лидер УНР), и Винниченко (глава парламента – Центральной Рады) считали Петрова самым великим украинским  историком и в своих работах часто ссылались на его научные труды. А научный триумф Николая Ивановича продолжался. Профессор трех университетов, почетный доцент более  двадцати славянских ВУЗов Европы.

.

А 25 сентября 1886-го пришло и государственное признание его деятельности по изучению украинской литературы и истории, когда  Императорской Академии наук в самой столице Санкт-Петербурге ему была вручена Уваровская премия за работу «Очерки истории украинской литературы XIX века». Следом вручение Золотой медали Российского археологического общества за издание научно-прикладного справочного пособия «Указатель Церковно-археологического музея при Киевской духовной академии». О плодовитости уже маститого ученого свидетельствуют факты: за 1906 год он написал такие колоссальные работы, как «Историко-топографические очерки древнего Киева», «Описание рукописных собраний, находящихся в г. Киеве». В том же году ученый совет Харьковского университета присвоил Петрову степень доктора русского языка и словесности. В 1913-м Императорская Академия наук в Петербурге присвоила Николаю Ивановичу Макариевскую премию за «Очерки истории украинской литературы XVII и XVIII вв.». Он становится почетным членом  Казанской и Московской Духовных Академий. Но кроме духовных наград и должностей, его работы были оценены на самом высоком государственном уровне. Николай Петров был единственным историком Российской империи, награжденным всеми тремя степенями Ордена Святой Анны, орденом Святого Станислава I-й и  II-й степени, орденом святого Владимира III-й и  IV-й степени.

.

Перечень его работ составляет около полутысячи трудов, книг, монографий и статей, поэтому просто нет возможности их перечислить. Но стоит все же отметить такие среди них, как: «Плач Малой России о ляхолюбцах»;  «Очерк истории православной духовной школы на Волыни»; «О народных праздниках в Юго-Западной России»; «Исторические песни малорусского народа с объяснениями Вл. Антоновича и М. Драгоманова»; «Исторический взгляд на взаимные отношения между сербами и русскими в образовании и литературе»; «Несколько эпизодов из истории католической пропаганды в Северо-Западной Руси»; «Следы северо-русского боевого эпоса в южнорусской народной литературе»; «О степени самобытности украинской литературы XIX века»; «Указатель книг и статей по истории Южной России»; «Разговор Великороссии с Малороссией»; «Жизнь и произведения Тараса Шевченко (свод материалов для биографии)»; «Старинный южнорусский театр и в частности вертеп»; «Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники»; «Очерки истории украинской литературы XIX века»; «Холмско-Подляские православные монастыри Холмский, Замостецкий и Яблочинский»; «Львовский епископ Гедеон Балабан и его деятельность на пользу православия и русской народности в Галиции и в юго-западном крае России»; «Начало греко-болгарской распри и возрождение болгарской народности»; «Очерки истории методизма А. И. Булгакова» (с отцом Михаила Булгакова Афанасием Ивановичем Петров дружил и сотрудничал на научной ниве – оба они были профессорами Киевской Духовной Академии); «Чествование памяти св. Владимира на юге Руси и в частности в Киеве»; «О собрании древних документов по русской истории и письменности у киевского домовладельца П. С. Соломки»; «Описание рукописных собраний, находящихся в г. Киеве. Собрание рукописей Киево-Печерской лавры, Киевских монастырей: Златоверхо-Михайловского, Пустынно-Николаевского, Выдубецкого и женского Флоровского и Десятинной церкви»; «Отношение поэзии Пушкина к украинской жизни и поэзии»; «Воспитанники Киевской академии из сербов с начала синодального периода и до царствования Екатерины II»; «Один из предшественников И. П. Котляревского в украинской литературе XVIII века — Афанасий Кириллович Лобасевич»; «Румынские художественные памятники в России и возможность влияния их на русское искусство»; «Украинский писатель Иван  Котляревский».  Впечатляет даже не масштаб научных творений Петрова, а многообразие исследований, проведенных им за годы своего жизненного научного подвига.

.

Но Киев занимал в его творчестве самое главное место. Его звали в Санкт-Петербург и Москву, но, ни он, ни его жена Елизавета Ивановна, ни дочери Вера, Мария и Александра не хотели уезжать из родного Киева. Даже с началом Первой мировой войны они не покинули родной город, которые в семье называли «наша русская столица». Последней наградой для Николая Ивановича стал день 29 декабря 1916-го, когда он был избран членом-корреспондентом Петроградской Академии наук.

.

После краха самодержавия, развала Российской империи и начала Гражданской войны, он все равно, остался в Киеве, веря, что мир на святой земле Киевской Руси все равно наступит. С ним была его верная подруга и спутник по жизни, жена Елизавета Ивановна. Увы. 21 апреля 1920-го (почти, как «подарочек» к 80-летнему юбилею Николая Ивановича) польские солдаты Пилсудского и  воины Петлюры, заключив «соглашение о разделе» Украины на Лево- и Правобережные, начали поход на Киев.

.

.

Всего два месяца был Киев под польской оккупацией – 10 июня войско Пилсудского с частью подразделений армии Петлюры с тяжелыми потерями были выбиты из Киева. Но то, что они совершили в древнерусской столице, не поддается описанию. Вот, что об этом писал Михаил Афанасьевич Булгаков:  «На переломе второго месяца среди совершенно безоблачного неба советская конница грубо и буденно заехала куда-то, куда не нужно, и паны в течение нескольких часов оставили заколдованный город. Но тут следует сделать маленькую оговорку. Все, кто раньше делали визит в Киев, уходили из него по-хорошему, ограничиваясь относительно безвредной шестидюймовой стрельбой по Киеву со святошинских позиций. Наши же европеизированные кузены вздумали щегольнуть своими подрывными средствами и разбили три моста через Днепр, причем Цепной – вдребезги. И по сей час из воды вместо великолепного сооружения - гордости Киева, торчат только серые унылые быки. А, поляки, поляки... Ай, яй, яй!..». Как говорится, лучше мастера пера и не скажешь.

.

Всего этого варварства от «просвещенных европейцев», как сами себя называли воины Пилсудского, не вынесло сердце русского ученого и киевского патриота. Николай Иванович любил не только украинскую культуру, искусство, литературу и историю – он любил и ценил ее в единстве с русской и белорусской историей и культурой. Свое отношение к полонизации Украины он выразил в работах «Плач Малой России о ляхолюбцах» и «Несколько эпизодов из истории католической пропаганды в Северо-Западной Руси». Петров трепетно и нежно любил Киев, старинный Подол, все киевские горы на днепровских берегах, воспетые Гоголем и Шевченко.

.

.

В ночь с 20 на 21 июня 1921-го перестало биться сердце человека, который всю свою жизнь отдал делу изучения и распространения истории  и культуры двух народов – русского и украинского. По завещанию он был похоронен на своей любимой горе – Замковой на старинном кладбище  Фроловского (Флоровского) монастыря.

.

К счастью, несмотря на заброшенность старинного кладбища, могила мастера русского слова и патриота украинской культуры, сохранилась, чего не скажешь о других захоронениях, оскверненных временем и современными вандалами.

.

Но благодаря судьбе и патриотизму, появилось в Киеве общественное движение во имя спасения киевских святынь. И вот уже второй год члены историко-археологического общества не только следят за сохранением оставшихся могил (включая и захоронение Николая Ивановича), но и ведут работы по созданию на Замковой горе историко-мемориального заповедника. О сохранении украинской культуры и искусства на древнерусской киевской земле мечтал Николая Иванович Петров. И начинает в наше сложное время сбываться то, к чему он нас призывал. Пусть по чуть-чуть. Пусть пока малыми силами, но дело идет.

5
1
Средняя оценка: 2.64286
Проголосовало: 56