«Я Родину люблю и больше многих…»

«И через всю жизнь проносим мы в душе образ этого человека – грустного, строгого, нежного, властного, скромного, смелого, благородного, язвительного, мечтательного, насмешливого, застенчивого, наделённого могучими страстями и волей и проницательным беспощадным умом. Поэта гениального и так рано погибшего. Бессмертного и навсегда молодого». 
Ираклий Андроников

Лермонтовским духом овеяны многие места: Москва и Подмосковье, Пензенский край и Поволжье, Санкт-Петербург и его окрестности, конечно же, Кавказ. И можно получить огромное наслаждение, проехав по этим местам и захватив с собою томик стихов поэта. 
Например, в не столь далёком расстоянии от столицы, как раз по левую сторону Ленинградского шоссе расположен замечательный архитектурно-парковый ансамбль Подмосковья – усадьба Середниково. С начала XIX столетия она, названная по соседнему селу Московского уезда, принадлежала Дмитрию Алексеевичу Столыпину, родному брату бабушки М.Ю. Лермонтова – Елизаветы Алексеевны. 
Но, справедливости ради следует отметить, что история данных земель гораздо более древняя. Протекающая здесь недлинная, но быстрая и холодная речка Горетовка дала им прозвание Горетов Стан. Через этот северо-западный форпост Москвы проходили дороги на Тверь и, через Волоколамск, на Великий Новгород. Кроме того, здесь пересекались водные торговые пути от Чёрного и Каспийского морей – к Балтийскому, а от Волги и Оки – к Ладоге. Проезд сквозь Горетов Стан облагался данью – мытой, само же место строго охранялось. Центром вотчины была пустошь Середняя, поэтому здешнее поселение и наименовали Средниковом, из чего и образовалось современное Середниково. 
В первой половине XVI столетия владельцами местности стали воеводы из рода Добрынинских. Но довольно скоро Иван Васильевич Хабар-Симский-Образцов-Добрынинский, в память о погибших в сражении с татарами на реке Свияге товарищах, дарит Середнее Кремлёвскому Чудову монастырю. И вот более века обитель использовала эти земли как сельскохозяйственные, охотничьи и рыбные угодья. 
При царе же Михаиле Фёдоровиче Середнее переходит к стольнику, князю Никите Ивановичу Егупову-Черкасскому, потомку черкесских князей, верою и правдою служивших России. Внук, его, Иван Михайлович, в 1693 году получил дозволение соорудить здесь «вновь каменную церковь внизу Алексия Митрополита тёплую, да наверху Нерукотворного образа Спасова – холодную». А уже внук Ивана Михайловича, князь Василий Фёдорович Елецкий женился на Марфе Петровне Лермонтовой, связав, таким образом, имя Лермонтовых с ранними владельцами Середникова. 

Середниково

Усадебный комплекс в том виде, в каком мы знаем его сейчас, получил своё начало в 1775 году при одном из прежних владельцев – богатом вельможе, действительном статском советнике, сенаторе и камергере Всеволоде Алексеевиче Всеволожском, который «превыше всего ценил удобство и уют». Кого из архитекторов он привлёк к работе, доподлинно не известно, но не исключено, что уже знаменитого на ту пору И.Е. Старова. Двухэтажный барский дом, увенчанный открытой башенкой-бельведером, соединён колоннадой с четырьмя двухэтажными же флигелями. От заднего фасада дома эффектная лестница-пандус ведёт в парк. Здешняя сильно изрезанная оврагами местность была использована опытным садовником для устройства прудов, располагавшихся террасами у речки Горетовки (ныне остался лишь один пруд – Нижний Барский). Добавим, что Всеволожский создал на середниковских землях обширное, хорошо налаженное хозяйство – конный завод, мастерские краснодеревщиков, полотняная и жестяная фабрики и др., – приносившее усадьбе немалый доход. 

Лермонтов впервые приехал в Середниково в июне 1829 года. Четырнадцатилетний отрок обучался тогда в Благородном пансионе при Московском университете. Позднее Михаил Юрьевич бывал здесь уже студентом самого университета в 1830-1832 годах. Хозяйкой имения на тот момент была вдова Столыпина – Екатерина Аркадьевна. 
Раньше считалось, что поэт вместе с бабушкой жил в главном корпусе, и с той поры, как ярко заблистала звезда лермонтовской славы, гостям Середникова долгое время показывали «соответствующие» комнаты. Однако последние исследования выявили, что в этом корпусе вообще не было жилых помещений. Таковые имелись во флигелях. Скорее всего, Лермонтов и Елизавета Алексеевна обитали на втором этаже северного флигеля. А в главном корпусе, кстати, до сих пор сохранилось немало подлинных элементов оформления – тяжёлые дубовые двери, стенные панели, лестница изящной резьбы на второй этаж, метлахская плитка на полу Зелёной прихожей...
Усадьба летом становилась весьма оживлённым местом. Сюда из Москвы и соседних имений – Большакова, Фёдоровки – наезжали почти все знакомцы поэта: Верещагины, Бахметьевы, Лопухины. Бывал здесь и предмет тогдашних воздыханий Михаила Юрьевича – Катя Сушкова, красивая, ироничная, восемнадцатилетняя барышня. Молодёжь чрезвычайно весело проводила дни: устраивала пикники, конные прогулки, различные игры, бродила по окрестностям. Сопровождала старшее поколение в паломнические поездки в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь и в Троице-Сергиеву лавру. 

Середниково. Церковь Святителя Алексия

Лермонтов интересовался середниковскими «достопамятностями» – церковью Святителя Алексия и огромным старым вязом с дуплом посередине. Особенно же занимали его воображение развалины старой бани и так называемый Чёртов мост в глубине парка. Вообще-то, официальное название моста – Большой Белокаменный. Трёхарочное сооружение с колоннами входа было переброшено в конце XVIII столетия над оврагом, где находится чистейший родник. Однако известная отдалённость этого места, соседство его с мрачными руинами способствовали тому, что среди середниковских крестьян оно стало слыть прибежищем нечистой силы. 

Середниково. Чёртов мост

Миша Лермонтов тоже отдал дань этим преданиям, несколько раз он со своим родственником Аркашей Столыпиным – сыном тогдашней хозяйки усадьбы – бегал ночью к Банному оврагу воевать с воображаемыми духами. В рано созревшем уме Миши ещё оставалось много детского… 

На тёмной синеве небес
Луна меж тучками ныряет.
Спокоен я. Душа пылает
Отвагой: ни мертвец, ни бес,
Ничто меня не испугает. 
 
(Помета: «Средниково. В мыльне. Ночью, когда мы ходили попа пугать».) 

Но в основном, когда опускались сумерки, и вокруг всё смолкало, для юноши наступала пора творчества и напряжённых философских размышлений. Насколько та вечерняя усадебная атмосфера была созвучна его поэтическому настрою, свидетельствуют приписки к некоторым стихотворениям, например, «Середниково: ночью у окна» или «Середниково. Вечер на бельведере. 29 июля».  

Всё тихо – полная луна
Блестит меж вётел над прудом,
И возле берега волна
С холодным резвится лучом... 

Кроме того, Лермонтов продолжал здесь работу над драмами «Странный человек» и «Menschen und Leidenschaften» («Люди и страсти»). Отсюда поэт в начале августа 1832-го уехал в Петербург, где началась новая страница его биографии.  
На исходе позапрошлого века имение перешло от Столыпиных к московским купцам и промышленникам Фирсановым. Последнюю владелицу Середникова Веру Ивановну Фирсанову до сих пор вспоминают с уважением и благодарностью. На её средства реставрировалась церковь, построены школа в деревне Лигачёво, мост через Горетовку, открыта новая платформа на Николаевской железной дороге – Фирсановская. Кроме всего прочего, Вера Ивановна была страстной поклонницей лермонтовского гения. По её инициативе в 1914 году – к столетию со дня рождения поэта – соорудили памятный обелиск «Певцу печали и любви…» перед предполагаемыми окнами комнаты Михаила Юрьевича, а известному скульптору А.С. Голубкиной несколькими годами ранее был заказан бронзовый бюст Лермонтова. Поэт изображён здесь уже взрослым человеком, с длинными усами и в военной форме. Во всём его облике чувствуется внутреннее беспокойство, что-то от той «тревоги духа», о которой писал А.А. Блок. 
Приблизительно в то же время потолок Мраморного зала украсил плафон работы художника В.К. Штемберга «Демон и Ангел, уносящий душу Тамары». Именно в этом зале регулярно устраивались литературные и музыкальные вечера, несколько раз выступали Ф.И. Шаляпин, С.В. Рахманинов, скрипач Ю.Э. Конюс. В парке писали свои пейзажи и этюды В.А. Серов и К.Ф. Юон. 

Середниково. Плафон «Демон, Ангел и Тамара»

После революции усадьба была национализирована. Однажды сюда на несколько дней приехал В.И. Ленин, гулял по парку, ходил на охоту. Середниково чуть было не стало его летней резиденцией, помешало лишь отсутствие здесь электричества и телефона. 
Тогда в имении открыли здравницу «Тишина» для членов ВЦИК, а спустя несколько лет – противотуберкулёзный санаторий «Мцыри». Тогда же лермонтовский бюст установили в цветнике на парадном дворе. 
Осенью 41-го русло Горетовки – в ста метрах от Свято-Алексиевской церкви – оказалось тем рубежом, где было остановлено немецкое наступление на Москву. Говорят, что прямо у ворот санатория наши артиллеристы подбили вражеский танк с изображением Мефистофеля. 
А с 1995 года большую часть усадьбы арендует ООО «Национальный Лермонтовский Центр в Середникове», учреждённый Ассоциацией «Лермонтовское наследие», в которую входят потомки (в России их около 30 человек, за рубежом около 170) Михаила Юрьевича. Генеральный директор Центра, он же президент Ассоциации – правнучатый племянник и полный тёзка великого поэта – М.Ю. Лермонтов. Силами Ассоциации проведена была крупная реставрация середниковского комплекса, прежде всего, ансамбля главного дома и флигелей. Более-менее приличный наружный вид обрели каменные хозяйственные корпуса: конюшня, каретный сарай, скотный двор, гигантская оранжерея с теплицей, оригинальный круглый манеж. 
В самом парке тоже достаточно ухожено и чисто. Тут есть немало 150-летних деревьев, уцелело и несколько таких, что помнят самого Мишу Лермонтова. 
Однако мосты, и среди них Чёртов, в плачевном состоянии. Четыре колонны на въездах и великолепная ажурная решётка последнего, к сожалению, практически полностью утрачены. Влюблённые постоянно вешают на остатки ограды замки, без похода сюда не обойдётся ни одна здешняя свадебная церемония. Постепенно появляются надписи, мусор и прочие невзгоды. Увы.
Также почти полностью обветшал мост Любви – самый ближний к пруду мост из трёх. А Красный мост – средний – после многочисленных разрушений и реставраций гастарбайтерами совсем потерял своё лицо. 

В прежние годы мне неоднократно доводилось посещать Середниково – это романтичное место очень хорошо подходило для полноценного отдыха в какой-нибудь из летних выходных. Дорога от города на машине занимала не больше часа (пробок на шоссе тогда ещё не существовало). В парадный дворик-курдонёр и в бывший барский дом, правда, не пускали: нельзя, дескать, тревожить покой отдыхающих в санатории. Зато обширный парк был в полном распоряжении экскурсантов. Да и к обелиску в память Лермонтова можно было подойти, и на лестнице-пандусе постоять никому не возбранялось. 
А что сейчас? Пошёл ли на пользу старой столыпинской вотчине её нынешний статус? С точки зрения обеспечения сохранности этого уникального памятника архитектуры XVIII века – да, несомненно, на пользу. Потому как территория почти целиком огорожена, и вход сюда платный, причём цена постоянно растёт. А участок вокруг самого дома охраняется особенно тщательно, за экскурсию нужно платить отдельно. 
Местные жители, мягко говоря, обескуражены: они ведь привыкли за долгие десятилетия ходить через усадебную территорию на пруд, и под предлогом рыбалки выпивать там и закусывать да ещё разводить костерки. Не говоря уж о том, что повадились они кататься по пандусу на велосипедах и мотоциклах. Можете себе представить, каких трудов стоило новым хозяевам Середникова вычистить тот же пруд, привести в сносное обличье парк. Кстати, когда в далёком уже 2004 году, 30 апреля, в имении проводился субботник, никто из сельчан его своим присутствием не удостоил. А ведь так нужна посильная помощь в продолжение дела восстановления середниковского ансамбля! 
В принципе, концепция использования усадьбы сложилась окончательно. Здесь возрождена, насколько возможно, культурная жизнь: и изысканные салоны (включая поэтические и музыкальные вечера), и народные гуляния, и свадьбы. Середниково открыто также для проведения конференций и семинаров, творческих и деловых встреч. Практикуется сдача территории внаём под «корпоративы» или киносъёмки. 
Регулярно организуются экскурсии, два раза в месяц благотворительные. 
Конечно, коммерческая составляющая везде выходит на первый план – без этого просто не выжить, ибо государственной поддержки никакой. 
Ну, а как быть тем, кто приехал-таки «диким» образом? Они могут свободно попасть в парк через единственную неогороженную часть за Большим прудом, да пройти – коли есть желание – через Чёртов мост и далее по старой въездной дороге в усадьбу к одноимённому селу с его упоминавшийся выше церковью Святителя Алексия, митрополита Московского. До 2010 года за ней рос многовековой вяз, в дупле которого, по преданию, юный поэт Лермонтов писал свои первые стихи. Позже от урагана дерево рухнуло, но кусок от него был спасён для школьного музея.

Середниково. Вяз (фото 1999 г.)

Кстати, церковь совершенно уникальна. Помимо того, что это один из старейших храмов Подмосковья, его прихожанами были и Миша Лермонтов, и мальчик Петя Столыпин (троюродный брат поэта и будущий реформатор России), эти стены слышали Фёдора Шаляпина, певшего здесь однажды с церковным хором. 
Храм никогда не закрывался, богослужения не прекращались даже в военное лихолетье, хотя колокольню разобрали, дабы лишить немецких лётчиков ориентира. Двадцать лет назад она была восстановлена на пожертвования прихожан. В церкви можно увидеть главный иконостас начала 1780-х годов и боковые резные иконостасы 1890-х годов.

Признаюсь, читатель: я был пару раз в середниковском доме по договорённости с администрацией Национального Лермонтовского Центра. Стоял июль 1999 года, и реставрационные работы в интерьерах особняка были в самом разгаре. Я примечал, как чудесно смотрятся уже воссозданные элементы декора. Даже прикасался к тому самому бронзовому бюсту Михаила Юрьевича (скульптуру сняли с полностью развалившегося постамента, и на тот момент она находилась в одном из помещений первого этажа; для запечатления голубкинского творения на плёнку, нам позволили вынести его на время во двор, что мы вдвоём с фотографом и сделали). К слову сказать, изваяние оказалось не таким уж тяжёлым… А сейчас он красуется на втором этаже, в Розовой «лермонтовской» комнате. 
В последние десятилетия Середниково прославилось «участием» в съёмке многих отечественных фильмов, отражающих различные эпохи и различных по тематике. Так, в ещё неотреставрированной усадьбе снимался эпизод прощания Михаила Лермонтова и Вареньки Лопухиной из фильма «Лермонтов» (режиссёр и исполнитель главной роли Н. Бурляев). В наиболее масштабном российско-американском кинопроекте «Бедная Настя» Середниково изображало имение князей Долгоруких. Режиссёр М. Туманишвили снимал здесь 8-серийный мистический триллер «Тёмный инстинкт», где в одной из центральных ролей выступает знаменитая певица Любовь Казарновская. По сценарию, основное действие фильма происходит в Карелии, в загородном доме оперной примадонны Марины Зверевой. Антуражем для этих сцен и стало, повторим, Середниково. Потом в старинное поместье понаведалась съёмочная группа ленты «Слуга государев», историко-приключенческого произведения на фоне русско-шведской кампании 1709 года. В отдельных эпизодах тут «засветился» середниковский парк. 
А дальше – одно за другим: «Адмиралъ», «Жизнь и смерть Петра Аркадьевича Столыпина», «Чёрный монах», «Гоголь. Ближайший», «Дело о мёртвых душах», «Записки экспедитора тайной канцелярии». Наконец, чрезвычайно популярный среди определённого круга телесериал «Закрытая школа». 
Нетрудно заметить, что лишь в картине «Лермонтов» имение выступило под своим подлинным именем (не считая пары-тройки отличных документальных фильмов, посвящённых здешней истории). Но в любом случае, волшебная красота пейзажей, великолепный архитектурно-парковый комплекс стиля высокого классицизма создают идеальный фон для воссоздания картин прошедших времён.

5
1
Средняя оценка: 2.79487
Проголосовало: 78