Русское слово в противостоянии реформам и антикультурной революции

В 2019 году вышел в свет небольшой сборник статей профессора В.Ю.Троицкого «Слава русскому слову», выпущенный к конференциям в защиту отечественной культуры и образования при поддержке Общероссийского общественного движения «Россия православная».
Многое мы уже проиграли недругам в информационной войне. Но с русской культурой нашим «заклятым друзьям» ещё никак не удаётся расправиться. Особенно же – с русским словом. Хотя и на этом поприще многое утрачено. Нецензурщина становится разговорной речью, что ни день – слышим мы, как даже юноша и девушка, идущие по городу, держась за руки, разговаривают друг с другом матом. Вывески на магазинах и кафе пестрят названиями, чуждыми русскому слуху, а объявление станций метро на английском неотвязно заставляет нас ощущать себя в оккупации. Оголтелой толерантностью в нас приглушают здоровые национальные силы, национальный иммунитет, вытравляют чувство национального достоинства. Но отчаяние, как известно, серьёзный грех, нам оно не поможет. Старшее поколение учёных, твёрдо знающих, «что ныне лежит на весах / И что совершается ныне» (А. Ахматова), подаёт пример стойкого сопротивления разрушению здоровой культурной атмосферы.
Выход в 2019 году небольшой книжки проф. В.Ю. Троицкого «Слава русскому слову» определённо можно отнести к мерам по защите наших национальных интересов. Этот вышедший малым тиражом сборник весь проникнут глубоким знанием родного слова и любовью к нему. 
Имея полувековой стаж преподавания словесности в школах и вузах, профессор В. Троицкий пытается донести до читателя главное: представление о духовной сущности слов, которые, говоря словами известного учёного-эколога Фатея Яковлевича Шипунова, «запечатлеваются в любой точке Вселенной навсегда» и влияют на жизнь произносящего и воспринимающего гораздо сильнее, чем это представляется «массовому пользователю». При таком подходе к слову становится понятно, почему «словом можно убить, словом можно спасти», можно умертвить человека, а можно вернуть к жизни. Почему святые люди давали обет молчания, и тогда им открывалось сокрытое. 
«Только достойное овладение отечественной словесностью, – говорит автор книги, – может образовать нравственно здорового, духовно полноценного, трудоспособного человека, нацеленного на созидание, активно не принимающего разрушительных идей и способного им противостоять во всех областях человеческой жизни. Только овладев “стартовым количеством” произведений русской классики, можно познать язык на культурообеспечивающем уровне. Другого пути нет!»
Человек может и должен менять себя в лучшую сторону. Об этом говорят нам все традиционные религии, опыт народов и цивилизаций. А для этого, говорит опытный учитель, «он должен увидеть мир глазами настоящего человека, глазами красоты. Эту возможность и даёт литературная классика, которую неслучайно называют человековедением».

С нынешними проблемами русской словесности, а именно с губительным сокращением программ и часов литературы в школе, В.Ю. Троицкий связывает общий катастрофически снизившийся уровень знаний и засилье массовой культуры самого низкого качества. Он убеждает, что современная школа «по содержанию и характеру обучения стала школой колониальной».
Можно сказать, что зачастую сегодня у нас отсутствует практический анализ состояния нации, осмысление таких переломов русской истории, как, к примеру, революция 1917 года. Мы либо снова поднимаем знамёна борцов за революцию, либо начисто отметаем все достижения советского периода. А вот, к примеру, как французский литератор XIX века отзывался о революционно-нигилистическом потоке русской литературы 1860-х гг.: «Она в некотором смысле есть одна из религиознейших в Европе. Тайная основа её, даже бессознательно, христианская». Разве эта, приводимая Троицким в его книге цитата, не важный аргумент к осмыслению того, как развивалась общественная мысль до 1917 года, и того, что совершалось после?.. Это осмысление может дать только литература, преподаваемая неразрывно с историей. 
Автор книги приводит воспоминания своих уже ушедших современников старшего поколения, которые рассказывали, как академик В.И. Вернадский приходил в гости к академику Н.Д. Зелинскому. Сидя у камина, один из них начинал наизусть читать страницами «Войну и мир», а другой – продолжал. «Классике – говорит В.Ю. Троицкий, – во многом обязаны мы тем, что есть хорошего в нас, в нашем народе с его добродетелями и его победами. И конечно – самой большой победой XX века – разгромом фашистских орд в Великой Отечественной войне. Победу в этой войне одержала и русская классическая литература, занимавшая достойное место в образовании». 
Мы стоим перед лицом новой опасности – мирового засилья губительной американской «демократии». Этой «миротворческой» политике, наверное, сопротивлялась только маленькая Сербия, отвечая на ковровые бомбардировки НАТО во главе с мировым жандармом США в 1999 году. Для уничтожения России выработана тактика иная: разложить нравственность, культуру, образование. Программа А. Даллеса более чем известна. 
Помним мы и то, что пришедший к власти в 1918 г. интернациональный пролетариат, после развала армии начал реформирование русского языка, что в конечном итоге привело к потере многих его смыслов. Как не догадаться, что нынешняя «культурная» революция есть продолжение той, 1917 года. 
В книге «Слава русскому слову» приведены сказанные полстолетия назад слова верховного советника по делам образования США Мориса Стерлинга, который так оценивал гуманитарные достижения школы в России XX века: «Сила нации заложена в её искусстве, музыке и литературе в той же степени, как в её физике и электронике. Тот, кто полагает, что великая поэзия или знание классической литературы не являются существенными не только для качества, но и для жизнеспособности нации и её культуры, пренебрегает уроками прошлого». 

Классическая литература – от «Слова о погибели Земли Русской» до прозы Валентина Распутина несла самосознание народа, его жизненные смыслы, традиции, учила отстаивать свои ценности. Сегодня, когда мы уже пожинаем плоды внедрённой в России Болонской системы образования, нас подло обезоруживают, сокращая часы литературы в школе. («Могу свидетельствовать, – пишет В.Ю. Троицкий, – что никто из моих соучеников, окончивших школу в начале 50-х гг. прошлого века, никогда не жаловался на непонятность изучавшейся в школе литературы, хотя программы были втрое обширнее и изучали русскую литературу гораздо основательнее»). Заслуженный профессор отмечает: «До скончания века будет питать нас народная мудрость, запечатлённая в баснях И.А. Крылова. <…> Неслучайно поэтому разрушители отечественного образования во время псевдореформ в семь раз сократили количество его басен, входивших ранее в программы школьного обучения».
Как сегодня, в эпоху глобализации, остаться самими собой, чтобы голос русской культуры звучал, как прежде, для всего остального мира? Это невозможно, пока мы сами не сумеем защитить наше слово. И помощники нам в этом И.С. Тургенев, «романист, отразивший разные стороны духовно-нравственного и общественного сознания и “типы” современников и указавший в романе “Отцы и дети” на нигилизм как корневое явление в сознании отрицателей и разрушителей жизнесохраняющих традиций», как определяет В.Ю. Троицкий; Лев Толстой, «умевший смотреть правде в глаза и познавший глубинную суть естества обыкновенной жизни, рисующий её в обыденном развитии и глубинном всплеске чувств и страстей»; Ф.М. Достоевский, «писатель с обнажённой отзывчивостью страдающего сердца, воссоздавший внутренний мир мучеников мысли и духа». 
Важное место в изучении предмета филологии автор многих научных трудов В.Ю. Троицкий уделяет точности понятий. К примеру, «произведения, выдержавшие испытание временем, признанные самобытными и превосходными в духовном, художественно-эстетическом, идейно-нравственном, философском смысле, называют классическими». С определения и начинается познание предмета.
В разговоре о русской словесности автор книги пытается донести до читателя: необходимо вернуть полноту в изучение филологии вне отрыва от истории: «Русской классике свойственно острое чувств истории: “любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам” (А.С. Пушкин). “Дух времени” оживает на страницах классических книг, отзывается эхом далёкого и близкого, священной “во веки веков” русской земли. <…> А из бережного внимания к этому движению возникает на страницах классики пророческий смысл событий».

Всё, сказанное в книге, напоминает, как ещё совсем недавно русское слово объединяло общей судьбой народы Российской империи, а потом Советского Союза, «ибо русская словесность в её идеалах – вся устремлена к правде-истине и правде-справедливости, к милосердию, к чистоте, к любви и вере в окончательную победу добра».
И наконец, пытливому читателю любопытно будет узнать о таком положении, отражённом в «Трудах первого съезда преподавателей русского языка и литературы в военно-учебных (!) заведениях» – в документе, составленном в 1904 году: «В руках учителя – будущее народа… Пусть вместо грамматики получит преобладающее значение в нашей школе живое слово, литература, и уровень просвещения быстро будет подниматься».
К слову сказать, словесные дебаты на самые больные и тревожные темы, что безбожно треплются в современных СМИ, в нескончаемых теле-шоу – это зачастую надругательство не только над чувствами народа, но ещё и над русским словом, которое нам дано, чтобы осмыслить, разобраться в проблеме, внести ясность в обсуждаемый предмет. Так выбивает почву из-под ног этот «сумрак мнений бесполезных» (В. Троицкий) Хочется обратить внимание и на вышедшие ранее книги В.Ю. Троицкого: «Слово и культура», «Слово и образование», «Защита русской школы». Также на непосредственно к учителям обращённую книгу – «Словесность в школе», написанную живым, образным языком и созданную, думается, не только для преподавателей школ и вузов, но для всех думающих людей.

5
1
Средняя оценка: 5
Проголосовало: 3