Генерал Родимцев: кавалерист, десантник, полководец, дважды Герой

8 марта исполнилось 115 лет со дня рождения генерал-полковника Александра Родимцева, выдающегося военачальника Красной Армии, начавшего свой боевой путь еще в Испании, прошедшего всю войну и продолжавшего защищать СССР в послевоенное время.

Родился будущий дважды Герой Советского Союза в селе Михайловка Оренбургской губернии 8 марта 1905 года в семье крестьян-бедняков. С малых лет парню пришлось батрачить, работать сапожником. Военная служба вошла в жизнь юноши относительно поздно – после призыва в ряды РККА в 1927 году. 
Кстати, служить Александру Ильичу довелось именно в составе частей той самой «проклятой гебни», ненавидимой либералами – в конвойном полку ОГПУ. Но, как показали дальнейшие события, опыт этой службы помог стать Родимцеву не «законченным сталинским опричником, вертухаем-садистом, только и способным стрелять в несчастных жертв кровавого сталинского режима», но весьма незаурядным бойцом и командиром, в самых, что ни на есть, почетных, даже с точки зрения либералов, видах Вооруженных сил. 
Уже в 1929 году талантливый юноша был направлен в знаменитую «Школу кремлевских курсантов» – самое почетное военное училище Красной Армии. Закончив его кавалерийское отделение, молодой красный командир служил на различных должностях в РККА.
Во второй половине 30-х годов в Испании после победы на выборах республиканцев и последовавшего за этим мятежа военных под командованием будущего диктатора генерала Франко, разгорелась Гражданская война. Очень скоро конфликт стал интернационализироваться – противостоящим сторонам стали помогать страны-союзники. 
Запад, как водится, нацепил на себя «маску» якобы нейтралитета, который, на самом деле, сводился к тому, что людям доброй воли просто мешали оказывать законной власти Испании. Другой стороне, мятежникам-фалангистам, та же нацистская Германия оказывала помощь безо всякого стеснения. Вплоть до отправки туда целых армад бомбардировщиков, стиравших с лица Земли испанские города. Знаменитая картина Пабло Пикассо «Герника» как раз была написана аккурат по горячим следам одного из таких варварских налетов.

***

А для СССР испанский конфликт стал полигоном того, что ныне принято называть «гибридной войной». Когда формально в такой войне какое-то государство не выступает, однако же, реально принимает в ней достаточно активное участие, пусть и посредством помощи одной из сторон. Кстати, в том (как и в подавляющем большинстве других подобных) случае – на стороне законного и признанного международным сообществом правительства. 
Правда, тогда, в отличии от, скажем, нынешней ситуации с Сирией, в Испанию наши войска официально не направлялись. Но масса добровольцев, военных и гражданских советников, прибывали в страну окольными путями, обычно под вымышленными английскими, французскими и испанскими именами. 
Кстати, на другой стороне немалую часть военнослужащих тоже составляли русские. Да-да, пресловутый «Белый легион», недобитые белогвардейцы, мечтавшие «поквитаться с проклятыми большевиками» за бесславное поражение в Гражданской войне уже в России. 
Даром, что на той же стороне, что и гитлеровцы, считавшие всех славян без исключения «неполноценными унтерменшами», подлежащими либо уничтожению, либо обращению в рабство «высшей арийской расе» – главное, чтобы посильнее своим недругам-большевикам насолить. 
Спустя всего несколько лет эти же «иуды» пойдут «бороться с большевизмом» в составе белоказачьих формирований на службе Гитлера (или в каком-нибудь диверсионном батальоне Вермахта образца «Бранденбург-800») – уже непосредственно против своей Родины… 
Прибывший в Испанию под именем «капитан Павлито» Родимцев, попросившийся туда добровольцем, просто «военным советником», конечно, не был – все-таки не тот ранг. Ему приходилось воевать лично, командуя подразделениями республиканской армии. 
Собственно, в тех тяжелых боях против фалангистов учились все – и бойцы, и их командиры. Ведь и советские «краскомы» в большинстве своем имели лишь теоретические военные знания, ранее не применяя их на практике, разве что в учениях. 
А тут обстановка была самая, что ни на есть боевая, а самым строгим «экзаменатором» был не офицер-посредник, а противник. Причем, полученная «двойка» за показанные навыки означала в лучшем случае позорное отступление – если не плен или гибель в бою. Для этого, собственно, большинство армий мира и практикуют эпизодически-неофициальное участие своих офицеров в подобных конфликтах – чтобы те могли «понюхать пороху», в случае необходимости применив полученные навыки при защите уже собственной страны.

***

Как это ни печально, но неофициальная, а потому и не могущая быть достаточно масштабной, помощь СССР не смогла спасти законную власть Испании. Все-таки, несмотря на афоризм Наполеона «лев во главе стада баранов может добиться больше, чем баран во главе стаи львов», даже самые хорошие военные советники и командиры не в состоянии сделать хорошую армию из, скажем прямо, «полуанархических», хоть и преданных республике добровольцев. Тем более что противостояли им кадровые военные испанской армии, да и те же белогвардейцы «Белого легиона», как ни крути, имели колоссальный опыт еще со времен Первой мировой и Гражданской войн. 
Так что в конце концов в 1938 году республиканцы Испании потерпели поражение. Александр Родимцев отбыл на Родину еще ранее, в порядке «ротации» в 1937 году. Заодно почти повторив (только на протяжении чуть большего временного интервала) эпизод стремительного карьерного роста первого космонавта СССР Юрия Гагарина. Который, как известно, отправился в космос старшим лейтенантом, а вернулся уже майором.
То же самое произошло и с Александром Ильичом – в Испанию он отбывал старшим лейтенантом, а вернулся в Союз в майорском звании. И не только! Как и первому космонавту Земли, ему за успешные боевые операции на испанской земле было присвоено звание Героя Советского Союза, кстати, еще в «первой сотне», его «Золотая Звезда» имела порядковый номер 57.
Дальше карьера молодого Героя СССР шла еще более стремительно. Командование полком, потом – учеба в военной Академии. Участие в боевом походе по освобождению Западной Украины и Белоруссии в 1939 году, советско-финской войне 39-30 годов.
Буквально накануне начала Великой Отечественной Родимцева направляют для учебы в Академии… Военно-воздушных сил! Конечно, не с целью сделать его летчиком, все-таки 35 лет – не совсем тот возраст и здоровье, которые необходимо иметь начинающему курсанту.
Нет, красного командира готовили стать десантником. И уже в мае 1941 года он принял командование 5-й Воздушно-десантной бригадой 3-го Воздушно-десантного корпуса, дислоцированного в Одесском и Киевском военных округах. 

***

С началом войны Родимцеву пришлось не раз применять свои знания, полученные в Испании. И, главное, талант, благодаря которому его, собственно, и перевели из кавалеристов в десантники.
Два этих рода войск, если подумать, не так уж и сильно отличаются друг от друга по применяемой тактике. Во всяком случае, с начала 20-го века, когда широко стало использоваться в армиях мира автоматическое оружие. 
Соответственно, лихие конные атаки с шашками наголову через линию фронта на потерявших голову от страха пехотинцев врага отошли на задний план – пулеметный огонь тут же уничтожил бы храбрецов за минуты. Кавалерийские части стали применяться прежде всего для рейдов в тыл врага, внезапных атак на не ожидавших этого вражеские подразделения, колонны на марше, да просто тыловое снабжение.
Ну а чем принципиально отличается от этого тактика воздушного десанта? Разве что тем, что «крылатую пехоту» доставляют к цели на самолетах и сбрасывают на парашютах.
А еще, что у конников в глубоких рейдах в тыл врага, что у бойцов ВДВ, есть еще одна важная общая черта – умение без всяких «комплексов» сражаться в полном окружении. В отличии от большинства бойцов (да нередко и офицеров) обычных «линейных» частей, воспринимающих попадание в окружение как ЧП. В то время, как и для «кавалерийского», и для воздушного десанта бой в полном окружении – это норма, а не «чрезвычайщина».
Так что с началом Великой Отечественной бойцам полковника Родимцева, конечно, не пришлось прыгать на парашютах в глубоком тылу противника – увы, чтобы там оказаться, любому желающему было проще оставаться на месте, не вступая в бой, пока стремительно продвигающиеся дивизии Вермахта не продвинутся на восток дальше. 
Но вот эффективно драться в условиях такого мощного «Дранг нах Остен», даже время от времени попадая в «котлы», бойцы-десантники Родимцева умели очень даже неплохо. А потому, в отличии от многих своих обычных пехотных «коллег», погибших или попавших в плен во время прорыва из «котла», образовавшегося после оставления нашими войсками Киева, 5-я воздушно-десантная бригада успешно прорвалась к нашим главным силам, пусть и понеся немалые потери.
За успешное руководство вверенными частями полковнику Родимцеву поручили преобразование прежнего 3-го воздушно-десантного корпуса в 87-ю стрелковую дивизию, ставшую чуть позже 13-й гвардейской. Да, собственно, вышеупомянутый корпус и до войны-то имел штатную численность аккурат «дивизионного» уровня – чуть больше 8 тысяч человек.

***

Потом были тяжелые бои под Харьковом, отступление к Сталинграду. С 9 сентября 1942 года, после переправы через Волгу под шквальным огнем врага, бойцы Родимцева отражали бешеные атаки немцев до самого конца эпохальной битвы. 
Конечно, воевали здесь не только воины 13-й гвардейской дивизии – она занимала фронт в 5-6 км, в то время как протяженность Сталинграда вдоль Волги составляла около 70 км. Но тем не менее, именно с «родимцевской» дивизией связаны такие особенно героические моменты сталинградской эпопеи, как защита «дома Павлова» и взятие Мамаева кургана – самой высокой точки района боевых действий. 
С мая 1943 года уже генерал Родимцев командует 32-м стрелковым корпусом. Историки акцентируют его важную роль в боях на Курской дуге. Где, конечно, главное внимание приковано к масштабным танковым битвам, но ведь окончательная победа грозных боевых машин без поддержки пехоты невозможна в принципе.
Потом вместе с Красной Армией корпус Родимцева начал свое победоносное продвижение на Запад. Особенно умения командующего и его подчиненных оказывались ценными при форсировании крупных водных преград. В этом плане Александр Ильич всегда оставался образцовым десантником, умея проводить такие операции с максимальной быстротой и минимальными потерями. За одну из таких операций, форсирование Одера возле города Линден (ныне – Польша) уже генерал-лейтенанту Родимцеву была вручена вторая Звезда Героя Советского Союза. 
Хотя, конечно, высокое звание досталось герою больше «по совокупности» – недаром соответствующий Указ вышел уже после Победы, 2 июня 1945 года. Когда заслуженный генерал после Одера успешно повоевал до конца войны со своим корпусом в ходе и Берлинской, и Пражской операций.

***

В послевоенное время Александр Ильич продолжал служить, правда, несколько лет еще и отучился в военной Академии. В 1953 году с должности помощника командующего Восточно-Сибирского военного округа его направили главным военным советником в Албанию. 
Конечно, может так было задумано и ранее. Но время назначения – июнь 1953 года – наталкивает на определенные размышления. Ведь 26 июня 53-го был арестован в качестве «агента мирового империализма» (с подачи воспаленного воображения Хрущева, конечно) его основной соперник в борьбе за власть – Лаврентий Берия. 
Как знать, не стала ли отправка боевого генерала-десантника следствием того, что учинившие мини-путч «хрущевцы» подозревали его в возможной нелояльности? Ну как же – начал ведь свою службу в конвойных войсках ОГПУ! Оттого и отправили в своего рода «почетную ссылку»?
Впрочем, уже в 1956 году Родимцев вернулся в СССР, был назначен первым заместителем командующего Северным военным округом, с 1960 года он стал командовать 1-й гвардейской армией в Киевском военном округе. 
Интересный момент: как бы поступил командарм в случае гипотетического начала схватки за власть в октябре 1964 года, когда снимали Хрущева? Ведь согласно распространенной версии, Никита Сергеевич, уже узнав о планах «заклятых друзей» из ЦК, находясь на даче в Пицунде, якобы связывался с командующим Киевским военным округом генералом армии Кошевым. Пытаясь заручиться его согласием выполнять его прямые приказы в качестве Верховного Главнокомандующего, минуя министра обороны Малиновского, входившего в число недругов генсека. 
И вроде бы такое принципиальное согласие от Кошевого Хрущев получил, пусть и без подробностей. После чего даже якобы пытался просить экипаж самолета, везшего его в Москву, на Пленум ЦК, посадить машину в Киеве для превращения его в свой «опорный пункт». 
Впрочем, многие считают этот эпизод чистой «конспирологией», не имевшей места в реальности. И вообще, «история не знает сослагательного наклонения». Но в любом случае, можно не сомневаться, что Александр Родимцев, герой войны, поступил бы как истинный патриот свой Родины, верный своей присяге. 

***

С 1966 года генерал-полковник Родимцев ушел с активной военной службы по возрасту, продолжая ее в качестве военного консультанта «группы генеральных инспекторов Министерства Обороны». По большому счету, «свадебных генералов», мало что решающих на деле. 
Хотя, конечно, сама цель создания такой группы была очень важной и благородной – окружать почетом действительно заслуженных военачальников до самой их смерти, чтобы они не чувствовали себя «лишними», ненужными, уйдя на пенсию. 
В США – «иконе» для любого уважающего себя либерала – по сложившейся многовековой традиции «пятизвездочные» генералы тоже в отставку не уходят, несмотря даже на самый преклонный возраст и плохое самочувствие. Уважение к выдающимся заслугам прославленных военачальников прошлого – это ведь не менее важная основа военной мощи страны, чем танки и самолеты.  
Умер Александр Ильич в 1977 г., на 73-м году жизни. Но и сейчас, спустя почти 50 лет после этой даты, память о герое обороны Сталинграда, участнике многих других победоносных операций Великой Отечественной, живет в сердцах патриотов нашей Родины.

5
1
Средняя оценка: 3.125
Проголосовало: 80