Нежность грустная русской души. Русский гений Сергей Есенин

В уходящем году Россия отметила 125-летнюю годовщину со дня рождения великого русского общенационального поэта Сергея Александровича Есенина (1895 – 1925). В обширном пантеоне русских гениев поэтического слова Сергей Есенин занимает особое место. Одно из главных качеств его стихов – их удивительная универсальность, доступность самому широкому читателю, независимо от социального круга или степени образованности; и, что более важно, независимо от политических убеждений, сыгравших такую большую роль в расколе русского народа на «красных» и «белых» в начале XX века. Очень хорошо об этом сказал другой выдающийся русский поэт, Георгий Викторович Иванов, – поэт, и эстетически, и идейно чуждый Есенину, но столь же, по своей сути, русский человек – в своей статье «Есенин»: «…такой удивительный, но неопровержимый факт: на любви к Есенину сходятся и шестнадцатилетняя «невеста Есенина», комсомолка, и пятидесятилетний, сохранивший стопроцентную непримиримость, «белогвардеец». Два полюса искажённого и раздробленного революцией русского сознания, между которыми, казалось бы, нет ничего общего, сходятся на Есенине, – т.е. сходятся на русской поэзии». Если попытаться абстрагироваться от неизбежного в данном случае политического акцента, мысль выражена очень точно. Эту мысль можно расширить. Не только комсомолка и белогвардеец, но и – технарь и гуманитарий; тонкий ценитель поэзии – и человек, вообще к изящной словесности равнодушный; молодёжь – и старшее поколение… Каждый, считающий себя русским, не может быть равнодушен к есенинскому слову. Секрет этот предстоит ещё разгадывать долго – литературоведам и читателям, как отечественным, так и зарубежным; но возможно ли какими-то рациональными доводами и аргументами окончательно раскрыть волшебную тайну обаяния поэзии? Наверное, нет. Приблизиться к более глубокому пониманию стихов Сергея Есенина можно, только читая их снова и снова и, словно живительную влагу, впитывая душой чарующую музыку русского слова, равно как и волнующую образность русского поэтического сознания.

Сергей Есенин – один из тех великих наших поэтов, на творческом наследии которых основывается мировая слава русской литературы. В своих стихах он выразил красоту и музыкальность русского языка, воспел красоту и одухотворённость российской природы, приоткрыл загадку русской души. В своих прозаических произведениях и драматических фрагментах Есенин дал яркое и мудрое понимание русской жизни в драматические моменты истории. На его стихах мы учились любить Россию – как родную часть земного пространства и как родную же духовную вселенную, живущую по собственному духовному канону, но открытую для всего мира. Говоря о сложном, а подчас и невыразимом, в своих пронзительных строках Есенин раскрывал свою душу – душу простого русского человека – во всей её нежности, отзывчивости, целомудренности, чуткости ко всему живому. Уже в самых ранних его стихах слышится всё это, развившееся впоследствии в законченный образ поэта, который дорог сегодня каждому русскому сердцу. 

Дымом половодье
Зализало ил.
Желтые поводья
Месяц уронил.

Еду на баркасе,
Тычусь в берега.
Церквами у прясел
Рыжие стога…  

Музыка слов рождает глубокий внутренний смысл, выходящий за пределы языка и остающийся ярким послевкусием в глубине сознания. Изящные аллитерации лишены какой бы то ни было нарочитости, они звучат просто и естественно, и как бы не стоят автору никакого труда. За этими красотой и естественностью стоит прежде всего огромный талант, выполняющий колоссальную творческую работу незаметно для внешнего взгляда, но точно и безошибочно. Уже в ранних стихах дыхание русского гения чувствуется отчётливо. Недаром это дыхание сразу же почувствовали представители столичной литературной богемы. 

Образ Есенина, равно как и его лирического героя, на протяжении всего его творческого пути неоднократно изменялся. Связь с литературной богемой наложила отпечаток как на творчество, так и на личность поэта. Рождённый в селе Константиново на Рязанщине, Сергей Есенин упорно, целенаправленно и порой мучительно адаптировался к культурной среде российских столиц, буквально по капле выдавливая из себя провинциализм, но при этом стремясь сохранить в себе здоровое национальное духовное начало. Эта задача неизбежно подталкивала поэта к компромиссам, трудность и неоднозначность которых усугублялась его вольнолюбивым, независимым характером. Необходимость быть услышанным главными литературными авторитетами того времени заставляла порой его играть ту роль, которой от него ждали – светлокудрого отрока «из народа», поющего как соловей, развлекающего уставшую от декадентского однообразия литературную «верхушку». Далеко не каждый выдержал бы это бремя благосклонного и восторженного приёма, требующего всё новых и новых компромиссов и нравственных уступок. Есенин – выдержал. Такие «столпы» русской поэзии того времени, как Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Сергей Городецкий, Николай Клюев, Фёдор Сологуб, каждый на свой лад пытались подчинить своему влиянию молодого поэта, чтобы «слепить» из него нечто по собственному литературному образу и подобию, но эти попытки оказались тщетными. Добившись, а впоследствии закрепив за собой репутацию подлинного русского таланта, Есенин решительно освободился от навязчивой опеки «учителей» и уверенно пошёл своим собственным путём. 

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.

С алым соком ягоды на коже,
Нежная, красивая, была
На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла…

Очередным испытанием на творческом пути Сергея Есенина стало увлечение имажинизмом – модернистским течением, которое и было, главным образом, его личным созданием. Косвенно это подтверждает тот факт, что практически все участники «Ордена имажинистов» по масштабу своих дарований и творческого наследия были и остаются во втором, а то и в третьем ряду литературной «табели о рангах» того времени. Такие ближайшие соратники-имажинисты, как Анатолий Мариенгоф, Вадим Шершеневич, Иван Грузинов, Александр Кусиков, Матвей Ройзман, остались в литературном обиходе главным образом благодаря воспоминаниям о своих отношениях с Сергеем Есениным. Особое место в этом ряду занимает одиозный «Роман без вранья» Анатолия Мариенгофа, неоднократно уличённый в неточностях, преувеличениях, а то и прямой неправде. Возможно, не стоит сегодня судить слишком строго этого автора, долгое время бывшего близким другом Есенина; при всём сказанном, «Роман без вранья» (подобно другим воспоминаниям, столь же, зачастую, субъективным), тем не менее, ярко воспроизводит литературную атмосферу послереволюционной эпохи и даёт определённое представление о Есенине, которое, при всех возможных искажениях, имеет свою ценность. В отношении собственно поэзии имажинисты были относительно скромно одарёнными (хотя и далеко не бездарными) литераторами, составлявшими своего рода «королевскую свиту» при признанном лидере и вожде имажинизма – Сергее Есенине. Но воспоминания многих из них дали нам драгоценные свидетельства о личности и жизни поэта, о его творческой эволюции и чертах характера. 

Не жалею, не зову, не плачу,
Всё пройдет, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна березового ситца
Не заманит шляться босиком…

Особую роль в творческом становлении Сергея Есенина сыграла дружба и внутренняя близость с так называемыми «крестьянскими поэтами». Данное определение условно, поскольку в большинстве своём эти поэты были людьми высокой культуры, хотя и активно развивали деревенскую тему в своём творчестве. Николай Клюев, Сергей Клычков, Пётр Орешин, Алексей Ганин, Василий Наседкин, Александр Ширяевец – все они весьма ревниво относились к дружбе Есенина с имажинистами, что приводило порой к коллизиям и выяснениям отношений. Крестьянские поэты особое внимание уделяли красоте и одухотворённости русской деревни, и именно с возвратом к природе и к национальному началу (в том числе и в узконациональном, этническом смысле) они связывали будущее возрождение России. Широта души Есенина и его культурного кругозора не позволяла ему замкнуться в рамках того или иного направления, а напротив, заставляла испытывать новые пути, оставаясь при это всё тем же русским пареньком из рязанского села Константиново. 

Низкий дом с голубыми ставнями,
Не забыть мне тебя никогда, –
Слишком были такими недавними
Отзвучавшие в сумрак года.

До сегодня еще мне снится
Наше поле, луга и лес,
Принакрытые сереньким ситцем
Этих северных бедных небес.

Восхищаться уж я не умею
И пропасть не хотел бы в глуши,
Но, наверно, навеки имею
Нежность грустную русской души…

Творческая зрелость Сергея Есенина в полном масштабе была явлена в стихах позднего периода, а также в поэме «Анна Снегина» и драматических фрагментах «Пугачёв» и «Страна негодяев».  В этих произведениях поэт показал, что он не только гениальный лирик, но и поэт-мыслитель, способный творчески осознать и художественно воплотить великие исторические вехи, подарив читателю самобытное и глубокое понимание персонажей истории – как отдалённой, так и современной ему. 

Жизненный путь Сергея Есенина закончился трагично. Непосредственно с этой трагедией внутренне связана поэма «Чёрный человек», а также последнее стихотворение Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья…». На тему обстоятельств его смерти было много и серьёзных исследований, и спекулятивных инсинуаций. Сегодня, в год его 125-летия, не стоит замутнять память о поэте домыслами и фантазиями о том, чего мы, скорее всего, никогда уже доподлинно не узнаем. Юбилей русского гения даёт нам повод взять с книжной полки сборник его стихов и освежить в памяти бессмертные строки, которыми все русские люди привыкли перекликаться в жизни: 

…Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою». 

Сегодня, в XXI веке, поэзия Сергея Есенина остаётся современной и нужной читателю. Тому подтверждение – прежде всего, постоянно выходящие в свет новые издания его стихов, а также ежегодные творческие мероприятия и научные конференции, посвящённые его творчеству. Огромной любовью пользуется творчество поэта и за рубежом, особенно в странах славянского мира. Для славянских народов творчество Есенина представляет собой мощный консолидирующий фактор духовной жизни. В России, ещё с советских времён, существует (и постоянно пополняется) целая литература о Есенине – научные труды, воспоминания, эссеистика, стихотворные посвящения и т.д. Сергей Есенин – признанный классик русской литературы, причём классик первого ряда. В нынешние смутные времена его стихи напоминают нам о том, что мы русские, что за нами – великая история и великая литература, и мы должны быть достойны их.

5
1
Средняя оценка: 3.69355
Проголосовало: 62
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star