«Мир полюбит твое милое лицо». К 105-летию снайпера Людмилы Павличенко

12 июля исполняется 105 лет со дня рождения прославленной героини Великой Отечественной войны, снайпера Людмилы Михайловны Павличенко.

Она говорила так: «Война – это смерть, боль, страдания миллионов людей. Если же враг вероломно нарушает границы родной страны, то надо приготовиться к жесткому отпору. Надо выдержать это превращение: из мирных обитателей цветущих городов и деревень – в бойцов, не знающих страха и сомнения, способных к самоотречению, к тяготам длительной борьбы. Война показывает истинную сущность каждого человека. Трусы и подлецы совершают на ней самые гнусные свои поступки. Но отважные, честные, добрые люди – великие подвиги…»
За свои подвиги снайпер 54-го стрелкового полка (25-я стрелковая дивизия (Чапаевская), Приморская армия, Северо-Кавказский фронт), лейтенант Павличенко была награждена медалью «Золотая звезда» Героя СССР и двумя орденами Ленина.
«Мисс Павличенко, чья слава известна, Россия твоя страна, сражение – твоя игра. Твоя улыбка сияет, как утреннее солнце, Но более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия. В летнюю жару, холодной снежной зимой в любую погоду ты выслеживаешь врага. Мир полюбит твое милое лицо, так же, как и я: ведь ты пристрелила более чем три сотни нацистских собак» – это слова из песни «Miss Pavlichenko» известного американского певца, исполнителя музыки кантри Вуди Гатри. Если быть точнее, Людмила Михайловна уничтожила 309 германских солдат и офицеров (в том числе 36 снайперов). 
https://www.youtube.com/watch?v=SHKjOl9ocR0

Людмила Михайлова Павличенко родилась 12 июля 1916 г. в городке Белая Церковь на Киевщине, в семье служащего. Когда девочке было 14 лет, семья переехала в Киев. Еще будучи школьницей, Людмила пошла работать шлифовальщицей на завод «Арсенал». 
В 1937 г. девушка поступила на исторический факультет Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко. «Спортсменка, комсомолка и просто красавица», Людмила Павличенко вела активный образ жизни, в студенческие годы серьезно занималась планерным и стрелковым видами спорта; с отличием окончила школу ОСОАВИАХИМа (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), впоследствии переименованного в ДОСААФ, и стала обладателем почетного тогда звания «Ворошиловский стрелок».
К сожалению, обретенный в школе опыт пригодился ей очень скоро – с первых же дней войны Людмила уходит на фронт, так и не завершив дипломную практику в Одессе (к слову, ее дипломная работа была посвящена Б. Хмельницкому). 
Позже Людмила вспоминала: «Если бы у меня не было физкультурных навыков и подготовки, то 18 часов пролежать в засаде я бы не смогла. Попадала я в такие переплеты, что нужно было лежать и ждать, пока или фрицы перестанут стрелять, или пулеметчики выручат. А бывает, что пулеметчики далеко, ведь не будешь же кричать им…»
Во время пробных стрельб девушка перевыполнила все нормативы и получила назначение на должность снайпера. И сразу же ей пришлось включиться в боевые действия.
Хладнокровно описывает Людмила в мемуарах, как она открыла счет убитым фашистам: «Первую цель я поразила с третьего выстрела, вторую – с четвертого, зарядив винтовку дефицитным патроном с «тяжелой» пулей. Не могу сказать, что волновалась или колебалась. Какие могут быть колебания после трех недель отчаянного отступления под вражескими бомбами и снарядами? Но что-то мешало сосредоточиться. Говорят, это порою бывает, когда снайпер впервые переходит от учебных стрельб по картонным мишеням к стрельбе по живому противнику. 
– Люся, – ласково сказал комбат, посмотрев в бинокль на вражеских офицеров, неподвижно лежавших у крыльца. – Патроны все-таки беречь надо. Семь штук на двух фашистов – это много».

 Снайпер, младший лейтенант Павличенко со снайперской винтовкой СВТ-40

Павличенко не раз вспоминала слова семнадцатилетней Марии, повстречавшейся ей в разоренном фашистами хуторе: «Убивай их. Сколько раз увидишь, столько раз и убей. Господу нашему Иисусу Христу ведомо все. Я буду много молиться, и Он тебя простит».
Впоследствии Людмила продолжила «счет»: «Перешагивая через тела поверженных врагов, я выискивала “своих” и отмечала их в книжке снайпера. Кроме меня огонь успешно вели наши пулеметчики и другие стрелки второй роты. Патроны-то у всех одинаковые, винтовочные, калибра 7,62 мм. “Своими” я считала тех, кто имел пулевые отверстия в голове, шее, левой стороне груди. Таковых насчитала девятнадцать человек, из них семь – офицер и унтер-офицеры».
Она приняла участие в нескольких боях под Одессой, причем в одном из боев ей пришлось взять на себя командование взводом. Вскоре Людмила была контужена, однако, к удивлению сослуживцев и санитаров, поле боя не покинула и отказалась идти в госпиталь.
С октября 1941 г. Людмила Павличенко сражалась уже за Севастополь в составе прославленной 25-й стрелковой дивизии им. В. И. Чапаева.
До начала боев, покидая казарму и отправляясь в город, Людмила стремилась получить культурные впечатления. Она вспоминала: «Прежде всего, я посетила до сих пор открытые учреждения культуры: превосходный музей Черноморского флота, расположенный в старинном здании с пушками у входа, и панораму на Историческом бульваре “Штурм Севастополя 6 июня 1855 года”, замечательное по своей реалистичности и силе воздействия на зрителей творение художника Франца Рубо. Даже не хотелось уходить оттуда, настолько притягивало к себе это полотно. Все это стало возможным потому, что у меня были свои деньги из солдатского оклада, собранные за четыре месяца. Рядовому первого года службы полагалось 10 рублей 50 копеек, но снайперу-ефрейтору – 30 рублей, снайперу-сержанту и командиру отделения – 35 рублей. Примерно 20 рублей у меня ушло на шоколадные конфеты “Весна”. К моему удивлению, они продавались в севастопольском магазине “Военторг” по довоенной цене».

Впоследствии на одном из своих выступлений Людмила рассказывала: «Когда я проходила по улицам Севастополя, меня часто останавливали ребятишки и спрашивали: “Сколько вчера убила?” Я обстоятельно докладывала им. Однажды мне пришлось честно сказать, что я уже несколько дней не стреляла по врагам. “Плохо”, – в один голос сказали ребятишки. А один, самый маленький, сурово добавил: “Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день”. Он верно сказал, этот маленький севастополец. С того часа, как фашистские разбойники ворвались в нашу страну, каждый прожитый мною день был наполнен одной мыслью – разить врага».
Снайперское дело требует тщательной подготовки, невероятного терпения и филигранного исполнения. Каждый день с самого раннего утра, порой до рассвета, Л. Павличенко отправлялась выслеживать врага. Часами, а иногда и сутками, в любую погоду, и в дождь, и в невыносимую жару, она лежала в укрытии, и выжидала, когда соперник допустит ошибку и выдаст себя. 
Любимым боевым орудием Людмилы Павличенко была самозарядная винтовка системы Токарева – СВТ, в народе эти винтовки называли «светками». А любимым учебным пособием стало «Искусство снайпера» А. Потапова. Вот выдержки из этой страшной и поэтичной книги: «Искусство боевого снайпера граничит с мистикой. Эффект его работы ужасен, а способность возникать в самом неожиданном месте и бесследно исчезать после выстрела кажется сверхъестественной. Снайпер – это длинный нож в сердце противника; слишком длинный и слишком жестокий, чтобы с ним не считаться. Снайпер способен в корне изменить обстановку на поле боя, поставить нужную точку в политическом процессе и с точностью хирурга обезвредить террориста. Настоящий снайпер невидим, беспощаден и неуловим. Он появится из пустоты, выполнит приказ и уйдет в пустоту; исчезнет в одном месте, чтобы появиться в другом; его промысел романтичен, как романтичен сам процесс выстрела на свободной охоте. Стиль жизни снайпера – гармония с окружающей средой, способность чувствовать и сливаться с ней. Снайперское искусство – это дерзкое умение терпеливых, искусство ждать подходящего момента и мгновенно использовать его. Снайпер, как и сапер, ошибается один раз. И поэтому все, что делает снайпер, он должен делать безупречно и в совершенстве».

 Сидор Ковпак и Людмила Павличенко

Иногда Людмила отправлялась на боевые задания с напарником – Леонидом Куценко (в дивизию они пришли одновременно). Он был не только боевым товарищем, но и верным другом, близким человеком. Зачастую, выполняя сложнейшие задания, наши снайперы выходили победителями даже из неравных боев. Но однажды Людмила и Леонид попали под минометный обстрел, в ходе которого Куценко был тяжело ранен. Людмиле удалось вынести умирающего друга из-под обстрела, но в госпитале Л. Куценко скончался. После этой потери Людмила «охотилась» в одиночку и воевала еще отчаяннее, желая отомстить фашистам за смерть товарища. Впоследствии она вспоминала: «Когда я пошла воевать, сначала испытывала одну только злость за то, что немцы нарушили нашу мирную жизнь. Но все, что я увидела потом, породило во мне чувство такой неугасимой ненависти, что ее трудно выразить чем-нибудь иным, кроме как пулей в сердце гитлеровца».
О ней стали появляться заметки в газетах. «Товарищ Павличенко отлично изучила повадки врага и овладела снайперской тактикой... Почти все пленные, захваченные под Севастополем, с чувством животного страха говорят о наших сверхметких стрелках: “Больше всего потерь мы несем последнее время от пуль русских снайперов”», – писала Газета Приморской армии. На страницах другой газеты с ярким названием «Красный черноморец» (от 3 мая 1942 г.) можно было прочесть: «Историк по образованию, воин по складу ума, она воюет со всем жаром своего молодого сердца».
Много раз пересказан из уст в уста был случай, когда Людмила весной 1942 г. выиграла дуэль у немецкого снайпера, который поражал наших бойцов одного за другим. Чтобы выследить фашиста, ей пришлось всю ночь лежать в засаде. Поразить соперника удалось лишь благодаря молниеносной реакции – в момент ее выстрела он был готов к атаке. В снайперской книжке немца значилось более 400 убитых французов и англичан. За время пребывания в Севастополе, куда его перебросили в начале 1942 г., гитлеровский снайпер успел поразить 100 советских солдат. 
Людмила Павличенко обучала снайперскому мастерству своих менее опытных товарищей. О том, как ей удается передавать свой опыт и воспитывать снайперов, способных отстаивать честь страны, она рассказала на слете снайперов в апреле 1942 г., где получила диплом. 

В последние дни обороны Севастополя в июне 1942 г. Людмила Павличенко была тяжело ранена. Ее эвакуировали на Кавказ, где несколько месяцев провела в госпиталях. Находясь на лечении в Новороссийске, Людмила получила внезапный вызов в Москву, в Главное политическое управление Красной Армии, где ей сообщили, что она в составе делегации советской молодежи через Англию направляется в США и Канаду как член «народного посольства». В ходе поездки она побывала на приеме у президента Соединенных Штатов Франклина Рузвельта. Позже супруга президента Элеонора Рузвельт пригласила Павличенко в поездку по США. 
Советская делегация объехала всю страну с выступлениями. На митингах и манифестациях, во время многочисленных встреч с американцами посланцы СССР призывали союзников ускорить открытие второго фронта. Л. Павличенко неизменно повторяла: только вместе мы сможем победить «коричневую чуму». Вошло в историю ее короткое выступление на митинге в Чикаго: «Джентльмены! Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?..» Толпа замерла на минуту, а затем взорвалась неистовым шумом одобрения.
У заграничной публики в сознании не укладывалось, что эта улыбчивая девушка – бесстрашная и безжалостная воительница. Беспардонные западные журналисты на одной из многочисленных пресс-конференций спросили Людмилу, пользуется ли она косметикой и носит ли под формой шелковое белье. На это девушка ответила достойно: «А вы знаете, что у нас идет война?»
Людмила откровенно и устрашающе рассказывала об ужасах войны: «В отбитой у врага деревне я видела труп 13-летней девочки. Ее зарезали фашисты. Мерзавцы – так они демонстрировали свое умение владеть штыком! Я видела мозги на стене дома, а рядом труп трехлетнего ребенка. Фашисты жили в этом доме. Ребенок капризничал, плакал. Он помешал отдыху этих зверей. Они даже не позволили матери похоронить свое дитя. Бедная женщина сошла с ума… Я видела расстрелянную учительницу. Тело ее лежало у обочины дороги, по которой бежали от нас фашисты. Офицер хотел изнасиловать ее. Гордая русская женщина предпочла смерть позору. Она ударила фашистскую свинью по морде. Офицер застрелил ее, затем надругался над трупом… Они ничем не гнушаются, немецкие солдаты и офицеры. Все человеческое им чуждо. Нет слова в нашем языке, которое бы определило их подлую сущность. Что можно сказать о немце, в сумке которого я увидела отнятую у нашего ребенка куклу и игрушечные часики? Разве можно назвать его человеком, воином? Нет! Это бешеный шакал, которого надо уничтожать ради спасения наших детей…»

После визита в США Л. Павличенко с коллегами посетила Великобританию по приглашению У. Черчилля. Премьер-министр лично принял снайперов, им показали воинские части, подарили винтовки, организовали встречу с Шарлем де Голлем, на которой тот обмолвился о создании истребительного авиационного полка «Нормандия-Неман». 
После возвращения Людмила Михайловна уже не попала на фронт и стала инструктором в снайперской школе «Выстрел». 
25 октября 1943 г. старший лейтенант Л. Павличенко получила звание Героя Советского Союза «за отвагу, военное мастерство, мужество, проявленные в борьбе с гитлеровцами». Она стала единственной из снайперов-женщин, получившей это звание при жизни, а не посмертно.
Победный май 1945-го Людмила встретила в родном Киеве, куда прибыла, чтобы закончить университет. После войны Павличенко продолжила военную службу, в качестве майора береговой обороны стала научным сотрудником Главного штаба ВМФ, затем вела работу в Советском комитете ветеранов войны, а также была членом Ассоциации дружбы с народами Африки, в связи с чем неоднократно посещала африканские страны.
Людмила Михайловна скончалась 27 октября 1974 г. и была похоронена на Новодевичьем кладбище.
В Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации есть экспозиция, посвященная Людмиле Павличенко. Здесь представлены личные вещи снайпера: винтовка, оптический прицел, книжка снайпера, именной кольт, который подарили ей во время визита в Штаты со словами: «В Америке все мужчины уважают Мистера Кольта, но теперь будут уважать и Мисс Кольт». И подарок от советских детей – обыкновенная рогатка с надписью: «Не промахнись».
«От же ж, Господи Боже, яке диво! По виду чисто стрекоза, а в деле – тигра!» – говорят, так метко и афористично охарактеризовал Людмилу некий старшина из бригады торпедных катеров. Именно эту двойственность личности Павличенко – женскую хрупкость и при этом непоколебимость при истреблении врагов – подчеркнули создатели фильма «Битва за Севастополь». Картина российско-украинского производства (что по нынешним временам звучит фантастично) вышла в 2015 году, основана на автобиографической книге Л. Павличенко «Я – снайпер. В боях за Севастополь и Одессу». В украинский прокат фильм вышел под названием «Несломленная». Главную роль замечательно исполнила актриса Юлия Пересильд.

5
1
Средняя оценка: 3.57143
Проголосовало: 21