Правда о простом русском человеке

180 лет со дня рождения Фёдора Михайловича Решетникова

Исполняется 180 лет со дня рождения самобытного русского писателя, революционного демократа Фёдора Михайловича Решетникова (1841 – 1871). Он был представителем славной плеяды «шестидесятников», выразителей интересов трудовых рабочих и крестьянских масс. Одной из самых насущных задач, стоявших перед литературой в ту эпоху, было изучение и правдивое отражение в художественных произведениях жизни простого народа, во всех её повседневных тяготах, неприглядности и безысходности. Самодержавный строй угнетал народ всей мощью своей надзирающей и репрессивной машины, оставляя ему лишь силы, необходимые для поддержания жизни. В литературе для изображения жизни простых людей отводилось немного места, и роль человека труда оставалась на обочине национального сознания. В 60-е годы XIX века в полную мощь зазвучали голоса писателей-разночинцев, показавших народную жизнь ярко, глубоко, без лицемерной жалости и ложного стыда. Глеб и Николай Успенские, Николай Помяловский, Александр Левитов и др. открыли для российского читателя мир крестьянского быта, жизнь бурлаков, горнорабочих. Именно эти писатели, под идейным руководством своих вождей Николая Чернышевского и Николая Добролюбова, произвели значительный сдвиг в общественном сознании России, который стал важнейшим этапом в революционном движении. В нынешнее время идея борьбы за социальную справедливость маргинализирована продажными буржуазными идеологами, что не мешает им бессовестно эксплуатировать наследие социалистического государства. В далёкие шестидесятые годы XIX века мечта о народном счастье ещё только оформлялась в сознании наиболее совестливых и мужественных представителей трудового народа. Одним из таких представителей и был писатель-разночинец Фёдор Решетников. 

Родился Михайлович Фёдор Решетников 5 (17) сентября 1841 г. в Екатеринбурге. Он рано лишился матери. Отец его служил почтальоном и по свойствам характера не мог заниматься воспитанием сына. Воспитывался будущий писатель в семье дяди, также служащего в почтовом ведомстве. Родственники, в меру своего представления, желали мальчику добра и хотели вывести племянника «в люди», сделав из него чиновника. Однако у будущего писателя были более широкие умственные и нравственные устремления. Детство и учение Решетникова прошли в Перми. В 1851 году, после обучения в начальной школе он был переведён в Пермское уездное училище. Об этом заведении писатель впоследствии оставил яркие воспоминания: «На двенадцатом году меня отдали опять учиться – в уездное училище. Но я три года проучился в первом классе и ничего не понял. Об умственном развитии учителя не заботились, а учили нас на зубряжку и ничего не объясняли; хорошие же ученики друг другу не показывали. Учителя считали за наслаждение драть нас. Здесь бегали от классов по крайней мере две трети учеников. Это были дети самых бедных родителей-мещан, дети чиновников и купцов. Купеческие дети, правда, не бегали, и их не наказывали, потому что отцы их дарили учителям. Я уже не бегал, потому что привык к розгам, и дома меня уже не так стесняли. Дядя радовался, что я учусь, то есть привыкаю к чистописанию, и радовался тому больше, что очень много смыслю почтовую часть». («Между людьми»). 

Но время учения в уездном училище не прошло для будущего писателя даром: в нём проявился интерес к литературе и театру. По привычке, сохранившейся с детства, он бегает на Каму, общается с разными людьми. Здесь в нём укрепляются навыки внимательного отношения к действительности, и это качество впоследствии станет одним из главных в его даровании. В 1855 году с Решетниковым произошла неприятная история, вследствие которой он был отдан под суд. Якобы он таскал с почты газеты и журналы. Из училища он был исключён, но от серьёзного наказания освобождён «по малолетству» и сослан в Соликамский монастырь на три месяца. Здесь он познакомился с бытом провинциального духовенства, что впоследствии нашло отражение в его творчестве. В 1857 году он вернулся из монастыря и, восстановившись в училище, продолжил обучение. В 1859 году, по окончании училища, Решетников переезжает в Екатеринбург, вслед за переведённым туда незадолго до этого дядей. Он поступает на службу в Екатеринбургский уездный суд в должности канцелярского служителя 3-го разряда. Здесь он также получил важный жизненный опыт, воочию увидев реальность провинциального судопроизводства – мздоимство, волокиту, убогий быт служащих. Через год он занимает должность столоначальника горнозаводского отдела. Эта служба также дала ему бесценный жизненный опыт, который проявился впоследствии при создании произведений о рабочей жизни. На протяжении всего этого времени Решетников много читает, ведёт дневник, подвергает осмыслению увиденное в жизни, работает над своими первыми произведениями. Эти ранние произведения не сохранились, но остались свидетельства о них. Можно назвать поэму «Приговор», драмы «Панич», «Чёрное озеро», «Деловые люди» (получившую впоследствии известность под заглавием «Заседатель»). Ранние произведения Решетникова были далеки от совершенства, но идейно-нравственная их направленность, судя даже по некоторым названиям, определилась уже тогда. Как пишет его биограф Глеб Успенский: «Таким образом, благодаря относительной свободе, приобретенной им на полатях и в перемене должности, в сознании Ф. М. начинает понемногу выступать совершенно ясная цель и потребность – приносить ближнему пользу, помощью другой, не менее сильной и настоятельной потребности – литературной деятельности». В 1861 году Решетников переезжает в Пермь и поступает на службу в губернскую казённую палату. Здесь он находит некоторую просвещённую среду, а также людей, способных оценить его литературные начинания и дать дельный совет. Тогда же, в 1861 году, появляется его первое выступление в печати – статья «Библиотека чиновников Пермской казённой палаты». Писатель создает новые произведения – рассказ «Скрипач» и драму «Раскольник». В последней он ярко и образно описывает суровые нравы городской жизни. В 1862 году Решетников решает круто изменить свою жизнь, и, набрав долгов, переезжает в Петербург. К этому времени его мировоззрение и талант уже сформировались, значителен был и приобретённый жизненный опыт. Он хорошо знал жизнь народа, и это знание соответствовало запросам времени. Здесь он сблизился с писателями-демократами, женился. Его столичная жизнь не была лёгкой, но в ней произошёл значительный прорыв. В журнале «Современник» была опубликована его повесть «Подлиповцы», которая сразу принесла писателю широкую известность. С этого момента вся жизнь Решетникова и его творческий путь неразрывно связаны с литературой. В своём творчестве он неуклонно и последовательно выражает высокие принципы революционной демократии. Подробное и точное описание быта трудового народа, обстоятельств и подробностей жизни простых людей стало новым словом в литературе шестидесятых годов XIX века. «Бытописательство» Решетникова было подчинено высокой цели – привлечь внимание к тяготам жизни людей труда, которые и в этих условиях сохраняли человеческое достоинство и веру в светлое будущее. 

Летом 1865 года Решетников едет на Урал для пополнения впечатлений о горнозаводской жизни. По возвращении он работает над романом «Горнорабочие» в 1864 году публикуется его автобиографическая повесть «Между людьми». Появляются в печати очерки на разные злободневные темы. Роман «Горнорабочие» не был опубликован в полном виде. Решетников также работает над романом «Глумовы». В 1869 году выходит в свет двухтомное собрание сочинений Решетникова. Несмотря на творческую активность писателя, жизнь его была в материальном плане очень тяжёлой. Вот как пишет об этом его биограф, писатель Глеб Успенский: «Он был угрюм, неразговорчив, необщителен, порой груб. От всех он сторонился, смотрел волком, ко всему и всем был подозрителен; редко-редко добродушная улыбка осветит это угрюмое лицо. Никаких блестящих фраз он не говорил, а если принимался рассказывать что-нибудь, то речь его касалась всегда предметов наиобыденнейших, была длинна, расплывалась в мелочах и утомляла тем более, что Решетников говорил монотонно, «себе под нос», не выпуская из зубов коротенькой трубочки, отчего каждое слово отделялось паузой. Наблюдатель уходил ни с чем, чтобы потом, при появлении нового произведения Ф. М., удивляться по-прежнему смешению в этом «совершенно обыкновенном» человеке великого и малого»
9 марта 1871 года Фёдор Михайлович Решетников скончался. Глеб Успенский сказал о нём замечательные слова, выражающие отношение тех, о ком писал Фёдор Михайлович: «Вечная память ему и вечное спасибо за простую и глубокую правду о простом русском человеке!»

Народная жизнь в произведениях Фёдора Решетникова явлена во всей своей простоте, грубости, внешней неприглядности, монотонности в борьбе за существование, рутинной безысходности. При этом, как уже говорилось, внутренний природный оптимизм, жизнелюбие давали простому русскому человеку силы и возможности для веры в будущее. В своих произведениях «Подлиповцы», «Горнорабочие» «Глумовы» писатель оставил великолепные в своей художественной правдивости образцы русского языка, в его региональном многообразии, а также яркие человеческие типы и характеры. 
 

«Деревня Подлипная очень непривлекательна на вид. Она состоит из шести домиков, построенных по левую сторону дороги, идущей от других деревень, и разбросанных по неровной местности так, что один домик стоит выше другого, другой около дороги, а третий и прочие пятятся к лесу. Домики эти – четыре с крышами, два без крыш – с соломою на потолке, с слюдою в оконных рамах, с стайками и плетушками, огорожены так: вколотили в землю несколько тонких берёзовых кольев, да и связали за них, параллельно к земле, где по две, где по три берёзки, и назвали плетнем. Ворот в Подлипной вовсе нет. Добро бы лесу не было, а то кругом деревни лес высокий и густой, все берёза да сосна, можно бы эво какие дома построить и заплоты дощаные с воротами сделать… «А пошто? – спросит подлиповец, не понимая, – А и так, тожно, баско!..» За дровами не видится риг или зародов сена, нет огородов с овощами. Только направо заметны гряды с капустой, морковью и преимущественно картофелем. Самая местность тоже непривлекательна, хоть зимой, хоть летом. Против домиков, через дорогу, за грядами, большое поле, а за полем тянется большое болото, поросшее мелкими кустарниками березы, ели или липы. Летом досадно становится, как посмотришь на поля: земля кое-как вспахана, кое-где на засохших кочках видится травка, да разве две-три лошади шатаются по полю, да и то недолго: они идут в лес, там больше травы. «Пробовали, – сказывают подлиповцы, – уж как вспахивали землю: и поздно, и рано, да проку нет. Вспахаешь, – стужа настанет либо дождь, потом жара: все окоченеет, а там дождь, иней, снег… Пробовали и за хлебушком ходить, да все не в толк: только начинает созревать хлеб, – баско! вдруг дожди, заморозки, снег… Поплачешь, погорюешь, да и скосишь травку божью, измелешь и ешь так с горячей водой, либо настоящей мучки смешаешь али коры осиновой, либо липовой наскоблишь…» Зимой частые ветры да вьюги по полю, снега большие до пол-окон заметают домики, а которые ниже, то и до крыш, а дороги и след простыл. Мало в этой деревне видится жизни. Летом еще можно увидать мужчину или женщину или ребят на поле или около домиков, но зато не слышится веселого говора, не слышится песен, у всех точно какое-то горе, какое-то болезненное состояние. На что дети – и те резвятся как-то словно нехотя: побежит, упадет, заплачет и побежит домой; даже лошади, коровы и свиньи ходят как-то сонно; одни только девять куриц да два петуха бегают скоро, и воздух оглашается криком крестьян на животных, лаем одной собаки, единственного деревенского сторожа, уцелевшей каким-то чудом от бойни хозяина, желавшего употребить ее шкуру на шапку, криком кур, маленьких ребят да чириканьем коростелей в болоте… Зимой еще хуже. Тогда все дома точно погребены снегом, на дороге целую неделю не видать следов человеческих, все как будто спряталось, только кой-где корова промычит да рыщет по полю собака. Так вот и кажется, что люди вымерли или напала на них спячка. В самих домах тоже не лучше. Самое худое время – это зима. Везде бедная обстановка, нечистота, плач и стоны; половина лежит, половина сидит молча или что-нибудь делает, ругая работу, ругая себя и все окружающее. Словно всем им жизнь опротивела, все чем-то мучатся, всем постыл свет божий… А есть между ними и молодые ребята, и молодые девушки; правда, нет красивых, но всё-таки и у них есть своя зазнобушка, тоска невыносимая, зависть лютая… Живут в этой деревне государственные крестьяне Чудиновской волости, Чердынского уезда, бедные люди, каких много в северной части этого уезда, но еще беднее прочих крестьян». («Подлиповцы»). 

Сегодня писатель Фёдор Решетников не относится к востребованным, несмотря на то, что он несомненный классик русской литературы. В условиях победившего капитализма интерес к истории становления народного и классового самосознания со стороны культурных инстанций практически полностью отсутствует; сегодня преобладают другие интересы, другие «тренды». Его 180-летний юбилей являет собой прекрасный повод для того, чтобы перечитать (или прочитать) его повести и очерки и отдать долг памяти и благодарности одному из тех выдающихся деятелей русского слова, которые на пределе сил и таланта боролись да право человека считаться таковым, невзирая на социальное происхождение, классовую принадлежность и материальное положение. 

Биография Фёдора Решетникова являет собой пример того, как человек из «простонародья» сделал себя сам, пробив стену социальных предрассудков и материальные трудности. В советское время произведения Решетникова переиздавались многократно. В 1958 году было выпущено двухтомное собрание его сочинений, были и другие издания, столичные и региональные. О его жизни и творчестве следует прочитать биографический очерк Глеба Успенского «Фёдор Михайлович Решетников», он доступен в интернете. 

5
1
Средняя оценка: 5
Проголосовало: 1
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star