Хранитель вечности

15 апреля – 100 лет со дня рождения выдающегося отечественного историка, педагога, просветителя, краеведа, общественного деятеля Сигурда Шмидта 

Один из самых крупных и авторитетных историков СССР и современной России – доктор исторических наук, профессор, почётный председатель Археографической комиссии, заведующий кафедрой москвоведения РГГУ, главный редактор «Московской энциклопедии», член Государственного совета при Президенте РФ по особо ценным объектам культурного наследия народов РФ, заслуженный деятель науки России, академик РАО – Сигурд Оттович Шмидт (1922-2013) оставил яркий след не только в отечественной исторической науке, но и получил мировое признание. 
…С первых шагов в науке Сигурд Шмидт был и неустанным её популяризатором, просветителем. Широта научных интересов Сигурда Оттовича была многогранна. Он оставил после себя более 1000 научных работ по истории России XVI-XX веков, по историческому краеведению и москвоведению. 
Сигурд Оттович исследовал царствование Ивана Грозного, детально знал эпоху императрицы Елизаветы Петровны, время дворцовых переворотов в России XVIII века, руководил проектом «Московская энциклопедия». 
Благодаря усилиям Шмидта сложилась целая научная школа, объединившая несколько десятков ярких учёных. 
И эту уникальную научную школу, выросшую из студенческого кружка источниковедения Историко-архивного института, сам Шмидт ставил превыше своих научных трудов. 
Он никогда не замыкался в стенах кабинетной науки. Сигурд Оттович был активным общественным деятелем: отстаивал важные взгляды на реформу образования, преподавание истории, культурную политику государства.
Его квартиру в Кривоарбатском переулке знали многие его ученики, друзья, коллеги, посещавшие Сигурда Оттовича по делу и по дружбе. 


С.О. Шмидт. Рисунок С.М. Шор.Ташкент. Январь 1942 года

***

Сигурд Оттович Шмидт родился в Москве, на Арбате, в доме № 12 по Кривоарбатскому переулку, где прожил всю жизнь. 
И жизнь в таком уголке столицы, полном легенд и старомосковских преданий, в окружении уникальных достопримечательностей, как подчеркивал Сигурд Оттович в «Автобиографии» (2004), стала судьбоносной: 
«Родился 15 апреля 1922 г., вечером в Страстную субботу, в Москве, в переулке близ Арбата, в квартире (в ту пору коммунальной), где обитаю и по сей день. На формирование моей личности и выработку склонности к занятиям в сфере гуманитарных знаний оказали влияние и традиции домашнего окружения и восприятие атмосферы особой ментальности, которые ныне обозначают словом-термином "арбатство"…»
Этому способствовали и его родители, оказавшие колоссальное влияние на стремление сына к «энциклопедизму», научному творчеству и редакторско-издательской деятельности. Благодаря им Сигурд выбрал гуманитарные науки и стал одним из лучших в своей области.
Отец – Отто Юльевич Шмидт (1891-1956) – легендарный исследователь Севера, Герой Советского Союза, известный учёный (математик, географ, геофизик, астроном), первый главный редактор «Большой советской энциклопедии».
Мать – литературовед Маргарита Эммануиловна Голосовкер (1889 -1955) была видным музейным работником, организовывала исторические выставки и создала Сектор художественной иллюстрации в Институте мировой литературы Академии наук СССР. 
Из «Автобиографии» Сигурда Оттовича:
«…учился я в прежних гимназиях, где немало оставалось ещё дореволюционных учителей – в бывшей женской Хвостовской (описанной в произведениях А.Н.Рыбакова о "детях Арбата") и в бывшей Флёровской у Никитских ворот, тогда уже знаменитой 10-й (позже 110-й) школе имени Ф.Нансена, – там преобладали дети из староинтеллигентских семей и поощрялись, при требовательной строгости в оценке знаний, оригинальная методика обучения и некоторая самодеятельность учащихся. 
Удивительный по яркости дарования и способности очаровать душу юных учитель русской словесности Иван Иванович Зеленцов внушил мне представление о достоинствах лекционного курса обучения и о радости совместного творчества разновозрастных участников в литературном кружке. 
Роль школьного учителя показалась мне особенно значимой, когда сам с удовольствием отдался общим и специальным лекционным курсам и пятьдесят лет руководил научным студенческим кружком…»
Уже в восьмом классе Сигурд решил сосредоточиться на гуманитарных науках. Меньше занимаясь точными науками, к которым не испытывал интереса, он знакомился с энциклопедиями, с художественной, исторической и мемуарной литературой.


Сигурд Шмидт с отцом О.Ю. Шмидтом. Ленинград. Гостиница «Европейская». 1937

***

Из «Автобиографии» Сигурда Оттовича:
«…С сентября 1939 г. – студент исторического факультета Московского университета. Даром судьбы оказалось то, что просеминарий в нашей группе вёл Михаил Николаевич Тихомиров, ставший вскоре главным моим научным руководителем. 
Приёмы комментирования текстов "Русской правды" (заимствованные им в какой-то мере от М.М.Богословского, т.е. основанные на впечатлениях его студенческих лет) легли затем в основу моих семинарских занятий в Историко-архивном институте. 
Понял, сам став преподавателем высшей школы, что это не только метод возбуждения самостоятельной мысли студентов, но и путь выявления способностей учеников и, соответственно, отбора тех, с кем хотелось бы продолжать дальнейшую работу уже исследовательской направленности. 
Осознал потом и существенно важное в методологическом и даже в общественно-политическом планах внушение мысли о том, что не следует ограничиваться однозначным подходом к историческим явлениям, тем более однозначными объяснениями и оценкой. 
Это уже начало восприниматься как убеждение при изучении всех исторических эпох, и тем более новейшего времени (хотя публично об этом тогда не принято было говорить)…»
В студенческие годы сформировался основной круг его научных интересов: государственно-политическая история, история общественного сознания и специального научного знания, источниковедение, история культуры, исторические личности. 
Из «Автобиографии» Сигурда Оттовича:
«…В ноябре 1941 – июле 1943 г. был студентом историко-филологического факультета Среднеазиатского университета в Ташкенте. 
Там учился достаточно интенсивно (даже стал сталинским стипендиатом), и оказалось возможным получить, по существу, историко-филологическое образование. 
В Ташкент эвакуировали не только мамин, но и другие академические гуманитарные институты Москвы и Ленинграда. 
Я слушал лекции виднейших учёных и бывал на научных заседаниях, где выступал и старик Р.Ю.Виппер, и пожилые уже ученики историков В.О.Ключевского и С.Ф.Платонова, литературоведа А.Н.Веселовского; особенно полезным было участие в методологическом семинаре по литературоведению Н.К.Пиксанова. 
С М.Н.Тихомировым переписывался, и во время встречи в поезде (когда эшелон МГУ направлялся из Ашхабада в Свердловск) получил благословение на занятия избранной мной темой – об А.Ф.Адашеве (этому выдающемуся современнику царя Ивана IV тогда не было ещё посвящено специальных работ). <…> Дипломную работу писал уже в Москве.
В 1944–1948 гг. – аспирант М.Н.Тихомирова по кафедре истории СССР истфака МГУ. В июне 1949 г. защитил кандидатскую диссертацию «Правительственная деятельность А.Ф.Адашева и восточная политика Русского государства в середине XVI столетия» (первая часть работы о биографии Адашева и его участии в делах внутренней политики)…»
В аспирантские годы он читал лекции и организовывал беседы на исторические темы с самой разной аудиторией – и в научных институтах, и в художественных училищах, и на заводах.


О.Ю. Шмидт. Портрет работы М.В. Нестерова. 1937

***

В 1949 году Шмидт защитил кандидатскую диссертацию. В этом же году он стал преподавать в Московском историко-архивном институте.
В МГИАИ Сигурд Оттович читал вводные лекции для первокурсников, ставшие традицией института, лекции по отечественной истории до XIX века, проводил семинары, руководил студенческими научными работами. 
Из «Автобиографии» Сигурда Оттовича:
«…Существенной вехой в моей жизни стал февраль 1949 г., когда я начал работать в Московском государственном историко-архивном институте (МГИАИ) <…>.
Здесь, связанный работой преимущественно со студентами дневного отделения, по-настоящему обрёл и совершенствовал навыки лектора и руководителя семинаров, научных работ студентов (первым дипломником был В.И.Буганов, впоследствии член-корреспондент РАН) и диссертантов. 
Лекционный курс отечественной истории до XIX века я очень скоро стал предварять чтением вводных лекций для первокурсников – о первичных основах и о ходе истории, об источниковедении и специальных исторических дисциплинах, об историографии (позднее такого типа лекции, получив название «Введение в специальность», внедрены были в практику многих вузов). 
Изначально ограничивал число моих дипломников, ориентируясь прежде всего на тех, в ком видел потенциальных исследователей. 
Они, как и настроенные на дальнейшую самостоятельную научную работу ученики некоторых других преподавателей кафедр вспомогательных исторических дисциплин (где застал заведующим еще А.И.Андреева) и истории СССР, составили костяк начавшего работу зимой 1949/50 учебного года студенческого научного кружка источниковедения – официальной датой его основания признается 12 апреля 1950 г., когда заседание ещё очень маленького по составу кружка (с участием преподавателя И.А.Мироновой) сфотографировали для фотовыставки к 20-летию МГИАИ.
Прежде всего, именно в кружке формировалась та научная школа, созданием и работой которой более всего дорожу в своей деятельности. И особенно горжусь тем, что в одной из статей обо мне (в однотомном "Всемирном биографическом энциклопедическом словаре") написано: "Создал науч.-пед. школу в источниковедении"…».
Из воспоминаний одного из учеников Сигурда Оттовича – Евгения Васильевича Старостина (1935 – 2011), советского и российского историка-архивиста, доктора исторических наук, заведующего кафедрой истории и организации архивного дела факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ (1981-2011), руководителя Центра архивных исследований РГГУ, почётного профессора РГГУ:
«Первая лекция по истории России была в 42-й аудитории, читал её Шмидт. Она была вступительной. Мы были в восторге. 
Он читал без бумаги, иногда ходил по проходу между столами. Свободное изложение довольно сложного материала, и не только с точки зрения первокурсников, конечно же, привлекало студентов. 
По ходу лекции он изящно цитировал наших поэтов – Пушкина: "Архивны юноши толпою / На Таню чопорно глядят..." и т.д., других поэтов, которые так или иначе отзывались об архивах. 
Все были довольны, хотя имелись студенты, которые искали большей глубины и методичности в изложении. Шмидт рисовал историческое полотно широкими мазками, и это было полезно для первокурсников, выбравших историко-архивоведение своей будущей специальностью... 
Он настолько увлекательно освещал историю древней и средневековой Руси, что мы все, а девочки в первую очередь (он был молодой и элегантный), были в восторге и иногда устраивали ему овации. 
Потом я пытался разгадать секреты ораторского мастерства Шмидта, но, увы, этот феномен так и остался его тайной. 
Нужно родиться Шмидтом... Шмидт имеет особый талант – притягивать к себе людей. Он просто родился для этого, и у него, по-моему, самая большая школа учеников в системе высшего образования и Академии наук, т.е. кружок Шмидта – это явление какого-то планетарного характера, во всяком случае, в рамках России...»


М.Э. Голосовкер. Портрет работы С.М. Шор. 1942

***

В январе 1965 года Сигурд Оттович защитил докторскую диссертацию «Исследования по социально-политической истории России XVI века». А в 1973 году написал на её основе книгу «Становление российского самодержавства: Исследование социально-политической истории времени Ивана Грозного». 
Это и другие его исследования эпохи Ивана Грозного (1970-е – 1990-е) – «Российское государство в середине XVI столетия: Царский архив и лицевые летописи времени Ивана Грозного», «У истоков российского абсолютизма: Исследование социально-политической истории времени Ивана Грозного» – получили широкую известность в кругах историков.
В те годы фаворитами Шмидта были следующие темы: «Россия Ивана Грозного и источники её изучения», «источниковедение историографии» и специально история архивного дела, а чуть позднее – краеведение. 
Из «Автобиографии» Сигурда Оттовича:
«…В то же время не угасал в определенной мере преобладающий интерес к отдельным творцам культуры – к Карамзину, Жуковскому, к историкам Тихомирову и Платонову, с конца прошлого века неизменно к Пушкину и пушкинознанию…»


С.О.Шмидт. Портрет работы А.Е.Куманькова. 2010

***

Сигурд Оттович внёс существенный вклад в возрождение краеведения в России. С 1990 года он был председателем (с 2007 года – почётным председателем) Союза краеведов России. 
Из воспоминаний Владимира Фотиевича Козлова, ученика Сигурда Оттовича, председателя Союза краеведов России, профессора, заведующего кафедрой региональной истории и краеведения РГГУ:
«…Сигурд Оттович активно участвовал в работе президиума ВООПиК, был членом редколлегии альманахов краеведческого характера "Отечество" и "Наше наследие", членом учёных советов нескольких московских музеев. 
В Историко-архивном институте начала складываться и уникальная краеведческая педагогическая школа С.О. Шмидта. 
<…> Благодаря настойчивости и авторитету Сигурда Оттовича в РГГУ в 1996 г. был отрыт учёбно-научный центр исторического краеведения и москвоведения. В 1997 г. в университете открылась и кафедра региональной истории и краеведения. 
<…> РГГУ постепенно превратился в главный всероссийский организационный и учебный научный центр краеведения.
<…> В 2007 г. Сигурду Оттовичу исполнилось 85 лет, и краеведы решили созвать Первые Всероссийские краеведческие чтения, посвятив их юбилею своего учителя. 
Новая организационная форма краеведения стала своеобразным ежегодным отчётом краеведов России, а издающиеся фундаментальные тома их трудов – значительной вехой в современном краеведческом движении. 
К юбилею С.О. Шмидта в РГГУ была открыта кафедра москвоведения, а сам юбиляр стал заведующим этого уникального учебного подразделения…» 
«…Россия, – подчёркивал Сигурд Оттович в 2005 году в интервью журналу "Наше наследие", членом редколлегии которого он был, – это многонациональное, многоконфессиональное государство, объединяющее всех нас, населяющих русскую землю. 
И знать эту землю, край, где родились, где жили его предки, должен каждый человек. Именно краеведение – наука о "малой родине" – открывает людям знание о пращурах, о своем крае, воспитывает уважение и любовь к предкам. "Любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам" – так ещё в XIX веке выразил Пушкин миросознание образованного, просвещенного россиянина…» 
По его словам, краведедение – зримое олицетворение национальной идеи России, узел в котором сошлись духовность, патриотизм, культурная политика государства, подлинное понимание истории, демография, экологическая проблематика и сбережение многонационального океана России и её самобытности.


С.О. Шмидт дома в рабочем кабинете

***

Старый москвич, Шмидт как никто другой прекрасно знал Москву. Мог часами рассказывать о московских домах и улицах, и при этом проникал в глубины жизни древней столицы и в судьбы её жителей. 
Он основал ветвь краеведения – москвоведение, добился, чтобы историю своего города изучали дети в школах столицы. 
Коренной арбатский житель, он писал об Арбате, по крупицам собирая историю старинной улицы, помогал Арбату, защищал его от ретивых модернистов от культуры, берёг и знал её старожилов.
Так появились циклы работ об «Арбате» и труды по москвоведению: «История Москвы и проблемы москвоведения», «Замыслы пожилого москвича-москвоведа и пути их реализации», «Арбат – визитная карточка истории и культуры Москвы» и другие. 
Из «Автобиографии» Сигурда Оттовича:
«…Сейчас всё более осознаю раннее воздействие на мой образ мировосприятия "арбатства", особенно после семидесяти лет, когда приохотился к теме "Арбат в истории и культуре России" и стал постигать, почему классики нашей литературы, начиная с Тургенева и Л.Толстого, а после 1917 г. писатели – и советские, и эмигранты – поселяли своих героев близ Арбата и Приарбатья для типологического отображения происходящего не только в Москве, но и в России. 
Я ещё застал явственные следы того «дворянско-интеллигентско-литературного» Арбата, о котором в период моего младенчества любовно вспоминал в эмиграции Б.К.Зайцев, – Арбата и Приарбатья многих переулков и переулочков, небольших храмов, сквериков, старомодных одежд и привычек (особенно в тех квартирах, где бывшие владельцы сумели уплотниться себе подобными), а на самой улице с шумным и опасным движением трамваев, авто и извозчиков – множество книжных магазинов и ларьков и привлекательные витрины с антиквариатом и старинной мебелью…»
...«Московская энциклопедия» – это тоже детище Сигурда Оттовича, которому он отдавал немало сил и времени. Он был многие годы ответственным редактором этого фундаментального издания.
«…С.О. Шмидт, – отмечает председатель Союза краеведов России В.Ф.Козлов, – выступил и инициатором разработки и издания пяти томов уникальной "Московской энциклопедии" (2007–2012), в которой собраны биографии более двенадцати тысяч московских деятелей…»
«Много лет он настойчиво убеждал столичных чиновников, что у Арбата, где он прожил всю жизнь (90 лет в одном доме, в одной квартире), – отмечает публицист Дмитрий Шеваров, – должно быть не развлекательное, а культурное и духовное назначение. 
Для него родная улица была прежде всего улицей великих русских писателей и мыслителей – от Пушкина до Лосева. Он напоминал, что до революции Арбат называли улицей святого Николая. Мечтой его последних лет было восстановление древнего храма Николы Явленного на Арбате, снесенного в 1931 году на глазах 9-летнего мальчишки.
<…> Шмидт посвятил истории Москвы огромную часть жизни, он создал научную школу москвоведения, благодаря ему вышла в свет "Московская энциклопедия", а сколько сил он отдал тому, чтобы столица сохранила свою живую душу, не превратилась окончательно в хамский мегаполис, в каменный мешок для своих жителей. 
Только благодаря Шмидту на Старом Арбате сегодня – не одни только рестораны и сувенирные лавки, но и музеи, библиотеки, книжные развалы…»


С.О. Шмидт дома в рабочем кабинете

***

В моём домашнем архиве есть такие замечательные фотографии. На них два выдающихся историка нашего времени, два одухотворенных человека – академик РАН Юрий Александрович Поляков (1921-2012), которого знал с самого детства многие годы, и академик РАО Сигурд Оттович Шмидт. 
Каждый из них был лицом своего знаменитого института: Юрий Александрович – Института Российской истории (ИРИ) РАН, Сигурд Оттович – Историко-архивного института, которому он верой и правдой служил более 60 лет.
Эти снимки я сделал в апреле 2012 года во время моей последней встречи с Юрием Александровичем. Тогда в его кабинет в ИРИ РАН, который стал ныне мемориальным, заглянул Сигурд Оттович Шмидт, чтобы пригласить коллегу и давнего друга на свой 90-летний юбилей
Юрий Александрович представил меня ему, и Сигурд Оттович, улыбнувшись, с большой теплотой стал говорить о моём покойном отце – ифлийце, известном в СССР историке-архивисте Алексее Владимировиче Головкине (1918-1992), с которым они встречались в разные годы и в Московском историко-архивном институте (ныне в составе РГГУ), и в архивах, и на научных конференциях…
Да, архивы были их родной стихией: и Юрий Александрович, и Сигурд Оттович, и мой отец, возглавлявший Главное Архивное управление при Совете министров Туркменской ССР, не раз писали и говорили о том, что архивы и документы, на которые они постоянно опирались в своих публикациях, – это «золотая кладовая исторической науки, культуры страны».


Ю.А. Поляков и С.О. Шмидт. ИРИ РАН. Апрель 2012 (фото автора)

***

О блестящей памяти, фантастической работоспособности и поистине энциклопедических знаниях Сигурда Оттовича ходили легенды.
Из воспоминаний Сергея Юрьевича Шокарева, кандидата исторических наук, доцента РГГУ, главного редактора историко-краеведческого альманаха «Подмосковный летописец»: 
«…Сигурд Оттович владел совершенным пониманием огромного исторического материала, что, подобно Ключевскому, формулировал блестящие афоризмы. 
<…> Изречений С.О. Шмидта немного, но они безупречны. Сам учёный, наверное, даже не думал, что его слова могут восприниматься как крылатые. Укажу наиболее, на мой взгляд, ценные фразы, принадлежавшие Сигурду Оттовичу:
"Источник – это все, что источает информацию, полезную для историка" и "Краеведение – это всегда краелюбие".
В этих словах, как мне кажется, отражено его кредо исследователя – все полезно в работе историка, и нельзя высокомерно отгораживаться от чего бы то ни было, признавая какие-либо источники, факты, свидетельства неприемлемыми в научном исследовании. Как нельзя историку отстраняться и от окружающей его действительности, общественной жизни, замыкаться в одной лишь науке. 
И второе. Историческое исследование – прежде всего, изучение родной истории и прошлого своего края – это не только работа ума, но и деятельность сердца. Возможно, это ещё одна причина, по которой С.О. был всегда благожелателен и приветлив к тем, кто чем-либо увлекался и особенно предпринимал поиски в этой же сфере, начиная со студентов-первокурсников, которых серьёзно расспрашивал об их интересах, а уже позднее – о теме диплома, и, если студент казался перспективным – о теме диссертации. А вообще Шмидт очаровывал любого собеседника с первого слова (как очаровал при нашей единственной встрече и меня – Н.Г.) – неизменно дружелюбный, корректный, с прекрасным чувством юмора, он был очень популярен. 
И даже те, кто встречался с Сигурдом Оттовичем лишь однажды, становились его поклонниками, увлекаясь его необычной личностью. 
И ещё, возвращаясь к афоризмам, Шмидт очень любил и часто цитировал перефразированные слова поэта-фронтовика Евгения Винокурова: "Учитель, воспитай ученика, чтоб было, у кого потом учиться"…»
…Даже достигнув почтенного возраста, Сигурд Оттович был молод душой, оставался оптимистом. 
До последней минуты он продолжал работать и строить планы на будущее. 

***

Сигурд Оттович скончался 25 мая 2013 года, прожив удивительную по продолжительности и творческому наполнению жизнь. Вместе с ним ушла целая эпоха.
Для учеников Шмидта он был и навсегда останется Учителем с большой буквы. 
А для всех, кто знаком с его трудами, – хранителем вечности.

 

Фото из открытых источников.

5
1
Средняя оценка: 3.09231
Проголосовало: 130