Первый секретарь МГК КПСС вспоминает

Прокофьев Ю.А. «О времени, стране и о себе. Первый секретарь МГК КПСС вспоминает». – М.: «Центрполиграф», 2021...

Новая книга бывшего первого секретаря Московского горкома КПСС Юрия Анатольевича Прокофьева  увидела свет на соединении двух дат – 100-летия образования СССР и 30-летия его ухода с исторической арены. Специально ли так было задумано автором и издательством или нет, судить не беремся, но даже если и не специально, то лучшего повода для реализации авторского замысла трудно придумать. А замысел этот Юрий Анатольевич сформулировал предельно ясно – соединить поколения людей России, восстановить связь времен.
Годы – извините за банальность – летят быстро, уже и 1991-й, год распада СССР, нашими молодыми соотечественниками воспринимается как далекая история. И кому, как не человеку, по воле исторической судьбы и своих товарищей по партии ставшему последним в истории столичной организации КПСС ее руководителем, рассказать о годах расцвета советской цивилизации, о силах, подтачивавших «Союз нерушимый», чьим политическим хребтом более 70 лет была компартия, об уроках главной геополитической катастрофы ХХ века – распада СССР. Как и об исторических катаклизмах, в которых рождалась современная Россия.

Не будет преувеличением сказать, что своим подъемом к вершинам власти автор книги обязан перестройке. При прежней системе выдвижения кадров на высшие посты в КПСС ему, в 1985 г. ставшему заведующим организационным отделом МГК, едва ли удалось бы через считанные годы возглавить крупнейшую в стране партийную организацию и стать членом Политбюро ЦК КПСС. Однако отнюдь не заставило Юрия Анатольевича стать слепым поборником перестроечных процессов в их горбачевском варианте. Ни тогда, ни сегодня он не утратил остроты взгляда и объективности в оценке происходившего во второй половине 80-х – начале 90-х годов, что лишний раз демонстрирует его книга.
За минувшие 30 лет вышла гора литературы о перестройке. Многочисленные представители партийно-советской номенклатуры сразу после августа 1991 г. сломя голову бросились «разъяснять» свою позицию (нередко это превращалось в жалкий фарс самооправдания и обливание грязью бывших товарищей). К чести Ю.А. Прокофьева он не торопился с обнародованием своих воспоминаний, а взял длительную паузу, дав возможность отстояться и своим, и общественным эмоциям. Только в 2011 г. решился, наконец, издать книгу «Как убивали партию», в которой, что называется, с холодной головой, но не бесстрастно обратился к событиям перестроечных лет, проанализировал видимые и подспудные причины разрушения КПСС и краха великой, казавшейся незыблемой страны. Собственно, та первая публикация в доработанном варианте составила первую часть книги «О времени, стране и о себе». 
Во второй половине 1980-х Ю.А. Прокофьев, как и большинство коммунистов, был захвачен идеей давно назревших перемен в обществе и партии, но довольно быстро обратил внимание на хаотичность, бессистемность реформ. «Заявив "перестройку и ускорение", мы ввязались в драку, не имея программы, и все пошло методом проб и ошибок. У народа были большие ожидания, – пишет Ю.А. Прокофьев. – Перестройку люди встретили с огромным энтузиазмом – поверили, что жить станет лучше. Активно хотели в ней участвовать… Но конкретные действия со стороны руководства партии и правительства не только не привели к повышению жизненного уровня, но и значительно его понизили».
Мемуарист считает: «Мы ввязались, не имея программы…». Если быть до конца объективным, то он берет на себя чужую вину: на сравнительно скромных постах завотделом горкома и секретаря Моссовета и даже второго секретаря МГК, на которых он пребывал до 1989 г., Юрий Анатольевич не мог влиять на общегосударственную политику. Тут, что называется, спрос с других. А именно – с представителей политической верхушки во главе с М. Горбачевым, которые воспользовалась естественным стремлением масс к либерализации политического режима, к обновлению порядков в стране, но решали свои корыстные задачи.
Тем не менее автор имел возможность наблюдать с тревогой и болью, куда заводят страну и партию перестройщики.

Один из диагнозов кризиса партии, которые ставит Ю.А. Прокофьев, – идеологическая дисквалификация руководителей. Они упустили из виду, что главные сферы, в которых роль партии должна быть первенствующей – идеологическая и кадровая работа. Для многих это было привычнее, поскольку они сами были крупными хозяйственниками.
А время было уже другое, социально-экономическая прочность государства уходила в прошлое вместе с тем, сто потом назвали застоем. В такие моменты у населения возникает очень много вопросов к власти. «Обстановка в Москве резко накалялась, требовала постоянного реагирования на острые ситуации, – пишет Ю.А. Прокофьев. – Надо было идти на открытые выступления, отвечать на вопросы, подчас самые неприятные». Однако тот же Л.Н. Зайков, в ноябре 1987 г. возглавивший МГК после снятия Б.Н. Ельцина, «этого делать не мог. И не хотел». По-настоящему не владели навыками идеологической работы, не держали удар в публичных дискуссиях с оппонентами и многие секретари горкома и райкомов партии. Режим монолога, в котором привыкли общаться с людьми партийные и советские руководители всех рангов, сыграл с ними злую шутку. В открытой полемике с языкатыми оппонентами (а полемизировать приходилось с разношерстными силами от либерально настроенных экономистов вроде Гайдара до национал-шовинистов из радикального крыла общества «Память») они терпели поражения, утрачивая авторитет.
Утрату партийными организациями былой боевитости и сплоченности автор книги видит также в ошибочных принципах отбора в партию. Прием в партию по разнарядке, когда во имя соблюдения формального порядка прежде чем принять, например, врача надо было удовлетворить заявление о приеме истопника того же медицинского учреждения (как «представителя рабочего класса»), привел к тому, что организации стали рыхлыми, не боевитыми. К 1990 г. численность КПСС превысила 19 млн человек, но в значительной степени это были, по оценке автора книги, случайные люди, инертная масса, не бойцы. Более того: подчас парторганизации состояли даже из «врагов самой партии, говорящих одно, думающих другое и делающих третье…»
Дошло до того, что иные партийные руководители сами вели линию на дискредитацию КПСС и развал Союза. Ссылаясь на рассказ одного из сотрудников НИИ МВД СССР, мемуарист приводит поразительную деталь: первый секретарь Кемеровского обкома КПСС В.В. Бакатин (в последующем – министр внутренних дел и председатель КГБ) выступал в роли организатора… шахтерских забастовок, которые окончательно развалили экономику страны. К Бакатину зашел шахтер, Герой Социалистического труда и пожаловался: «Вадим, мы уже больше не можем бастовать». А в ответ услышал жесткое: «Надо!».

Тут мы подходим к тому, что, по мнению Ю.А. Прокофьева, сыграло в судьбе КПСС и страны в целом роковую роль – измене правящей верхушки. За минувшие после 1991 года десятилетия автор книги лишь укрепился в своем убеждении, что страну разваливали сознательно: инспирировали дефицит потребительских товаров, организовывали забастовки, поднимали цены, негласно поддерживали сепаратистские националистические движения в союзных республиках, дали втянуть страну в непосильную гонку вооружений. Делалось это руками выдвиженцев М. Горбачева. Гнобили и саму партию, видя в ней становой хребет государства и общества. По свидетельству Ю.А. Прокофьева, твердя о демократизации общества, Горбачев и не думал что-либо менять в партийных делах, сохраняя в КПСС жесткую централизацию и авторитаризм, а когда процесс стал выходить из-под его контроля, пошел на раскол партии путем формирования фракции – «Демократической платформы».
Только через десяток лет после описываемых событий главный перестройщик разоткровенничался. Выступая в 1999 г. в Американском университете в Турции, Горбачев поделился сокровенным: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми… Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране».
Вот что в действительности стояло за звучными горбачевскими лозунгами, которыми он всколыхнул народ, действительно желавший перемен – о «социализме с человеческим лицом», «ускорении», «перестройке», «новом политическом мышлении» и пр. Учитывая партийные и государственные посты, которые занимал Горбачев, слишком дорого достались стране и народу его лицедейство и разрушительная работа.

Под стать генсеку было и ближайшее окружение: о том, что, например, идеолог перестройки член Политбюро А.Н. Яковлев давно связан с иностранными спецслужбами, тому же Горбачеву как главе партии и государства официально докладывал председатель КГБ В.А. Крючков. Вспоминая разговор с последним, Ю.А. Прокофьев пишет, что доклад не имел никаких последствий. Спустя годы и сам Яковлев признался в оголтелом антикоммунизме, которому был привержен едва ли не с младых лет.
Так что у руля партии и страны во второй половине 80-х годов встали лица, которые, говоря словами философа Александра Зиновьева, целили в коммунизм, а попали в Россию. Разрушительная работа объединила команду М. Горбачева и его, казалось бы, непримиримого противника Б. Ельцина, которому в книге Ю.А. Прокофьева тоже уделено немало внимания.
Оценки мемуаристом политических деятелей, с которыми судьба сводила его в годы работы в Моссовете, в Московском горкоме КПСС, а позднее в составе Политбюро ЦК КПСС (1990-1991 гг.), спокойны и выдержаны. Хотя в галерее портретов – от многолетнего руководителя московских коммунистов твердокаменного Виктора Гришина до мимикрировавшего под простачка Гавриила Попова – немало людей, в адрес которых трудно сдержать резкое слово, но автор избрал другой путь: он раскрывает облик этих людей через их дела. И счеты с ними, тем более посмертные, не сводит.
Вторая часть книги представляет собой статьи, выступления и интервью, которые были опубликованы уже после 1991 г. Подобраны они не случайным образом, этот массив крепкой публицистики, насыщенной фактами, богатыми впечатлениями и точными оценками, объединен все той же идеей, которая легла в основу авторского замысла книги в целом – как, опираясь на горький опыт последних лет Советского Союза, нам сохранить и обустроить Россию.
В этом смысле особенно важной представляется одна из завершающих книгу статей, логически «закольцевавшая» её финал и начало – «Советский Союз распался. Кто виноват?». Почему она особенно актуальна? Да потому, что постсоветская история свидетельствует: основные, по определению Ю.А. Прокофьева, «коллективные разрушители», развалив СССР, не ушли с арены и, пусть видоизмененные, угрожают целостности и России. 

Это хорошо видно по событиям последних лет и особенно месяцев, когда нашу страну особенно упорно проверяют на выживаемость. Взять одного из коллективных разрушителей, на которого указывает мемуарист – политическую и государственную элиту. В СССР большая часть её представителей посчитала выгодным для себя конвертировать власть в частную собственность и, зная, что это невозможно добиться в стране с конституционно закрепленными общенародной собственностью и народовластием, выступила могильщиком государства, заодно похоронив и страну. А разве в Российской Федерации подавляющая часть элиты связывает свое будущее и своих детей с нею, Россией, и не норовит встроиться в «золотой миллиард»? При этом «пятая колонна» отлично знает, что плата за «пропуск» – развал России. 
Никуда не делся и другой действенный, по определению Ю.А. Прокофьева, участник разрушения Советского Союза – внешние силы. Коллективный Запад придвинул свою военную машину – НАТО к самым границам России, тщится удушить её экономическими санкциями, игнорирует те «красные линии», которые обозначила Москва и переход которых означает прямую угрозу военной безопасности и территориальной целостности Российского государства.
Запад вскормил нацистско-олигархический режим в Киеве, развязавший геноцид против русского населения в Донбассе, а теперь, когда российская армия вместе с Донецкой и Луганской народными республиками ведет специальную военную операцию по денацификации и демилитаризации Украины, он, Запад, стремится сделать Украину вторым Афганистаном, накачивая режим оружием и наемниками. «Первый» Афган подорвал силы СССР, «второй», по замыслу евроатлантистов, должен взорвать Россию. 

Эти события, конечно, не отражены в рецензируемой книге, она вышла из печати раньше. Однако то, что угрозы для безопасности России обозначены в книге прямо и конкретно, делает честь аналитическому дару её автора Юрия Анатольевича Прокофьева.

5
1
Средняя оценка: 3.39683
Проголосовало: 126