Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова

Выпуск №79. Красноречивые уроки истории

Если блок НАТО не хочет предстать перед всем миром в образе голого короля, который не способен защитить даже своих членов, ему не следует ставить Россию в безвыходное положение. Потому что безвыходных положений для России не бывает.

История хороша тем, что в ней уже всё было. И это не просто абстрактная отсылка к известной библейской формуле «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Но факт, который следует понимать и учитывать всем, кто пытается осмыслить происходящее в данный момент времени и прозревать туманное будущее.
А поскольку сегодня едва ли не самый острый вопрос современности заключается в том, насколько вероятна новая мировая война из-за конфликта на Украине, многие пытливые умы пытаются решить пресловутую задачу квадратуры круга применительно к знаменитой пятой статье Договора НАТО. 
Трактуют эту статью совершенно по-разному, часто вкривь и вкось, что объясняется её довольно мутным содержанием и широким разбросом вариантов принимаемых мер в случае так называемой «агрессии» против одного из государств-членов этого военного блока. И действительно, можно ли считать эту статью гарантией совместного и прямого военного ответа Запада на такое развитие событий, если в ней все выписано настолько расплывчато и неконкретно: 

«Североатлантический договор
Вашингтон, Федеральный округ Колумбия, 4 апреля 1949 г.

Статья 5
Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-ой Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона».

Какое именно «совместное или индивидуальное действие» та или иная держава НАТО сочтет необходимым в случае, когда ей самой угрожает ответный удар, Бог весть. Каждый вправе решить это сам для себя. 
Таким образом, даже сам текст этой статьи отнюдь не гарантирует «жертве агрессии» то, на что она больше всего будет в таком случае надеяться – немедленное прибытие «конно и оружно» всего блока НАТО на её защиту. А если не гарантирует, значит этого и не будет. Не зря же там такая лазейка оставлена. 
Тем не менее, на Западе не очень любят вдаваться в эти детали. И в целях максимального укрепления образа «несокрушимого и легендарного НАТО», предпочитают заливать в чужие уши пропагандистскую догму насчет своей «непреклонной воле дать самый решительный и непременно коллективный отпор супостату».
На многих впечатлительных граждан, в том числе и у нас, это действует. И на разных телеэфирах мне частенько приходится слышать «просвещенные мнения», невысокий интеллектуальный потолок которых, как правило, ограничивается одним и тем же тезисом – военные действия России против любой из стран НАТО равносильны началу мировой войны со всем этим военным блоком. А это для нас нереально, непосильно и, следовательно, такие варианты вообще нельзя рассматривать. При этом такие теоретики мнимую безвыходность ситуации, в которой может оказаться Россия, вообще выводят за скобки. Дескать, не можем, значит не можем – и всё тут! А по этой логике не зазорно и сдаться. 

Это, кстати, именно то умонастроение, насаждения которого в России усиленно добиваются генсек НАТО Столтенберг и его вашингтонское начальство. Чтобы мы свято верили в нерушимое единство НАТО и в его готовность дать нам единый и самый решительный отпор. Они ведь даже прямо сейчас ведут, как утверждает западная пресса, секретные переговоры фактически о том, чтобы принудить Россию к капитуляции ввиду мнимой безвыходности её положения перед лицом «всемогущего Запада».

Такая вера, во-первых, очень сильно экономит ресурсы самого Североатлантического альянса, которому вовсе не надо воевать, потому что противник и так верит в его необоримую мощь. А во-вторых, очень существенно ограничивает возможности для нашего собственного маневра. В рамках этой высокомерной логики Запад ведет свою политику на российском направлении именно так, чтобы не оставить нам никакой иной возможности, кроме военного ответа. А как раз такой ответ блоку НАТО, если послушать некоторых горе-аналитиков, для России категорически исключен. 
Разумеется, даже худой мир лучше доброй войны. И мы вовсе не за то, чтобы Россия без особой нужды применяла военную силу. Но эти благие помыслы никак не отменяют того факта, что в жизни любого государства случаются обстоятельства, когда никаких иных способов защиты своих жизненных интересов, кроме «военно-технических мер», у него просто не остается. Хотим мы того, или нет.
Именно так произошло в случае с Украиной, в отношении которой Россия была вынуждена принять такие меры. Но Украина не член НАТО. Означает ли это, что в случае с государством-членом этого блока, военные решения в принципе невозможны? Не факт! 
Обратимся к истории, в которой, как сказано выше, всё уже было. Был там, в частности, и такой любопытный документ как «Договор о взаимной помощи между Польшей и Великобританией», подписанный 25 августа 1939 года – за неделю до нападения гитлеровской Германии на Польшу. 

Если оставить в стороне некоторые конкретно-исторические детали, перед нами своего рода «Вашингтонский договор НАТО» в миниатюре. Его главная, она же первая статья декларирует ровно то же самое – взаимные обязательства участников договора о военной помощи в случае агрессии третьей страны: 

«Статья 1.
В случае, если одна из Договаривающихся Сторон будет вовлечена в военные действия против одной из Европейских Держав в результате агрессии последней против этой Договаривающейся Стороны, другая Договаривающаяся Сторона незамедлительно предоставит Договаривающейся Стороне в военных действиях всю помощь и поддержку, находящиеся в ее силах».

А еще история хороша тем, что там уже все случилось и мы знаем, что именно. В частности то, чем закончилась для Польши британская «взаимопомощь» уже в сентябре 1939 года. Англичане совместно с французами, у которых тоже были в отношении Польши аналогичные обязательства, действительно объявили Германии войну. На бумаге. Но после этого палец о палец не ударили, чтобы спасти поляков от полного разгрома. Не ударили в самом буквально смысле слова. 

Вплоть до 10 апреля 1940 года, когда немцы сами перешли в наступление на Западном фронте, англо-французы сидели ровно на своих задницах и даже не пытались причинять Германии какой-то военный ущерб. Притом, что у немцев на Западе в это время почти не было войск. И отражать англо-французское наступление было просто некому. В мировой истории это время вполне заслуженно получило название «странной», или «сидячей» войны.

«Сидячая война» на Западном фронте (1.09.1939 – 10.04.1940)

Что это означает для нас? Очевидно то, что если так уже было в прошлом, значит такое пофигистское отношение Запада к доверившемуся ему союзнику для него вполне естественно. А это значит, что в будущем оно, скорее всего, будет точно таким же. Потому что мотивации в подобных случаях всегда одинаковы. Интересы целостности собственной шкуры всегда были и будут у Запада на первом плане. Во всяком случае, они куда важней, чем интересы какой-то забытой Богом Литвы, или даже всей Прибалтики. И да, кстати, той же Польши. Бросить своих прихлебателей И вассалов в очередной раз на произвол судьбы Запад может с такой же легкостью, как он это уже делал раньше. 

А пишем мы всё это к тому, что Западу явно не стоит доводить Россию до такого состояния, когда никаких других решений для защиты своих государственных интересов, кроме «военно-технических», у неё просто не останется. Как, например, в ситуации с нынешней беззаконной литовской блокадой части территории России в лице Калининградской области. 

«Москва завершила подготовку ответных мер в отношении Литвы и Евросоюза в связи с блокировкой транзита в Калининград и приступит к их реализации, если ситуация не нормализуется в ближайшие несколько дней, заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. "Ожидать до бесконечности мы не будем. Еще раз предупреждаем, что, если в ближайшие дни ситуация не стабилизируется, то Россия примет в отношении Литвы и Евросоюза жесткие меры, подготовка которых уже завершена. Решение проблемы слишком затянулось"».

Эти ответные меры не обязательно сразу окажутся «военно-техническими». Но если те же прибалты не угомонятся и будут продолжать в том же духе, то им не следует сильно удивляться, если в одно прекрасное утро все прибалтийские аэродромы НАТО окажутся под контролем российских десантников. И пускай не говорят потом, что их не предупреждали! И тогда мы посмотрим, как «всё НАТО стройными рядами и в едином порыве, конно и оружно», рискуя собственной шкурой, ринется на выручку своих незадачливых союзничков. Свежо предание, да верится с трудом!

5
1
Средняя оценка: 2.95455
Проголосовало: 88