Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова

Выпуск №96. Двое в одной лодке, не считая Америки

Правящая в Китае коммунистическая партия – в духе традиционной китайской неспешности, оправдавшей себя тысячелетиями истории, – не торопится связывать себя какими-либо конкретными военно-политическими обязательствами с Россией. Тем не менее Китаю, в конечном счете, предопределено быть в одном геополитическом окопе с Россией. И понимание этого безусловного императива становится фундаментальной основой китайской глобальной стратегии.

Согласно оптимистическим заявлениям руководителя КНР, дружба между китайским и российским народами «непрерывно укрепляется».

Председатель КНР Си Цзиньпин в поздравительной телеграмме по случаю 65-летия Общества российско-китайской дружбы 31.10.2022 г.: 
«В настоящее время китайско-российские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху сохраняют высокий уровень развития, обмены и сотрудничество в различных областях продолжают углубляться, дружба между двумя народами непрерывно укрепляется».

Тем не менее «стратегическое взаимодействие в новую эпоху» отнюдь не отменяет национальных интересов, которые в случае с Китаем достаточно противоречивы. За последние тридцать лет эта страна успела очень серьёзно врасти в западную модель глобальной экономики. И явно не готова в одночасье разрушать оную, рискуя быть погребенной под грудой её обломков. 

В то же время в Китае отлично видят и другую сторону этой медали, которая ничего хорошего китайцам не сулит. Сохранение западного доминирования в системе мировых экономических координат естественным образом тормозит развитие Китая. А такое внешнее сдерживание для полуторамиллиардной страны чревато постоянным нарастанием внутренних проблем.

Поэтому китайцы, конечно же, вполне искренно ратуют за «новую историческую эпоху», в формате которой рассчитывают существенно подвинуть Запад с его доминирующих позиций.

Однако они не рассматривают этот процесс в режиме «штурм унд дранг». И не очень торопятся включать самые высокие скорости для быстрейшего освобождения от западного гнета. Который, в случае с китайской «мировой фабрикой», чего греха таить, имеет и много полезных для обитателей Поднебесной свойств.

С точки зрения России это означает, что современный Китай в целом находится на правильном пути. Однако в том, что касается темпов нашего совместного продвижения в будущее, то в этом смысле Китай очень сложный попутчик. 

Даже в самом остром для Китая тайваньском вопросе эта страна не спешит отказываться от своего имиджа добродушной панды, не склонной к резким движениям.

Так, например, на недавнем XX съезде КПК заговорили было о военном решении проблема сепаратистского Тайваня: «Китайская Народная Республика не исключает использования силы для решения тайваньского вопроса, но она против сторонников независимости острова и вмешивающихся извне сил. Такое заявление сделал официальный представитель 20-го съезда Коммунистической партии Китая (КПК) Сунь Ели.
“Мы не обещаем отказаться от применения силы и оставляем за собой возможность принятия всех необходимых мер, которые будут направлены против вмешательства внешних сил и крайне малого количества сепаратистских сил, выступающих за независимость Тайваня, и их сепаратистскую деятельность”, — подчеркнул он во время пресс-конференции перед открытием XX съезда Компартии Китая».

Тем не менее в итоговый документ – резолюцию съезда – тайваньская проблема была включена в весьма обтекаемых формулировках. И даже не отдельно, но вкупе с двумя особыми административными районами – Сянганом и Аомынем. Которые, как известно, вошли в состав КНР вполне мирным путем. 

«Съезд подчеркивает, что "одна страна – две системы" – это великий почин социализма с китайской спецификой, наилучший институт, обеспечивающий длительное процветание и стабильность в Сянгане и Аомэне после их возвращения в лоно Родины, его необходимо твердо придерживаться в долгосрочной перспективе. Необходимо всесторонне, четко и неуклонно следовать курсу "одна страна – две системы", ориентирующемуся на высокую степень самоуправления по принципам "Сянганом управляют сами сянганцы" и "Аомэнем управляют сами аомэньцы", отстаивать управление Сянганом и Аомэнем в соответствии с законом, охранять в особых административных районах конституционный порядок, установленный Конституцией КНР и основными законами КНР об обоих ОАР, внедрять в практику принципы "Сянганом управляют патриоты" и "Аомэнем управляют патриоты". Следует твердо придерживаться принципа единого Китая и "Договоренностей 1992 года", неуклонно осуществлять общую стратегию партии для решения тайваньского вопроса в новую эпоху, вести решительную борьбу против так называемой "независимости Тайваня" и за содействие воссоединению Родины, настойчиво укреплять свою ведущую роль и крепко удержать в своих руках инициативу в отношениях между двумя берегами Тайваньского пролива, твердо и непоколебимо продвигать вперед великое дело воссоединения Родины».

Кроме того, в тексте той же резолюции XX съезда КПК содержится и недвусмысленное объяснение такой стратегической неспешности КНР, которое, по сути, сводится к тому, что Китай в духе товарища Сталина образца 21 июня 1941 года, пока не готов на равных противостоять мировому империализму в военном отношении. Армия КНР, согласно версии КПК, еще не достигла требуемого для этого статуса «вооруженной силы передового мирового уровня»: 

«Съезд подчеркивает, что осуществление в срок намеченной к 100-летнему юбилею НОАК цели и ускорение темпов превращения народной армии Китая в вооруженные силы передового мирового уровня – это стратегическое требование всестороннего строительства модернизированного социалистического государства. Необходимо претворять в жизнь идеи Си Цзиньпина об укреплении армии, осуществлять военно-стратегический курс новой эпохи, отстаивать абсолютное руководство народной армией со стороны КПК. Следует непоколебимо стоять на позиции политического строительства армии, на позиции укрепления армии за счет проведения реформ, научно-технологических достижений и высокопрофессиональных кадров, а также на позиции управления армией в соответствии с законом. Неуклонно придерживаться курса на параллельное развертывание военной борьбы, боевой подготовки и армейского строительства, на интегрированное развитие механизации, информатизации и интеллектуализации. Ускорить модернизацию военной теории, армейских организационных форм, подготовки военного персонала, а также вооружения и военной техники, тем самым повышая наши стратегические возможности по защите государственного суверенитета, безопасности и интересов развития Китая, эффективнее выполняя миссию и задачи народной армии в новую эпоху».

Для России, которая прямо здесь и сейчас противостоит, по сути, в гордом одиночестве всему Западу с его маниакальной русофобией, эта фирменная китайская неспешность, на первый взгляд, не обещает ничего хорошего. Однако не стоит торопиться с далеко идущими выводами. Ибо геополитическое и военно-стратегическое положение КНР также не лишено своего рода «окон уязвимости», пренебрегать которыми даже такая большая держава категорически не может. 

И так получается, что крупнейшим из этих окон, через которое сквозит, ни много ни мало, экзистенциальная угроза Китаю, является Россия. В том смысле, что если не держать это окно плотно закрытым для западных ветров в виде могучей и суверенной России, то и сам Китай может очень быстро заболеть геополитической немощью. 

И как раз эта угроза, темпы нарастания которой никак не совпадают с вальяжной неспешностью китайской панды, вынуждает Китай действовать на практике значительно более активно. Сообразуя свое поведение уже не только в тандеме КНР-Запад, но и в глобальном треугольнике Запад-Китай- Россия. В рамках которого геополитическая ситуация предъявляет к Пекину совершенно иные требования в части быстроты и адекватности его реакции.

На данный момент эта ситуация складывается таким образом, что русский медведь стоит насмерть против напавшей на него западной волчьей стаи, тогда как китайская панда робко прячется за его спиной, ссылаясь на то, что у него еще коготки не отросли до нужной длины.

Однако «вечер перестает быть томным» и для самих китайцев. Ситуация, при которой Россия будет в одиночестве противостоять совокупному Западу, бесконечно продолжаться не может. С другой стороны и сам Запад не сможет отказаться от своей сверхидеи подавления России, потому что тогда ему гарантировано поражение в глобальной схватке с Китаем. Именно разрушение объективно существующего российско-китайского тандема является главным препятствием на пути к восстановлению непререкаемого глобального господства Запада. Соответственно, западное давление на Россию будет только усиливаться. 

И, рано или поздно, наступит такой момент, когда Китай, по соображениям собственной безопасности, просто не сможет оставаться в стороне. 

Наиболее вероятно, что этот момент наступит, когда в военную борьбу против РФ окажутся непосредственно втянутыми силы второго эшелона Восточного фронта НАТО в составе ряда восточноевропейских стран во главе с Польшей. 

Для России такая ситуация станет угрозой самому существованию РФ и, одновременно, экзистенциальной угрозой для Китая. Который, в случае поражения РФ, ненадолго переживет Россию в качестве сколько-нибудь независимой от Запада державы. 

Каким именно образом китайцы будут реагировать на этот вызов, понятно в общих чертах уже сегодня. И в этом смысле прозвучавшая на съезде КПК прямая речь о возможности военного решения тайваньской проблемы полностью соответствует китайским планам на случай дальнейшего усугубления мировой ситуации. 

Открытие Китаем второго фронта против Запада на Дальнем Востоке, конечно, благоприятно отразится на военно-стратегическом положении РФ, поскольку Запад будет вынужден растянуть свои далеко не беспредельные силы по всему земному шару. И его позиции в Европе в результате этого, несомненно, ослабнут. 

Китай не сможет оставаться безучастным к началу нового этапа агрессии Запада против России. И это уже сегодня отражается в заявлениях китайских военных, которые явно носят характер предупреждения по отношению к Западу. 

«Народно-освободительная армия Китая (НОАК) продолжает подготовку к войне и выступает против любых форм сепаратизма на Тайване, заявил официальный представитель министерства обороны Китая Тань Кэфэй.
“Это внутреннее дело КНР, которое не терпит никакого внешнего вмешательства. В настоящее время США постоянно выхолащивают принцип “одного Китая” и переходят все границы в своих усилиях по “использованию Тайваня для контроля над Китаем”, все это грубо нарушает суверенитет и территориальную целостность Китая, а также серьезно угрожает миру и стабильности в Тайваньском проливе”, – заявил Тань Кэфэй, комментируя доклад о стратегии нацобороны США».

Осмысление неизбежности жесткого китайского реагирования на развитие европейской ситуации начинает постепенно проникать и в стратегическое сознание американского военно-политического руководства. Которое неплохо осведомлено о закономерностях соблюдения глобального баланса сил и не строит потому никаких иллюзий по поводу возможных действий Китая. 

«В Пентагоне назвали конфликт на Украине “лишь разминкой”.
Властям США следует провести быстрые и фундаментальные изменения в вопросе обороны из-за риска возникновения более крупных военных конфликтов, чем нынешний на Украине. Об этом заявил глава Стратегического командования (Stratcom) США, адмирал Военно-морских сил Чарльз Ричард на ежегодном симпозиуме Лиги подводного флота (Naval Submarine League).
“Этот украинский кризис, в котором мы сейчас находимся, это всего лишь разминка. Приближается [нечто] большее. И пройдет совсем немного времени, прежде чем мы столкнемся с такими испытаниями, каких давно уже не видели”, – сказал Ричард.
Командующий отметил, что США по-прежнему доминируют в подводном флоте. Он не исключил, что это, возможно, единственное “асимметричное преимущество”, которым обладает Вашингтон среди потенциальных противников.
“Что нужно, чтобы достичь цели? Это деньги? Это люди? Вам нужны полномочия? Какой риск? Вот так мы добрались до Луны к 1969 году. Нам нужно кое-что из этого вернуть. В противном случае Китай просто вытеснит нас, а Россия в ближайшее время никуда не денется”, – резюмировал Ричард».

Характерно, что на сей раз такие опасения глобального уровня прозвучали не из уст очередного американского военного пенсионера, а от действующего командующего стратегическими силами США. Что только подчеркивает серьезность осознания заокеанскими стратегами возникающих для них угроз. 

Таким образом, мы можем достаточно уверенно констатировать, что Китай, несмотря на свою тысячелетнюю традицию сидеть на берегу реки в ожидании, пока мимо проплывет труп врага, в данной конкретной ситуации фактически не имеет альтернативы более решительным и далеко идущим действиям. В рамках защиты того геополитического уравнения, которое обеспечивает ему максимум глобальных возможностей. А это китайское уравнение за вычетом России просто не будет работать. 

Тем более что этот вычет может случиться не обязательно даже в случае военной победы Запада над РФ, но также потому, что из-за бездействия Пекина Россия будет просто вынуждена пойти на компромисс со своими западными врагами. И пойти, естественно, в ущерб интересам Китая. Так что китайцам явно не стоит доводить Россию до такого греха. 

Они это наверняка понимают уже сегодня. О чем и говорит их все более жесткая позиция в отношении США и Тайваня. 
Что же касается пресловутой «красной черты», то, в случае с Китаем, таковой, несомненно, станет расширение формата западной войны против России за счет прямого вовлечения в нее своих европейских вассалов. Впрочем, для того, чтобы этого вообще не случилось, Пекин уже сегодня посылает недвусмысленные сигналы Западу. Которые наверняка будут становиться все более интенсивными и красноречивыми. Просто потому, что иного выбора у Китая нет. 

5
1
Средняя оценка: 3.24242
Проголосовало: 66