Как в СССР защищали материнство и детство

Успехи в сфере охраны материнства и детства в советскую эпоху были достигнуты не просто впервые, многие из них остаются уникальными до сих пор.

В дореволюционной России ситуация с охраной матери и ребёнка находилась на весьма плачевном уровне. Государство фактически самоустранилось от принятия любых действенных мер в этом направлении, за исключением разве что уголовного преследования открытого криминала, вроде детоубийства отчаявшимися матерями-одиночками из-за невозможности прокормить или как-то пристроить своих детей. 
Специализированные детские отделения существовали лишь в нескольких на всю страну больницах, зато в большинстве медучреждений нормативные документы официально запрещали госпитализацию детей, ввиду отсутствия там специально подготовленных врачей-педиатров. Реальная помощь даже самым маленьким пациентам при обращении оказывалась чаще всего лишь «взрослыми» врачами, мало что понимавшими в особенностях детского организма. 
А уж в сельской местности, с учётом наличия лишь одного доктора на 20-30 тысяч человек, медобслуживание самых маленьких пациентов превращалось практически в фикцию. Как, впрочем, и их матерей, которым при родах помогали в лучшем случае деревенские бабки-повитухи.
Неудивительно, что показатели детской смертности до года составляли в Российской империи в начале XX века 273 случая на каждую тысячу новорожденных. А до 5 лет из каждых десяти родившихся детей, в том числе и в центральных губерниях страны, доживало от силы четверо-пятеро.
Даже в специализированных детских домах для воспитания сирот и подкидышей, где, казалось бы, можно было организовать мало-мальски сносное медицинское обслуживание и выполнение элементарных санитарных и гигиенических норм, смертность доходила до ужасающих 75% – и это в сравнительно благополучной Москве, а не в какой-то глухой провинции! 

После победы Октябрьской революции новая власть тут же взялась за решение наболевших проблем, несмотря на ухудшающуюся с каждым днём политическую ситуацию, вылившуюся в кровопролитную Гражданскую войну. Так, Отдел охраны материнства и детства был создан в составе Наркомата социального обеспечения уже 28 декабря 1917 года. В ведение этой новообразованной структуры входила организация женских и детских консультаций, ясель, детских садов, домов матери и ребёнка.
До 1938 года в стране имел место определённый «паралеллизм» – например, в структуре Наркомздрава также были отделы, занимающиеся охраной здоровья матерей, детей и подростков. Подготовка соответствующих медицинских кадров, научных рекомендаций, нормативов питания также находилась в ведении тогдашнего наркома Семашко – создателя уникальной системы советского здравоохранения.
Впрочем, забота о подрастающем поколении со стороны Советской власти была комплексной и только вышеупомянутыми двумя Наркоматами отнюдь не ограничивалась. Помогали социальным работникам и медикам и другие госорганы, включая знаменитую ВЧК. Именно чекисты под руководством своего создателя Ф.Э. Дзержинского с начала 20-х годов успешно решили проблему детей-беспризорников, устроив миллионы оставшихся без родительской опеки детей в специально созданные детские учреждения. 
Не меньшую помощь женщинам и детям оказали и советские юристы и законодатели. Уже в 1922 году в Кодексе законов о труде появились невиданные ранее нормы, защищающие интересы этой, прежде самой дискриминируемой, категории населения. 
Впервые появились строгие гарантии отпуска по беременности и родам (112 дней по состоянию на 1980 г.), была запрещена любая дискриминация беременных женщин, как при приёме на работу, так и при увольнении. Кормящим мамам предписывалось предоставлять перерывы на полчаса-час каждые 3 часа, их запрещалось посылать в командировки, привлекать к дежурствам, сверхурочным и ночным работам. 

Важным социально-медицинским достижением советского времени стало предоставление матерям, имеющим детей до 12 лет, оплачиваемого больничного листа для ухода за ребёнком. Во многих случаях таким женщинам разрешалось находиться рядом со своими больными детьми и в лечебных учреждениях – с самыми маленькими в обязательном порядке, в возрасте постарше – при наличии свободных коек в палате. 
Стоит заметить, что и детские, и акушерско-гинекологические отделения появились уже в 20-30-е годы практически в любой районной больнице. Конечно, обеспечить наличие врачей такого профиля в каждом селе было просто физически невозможно, но это и не требовалось. Почти в каждом селе был фельдшерско-акушерский пункт (ФАП), где как раз и присутствовала, кроме фельдшера, и дипломированная акушерка, которая контролировала состояние беременных сельских тружениц, обеспечивала их постановку на учёт и регулярный осмотр в районной женской консультации.
Дальше всё зависело от течения беременности. Если состояние здоровья по каким-то причинам вызывало опасения, женщину госпитализировали в роддом или гинекологическое отделение заранее, для наблюдения и лечения и принятия родов высококвалифицированными специалистами. 
В более простых случаях роды принимали на месте. Участие акушерки только помощью в появлении на свет нового человека не ограничивалось – после рождения и младенец, и его мама подлежали регулярным патронажным осмотрам, даже при отсутствии каких-либо жалоб. 
В случае же болезни малыша, медпомощь, как правило, оказывалась приезжающим на дом врачом-педиатром. Об этом до сих пор могут лишь мечтать жительницы большинства стран, в том числе и так называемых развитых. Например, в Германии в рамках обычной медстраховки вызов врача на дом к заболевшему ребёнку, как правило, не предусматривается. 

Для дополнительного питания грудных младенцев была развернута широкая сеть «молочных кухонь». Здесь готовилось специальное детское питание, вроде «ацидофильного молока», специального детского творожка и т.п.
Вообще, молочные продукты были в СССР очень дёшевы – за счёт государственных дотаций в эту сферу. Килограмм обезжиренного творога стоил в 70-80-е годы всего 15 копеек (жирного – на 8 копеек дороже), копейки стоило и молоко, и кефир, и другие молочные и кисломолочные продукты. 
Вообще, дотировалось в те времена практически всё детское – игрушки, одежда, обувь, отдых в пионерских лагерях, поездки на общественном транспорте и многое другое. 
Результат всех вышеперечисленных мер не замедлил сказаться. Даже в тяжелейший период Гражданской войны детская смертность снизилась более чем вдвое. А к 1961 году детская смертность до года уменьшилась в СССР по сравнению с дореволюционным уровнем в 9 раз – до 30 случаев на тысячу родившихся. Да и её нынешнее снижение ещё вчетверо, до 8 промилле, тоже достигнуто, в первую очередь, за счёт сохранения многих элементов системы охраны материнства и детства, сложившейся в советскую эпоху.

5
1
Средняя оценка: 3.34831
Проголосовало: 89