Екатерина Жемчужная: Веками измеряется пространство, и память держит каждый счастья миг

Шёл 1959 год. Шестнадцатилетняя красавица-цыганка топнула ножкой и упрямо прокричала: «Я всё равно буду артисткой! Самой знаменитой!»
И стала. Имя Екатерины Жемчужной знает вся страна. Выпускница ГИТИСа, актриса театра «Ромэн», народная артистка РФ, за большой вклад в развитие театрального искусства и многолетнюю творческую деятельность награжденная Орденом Дружбы и медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени, она недаром носит ещё одно звание – жемчужины цыганской короны. 
Разговор с артисткой сразу стал доверительным, как только обозначилась тема – назад, в СССР, 100-летие которого отмечалось 30 декабря 2022 года. 

– Сейчас часто мысленным взором пролетаю свою жизнь, – говорит Екатерина Андреевна. – Она была счастливой! Всё, о чем мечтала, сбылось. Кажется, это удивительно. Но если делаю анализ, как это получилось, то понимаю: для нас, детей военного и послевоенного времени, были созданы все условия для развития. Сухие слова? Давайте оживим их событиями моей биографии. 

*** 

И вот что я услышала.
В послевоенные годы город Щёкино Тульской области, как и вся страна, понемногу восстанавливал мирную жизнь. Преодолевали неимоверные трудности, но верили, что впереди только счастье, исполнение желаний, всемирное братство. Маленькая Катя тогда ещё не носила знаменитую фамилию династии Жемчужных. Но даже в те сложные времена уже сформировалось стремление выучиться, выйти на большую сцену. Семья-то была артистическая! 
– Мама ругала меня за разбросанные вещи, сбитые носки ботинок, – с улыбкой вспоминает Екатерина Андреевна. – Говорила: кто тебя такую замуж возьмёт? А я удивлялась: зачем тратить время на ерунду? Я же в красивом цыганском наряде на большой сцене буду петь и плясать! Вот поступлю в театральное… 
Из всех репродукторов звучал тогда призыв учиться, учиться и учиться. Даже маленькие дети знали, что это сказал Ленин, основатель нашего государства. Не просто верили в лозунг, а принимали его всем сердцем. Такова была политика партии и правительства. В те годы мы ещё никого не догоняли и не перегоняли, просто стремились улучшить жизнь и познать мир через труд, образование и культуру. Старались стать лучше. Каждый находил себе место в жизни в соответствии с возможностями. Был запрос на талант, способности. 
Мои родители – театральные артисты. Я выросла на сцене. Влечение к красоте, к возвышенному было естественным. И когда уже в зрелом возрасте услышала фразу литератора, историка, философа Льва Аннинского: «Творчество – это порыв, а не протест», поняла смысл всего того, что сейчас происходит в искусстве. 
В начале века, как утверждают историки, идет слом систем, этакий хаос в головах, который приводит к революциям и войнам. Культура – соучастница этих событий. В двадцатых годах прошлого столетия появились сюрреалисты, Маяковский, Есенин, Скрябин, Стравинский. А что творилось в театрах! Параллели очевидны. Мы же всё это изучали. История как предмет следовала за нами по ступенькам – школа, училище, институт. 
Моя юность пришлась на период стабилизации, на середину века. Отсюда такие яркие и счастливые воспоминания.

***

Экскурс в прошлое для человека с таким воображением, как у Жемчужной, достаёт из памяти моменты-доказательства её правоты. Екатерина Андреевна уверена, что весь опыт начала столетия нашей стране удалось употребить во благо. Создание СССР не только дало развитие национальным культурам, но и обострило обоюдный интерес. Союзные республики, округа, малые народы взаимно обогащались традициями. С каким восторгом артисты театра «Ромэн» каждое лето отправлялись на гастроли! В неформальной обстановке узнавали, как едят, танцуют, поют, воспитывают детей в Узбекистане, Армении, Литве! 
Так устроен мир. Не будет прилива энергии извне – любой организм погибает. Целые народы исчезли, попав в вынужденную или сознательную изоляцию, заключает Екатерина Андреевна. 
И ещё одно доказательство: 
– Дошедшие до нас источники подтверждают, что уже в девятнадцатом веке взаимопроникновение русской и цыганской культур дало новое направление творчеству сочинителей и исполнителей. Так, цыганка Таня, которую любил слушать Пушкин, вспоминала: «...Когда я начинала петь, в моде были сочиненные романсы». И теперь в нашем репертуаре в основном не народные, а авторские работы. Но мы обязательно пропускаем каждую песню, каждый романс через собственную душу, расцвечиваем их цыганским орнаментом.

*** 

Такому способу познания мира я несколько лет назад нашла подтверждение в разговоре с мужем Екатерины Андреевны, режиссёром, народным артистом Георгием Николаевичем Жемчужным. Он тогда работал над постановкой пьесы «Здравствуй, Пушкин!» в театре «Ромэн». Спросила, как родилась идея объединить смешение кровей – русской, африканской и цыганской. Георгий Николаевич молча поднялся, ушёл в другую комнату и через минуту вернулся, бережно неся раритет – копию посмертной маски Пушкина. Сказал: «Я храню её, а она охраняет меня. Вот видите, здесь есть все признаки того, что это не новодел, не подделка. Такие вещи проходят сложную идентификацию. У меня есть официальный документ, кем и когда снята эта копия с подлинной маски. А передала её мне жена Рома-Лебедева, цыганского актёра, гитариста-виртуоза, драматурга и основателя нашего театра». 
И дальше пошел рассказ, который убедил: маска пришла в семью Жемчужных не как стимул к работе или проникновение в истинную сущность поэта, а как эталон соответствия. Георгий Николаевич так говорил об этом: «Школа знакомит нас с Пушкиным поверхностно. Конечно, раскрываются факты биографии, взгляды поэта, его предпочтения. Но я как руководитель студии Государственного института театрального искусства говорю своим студентам, что изучать материал нужно от истоков. Ощущение будет более правдиво, исчезнет привкус примитивной заявки на новое видение. А главное, не будет сиюминутного, технического проживания на сцене. Такое проникновение позволит проявиться истине. И это почувствует зритель. Актеры должны понимать, что они играют».
Вот оно, взаимодействие культур. 

***

Возвращаясь в счастливое советское прошлое, Екатерина Андреевна делает важную оговорку:
– Я не сторонница делить мир на чёрное и белое. Примитивный подход всегда затмевает реальность. Буду говорить только о той среде, в которой я жила. 
Каждую реформу мы переживали по-своему. Сталинское снижение цен приветствовали, хрущёвское уничтожение домашнего скота в городах разорило немало хозяйств. Странно слышать теперь, что народ был оболванен. В каждом периоде осмысливали происходящее. Проблемы были, но нас спасало образование, умение делать анализ. Колеблются те, у кого нет стержня, основы, с помощью которой можно выйти на истину. Почему верили в светлое завтра? Потому что понимали: любую проблему можно решить. И были тому доказательства. Я, например, видела, как моим соседям давали квартиры, как талантливые люди делали карьеру. Мои родители обращались со своими вопросами к начальству, и оно помогало, потому что был контроль и над начальством. Профсоюз реально работал. В любой ситуации оставалось ощущение, что всё наладится. 

***

Налаживалось не без проблем. Как и мечталось, по приезде в Москву будущая звезда сцены пришла в ГИТИС и на первом же туре провалилась. Не отступила, понимала: без образования никакого театра не будет. Догадалась попробоваться в музыкальном училище имени Ипполитова-Иванова.
Тут был полный успех. 
Очередной поворот судьбы случился буквально через два месяца в антракте спектакля театра «Ромэн», на который пришла Екатерина. 
Давали спектакль, в котором каждый персонаж был понятным, близким, вызывавшим сочувствие. 
– Я рыдала, не только испытывая восторг от игры артистов. Слёзы лились от счастья, что сижу в единственном в мире цыганском театре. На сцене молодой Сличенко. Праздник души!
В антракте неожиданность. Какой-то человек берёт меня за руку и ведёт к главному режиссеру «Ромэна» Семёну Аркадьевичу Баркану. Я упираюсь. С зарёванным лицом, распухшим носом – кому такая понравится? Не понимала, что происходит. 
Когда дошло, что мне предлагают работу в театре, начала от неожиданности отказываться. Было два аргумента. Первый – я только что начала учёбу в музыкальном училище. Вот так просто бросить людей, которые в меня поверили, – это нечестно. Второй – нет театрального образования. 
Ничего, говорят, в театре есть студия. Будешь здесь учиться, а потом войдёшь в труппу. Тогда же, после спектакля, состоялся просмотр. Показать было что. Читала рассказ Паустовского «Корзина с еловыми шишками». Пела «Московские окна». Всю жизнь ведь готовилась! А тут ещё гитариста дали мне в подмогу. Танцевала «венгерку». 
Баркану приглянулась. 
Вот так попала в театр «Ромэн». 

***

В студии Екатерина познакомилась с Георгием Жемчужным, поженились. Фамилия этой династии была знакома всей стране. Николай Жемчужный, отец Георгия, был певцом, актёром, поэтом, носил звание народного артиста РСФСР. Он первый цыганский композитор, писавший не только песни, но и музыку для спектаклей театра «Ромэн». Его мелодии звучали в кино. Труппа, как и семья, гордились этим и продолжали традиции.

***

В 1982 году театр впервые выехал за границу, в Японию. Целых 55 дней гастролировали в Токио. Принимали великолепно. После такой удачи начался круиз в страны социалистической Европы, в Париж, Италию, Испанию, Индию. Удивляли весь мир: цыгане, кочевые люди, получили свой театр и стали культурной элитой СССР!
Екатерина Андреевна добавляет:
– Гастроли напитывали нас новыми идеями. Появились спектакли «Вива, Кармен!» по Просперу Мериме, «Колокола любви» (переложение романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери») и другие постановки, замысел которых наши режиссёры подсмотрели на гастролях. Было ощущение, что впереди не только творческие, но и цивилизационные открытия. Хотелось проникнуть в суть вещей. 
Если бы не 90-е…

В прошлом году мы отметили 90-летие театра. К сожалению, у нас теперь нет студии, а национальный театр не может жить без национальных кадров. В 2000 году ГИТИС набрал 12 человек на так называемый цыганский курс. Потом еще 12. Это весь наш золотой фонд. Мало, конечно, потому что люди отсеиваются по разным причинам. Брать мальчиков и девочек из русской среды, красить волосы, отращивать усы, учить дергать плечами? Сейчас многие национальные коллективы – это ряженые. Зритель видит разницу и перестаёт ходить на такие выступления. 
И гастролей нет. В советское время, приезжая в провинцию, у нас не было отбоя от цыган, желающих стать артистами нашего театра. Но тогда всеобщее среднее образование давало возможность сразу переводить молодёжь в статус студентов или слушателей высших курсов. 
Теперь у многих нет школьного аттестата. И денег нет на продолжение образования. Как талантливый цыган из глубинки попадёт на московскую сцену? 
Надеюсь, ситуация изменится. Я вижу начало перемен и благодарна за то, что сделала для меня страна. Обратите внимание: все мои звания и награды я получила уже в постсоветское время. Но основа была заложена в СССР. 
Всё лучшее, что было в Советском Союзе, необходимо осмыслить и продолжить в новой эпохе. Когда я получала из рук премьера Михаила Мишустина медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, призналась, что от волнения не спала всю ночь. Сказала: «Я цыганка. Я живу в красивой России, и горда тем, что стою в Доме правительства, получаю такую высокую награду за мой скромный труд». 

***

Что бы ни говорили о самобытности цыганской натуры, одно я знаю точно: в моменты высоких порывов люди этой национальности чрезвычайно искренны. Вот как Екатерина Жемчужная, соединившая в своей биографии две системы.
И это точно порыв, а не протест. 

Беседу с Екатериной Жемчужной вела журналистка Татьяна Улитина.

 

Снимки из семейного альбома Жемчужных.

5
1
Средняя оценка: 3.01852
Проголосовало: 108