Героический эпос – память народа

«Илли. Чеченские героико-эпические песни в переводах русских поэтов». Составитель и ответственный редактор Х.В. Туркаев). – М., 2022.  

Для нашей великой многонациональной страны исключительно важное значение имеет изучение и популяризация произведений эпоса и фольклора народов, входящих в состав государства. Эти произведения дают возможность народам России больше узнавать друг о друге, обретать понимание национальных характеров и исторических условий, сделавших неизбежным наше братское существование в единой стране. В советское время изучением эпоса и фольклора народов СССР занимались такие выдающиеся деятели отечественной филологии, как В.Я. Пропп, В.М. Жирмунский, М.К. Азадовский, Е.М. Мелетинский, У.Б. Далгат, Г.Г. Гамзатов и многие другие отечественные учёные. Благодаря плодотворной совместной работе советской научной школы и талантливых писателей-переводчиков широкому читателю стали доступны произведения если не абсолютно всех, то большинства народов, входивших в состав Советского Союза.  В настоящее время эта работа продолжается в значительной степени благодаря учёным, принадлежащим к старой, советской научной школе. Советскими учёными были разработаны, на основании опыта дореволюционной науки, основы методологии изучения национального эпоса и фольклора, и эта методология утвердила себя в качестве нестареющей классики. 
Книга, о которой пойдёт речь в этой статье, принадлежит к тем изданиям, значение которых переоценить невозможно. «Илли. Чеченские героико-эпические песни» – само название представляет читателю содержательную направленность представленных в книге произведений коллективного народного гения. Чеченский народ известен как самобытный народ, имеющий богатую духовную традицию. Его гордость, храбрость, воинская доблесть, и в то же время великодушие, приверженность традиционным ценностям, верность в дружбе – эти и другие качества вызывают глубокое уважение и стремление лучше узнать и понять его. 
В этом отношении книга «Илли. Чеченские героико-эпические песни» является важнейшим литературным материалом, и её издание представляется очень актуальным и своевременным. Это дополненное переиздание книги, вышедшей в 1979 году в издательстве Чечено-Ингушского института истории, языка и литературы при Совете Министров Чечено-Ингушской АССР. Инициатор, составитель, ответственный редактор книги, а также автор обширной вступительной статьи – известный советский, российский и чеченский учёный, доктор филологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации Хасан Вахитович Туркаев. 

Книгу предваряют два авторитетных предисловия, содержащих важные для дальнейшего понимания мысли. 
«Историко-героическое песенное наследие любого народа России – наше общее этно-культурное достояние. Чеченские илли в этом отношении занимают одно из самых достойных мест в ряде схожих жанровых образований в фольклорных традициях ингушей, кабардинцев, балкарцев, осетин и других народов Северного Кавказа. Публикация каждого нового или малоизвестного текста – это шаг вперёд в постижении исторической памяти народа, его мировоззренческих основ и опыта художественно-эпического осмысления бытия», – пишет в своём обращении «К читателю» доктор филологических наук В.Л. Кляус, и невозможно не согласиться с этим утверждением. Вслед за публикацией тексты поступают в читательский обиход, и с этого момента они становятся достоянием общественного сознания, выполняя высокую миссию просвещения народа и укрепления нашего общероссийского духовного единства – на основе взаимного уважения к национальному началу, приверженности традиционным ценностям и устремлённости к исторически обусловленному общему будущему. 
Статья «Родники поэзии», взятая из издания 1979 года, принадлежит перу выдающейся советской чеченской поэтессы XX века Раисы Ахматовой. В статье высказаны важные для понимания чеченской народной поэзии мысли, выраженные в удивительно поэтичных словах и образах: 
«Высоко в горах из чистых, нетронутых вершинных снегов, из глубины древнего камня, хранящего память тысячелетий, рождаются родники. В них всё ново и чисто: они пробивают себе русло, они преодолевают невиданные преграды. Потом они сливаются вместе и превращаются в реки, сначала бурные, с крутым характером необъезженного коня, потом раздольно-спокойные и могучие. Реки впадают в моря, и от истока до устья мы можем наблюдать кусочек бесконечности... Народные песни моей родины – это родники её истории и культуры, родники сегодняшней поэзии, получившей после Октября права гражданства в литературе». Как просто, как свежо и непосредственно выражена в словах знаменитой поэтессы любовь к отчизне, к родному языку!  
В книге «Илли. Чеченские героико-эпические песни» представлено 24 текста в поэтическом переложении известных русских советских поэтов и мастеров художественного перевода (А. Миних, П. Карп, Л. Пеньковский, Н. Горская, С. Липкин, Ю. Найман, Р. Моран, Д. Голубков, М. Талов, С. Олендер, В. Гончаров, И. Лиснянская, Р. Казакова), а также два текста в виде подстрочных переводов выдающегося чеченского писателя и учёного Халида Ошаева. Эти песни представляют собой литературный материал, который можно воспринимать и как собрание художественных произведений, и как источник для понимания чеченского национального характера, яркой и своеобразной культуры чеченского народа. 
Особым достоинством книги является статья Х.В. Туркаева «Илли – художественная летопись народа», без которой многое из того, о чём повествуется в песнях, было бы не понято читателем, или понято не до конца. Х.В. Туркаев – учёный классической школы, он органично сочетает глубину научной мысли с простотой и доступностью изложения. Это очень важно, учитывая просветительский характер данного издания. Для многих книга будет первым опытом знакомства с произведениями чеченского героико-эпического жанра. В своей статье Х.В. Туркаев делает всё для того, чтобы подготовить читателя к восприятию текстов, разъяснить особенности чеченского традиционного поэтического мышления, дать необходимую историческую информацию. Особое внимание уделяется морально-этическим представлениям чеченского общества. 
«Впечатляет глубокий демократизм, свойственный жанру илли. Особого внимания удостаиваются представители низов, в какой-то мере поэтизируется бедность. Она была едва ли не постоянной спутницей жизни горцев того времени, и о ней имеются многочисленные указания историков, ведь состояние постоянной войны обуславливало наличие в обществе большого количества вдов, сирот. Принцип распределения общественных благ в илли нацелен именно на экономическую поддержку этого самого обездоленного общественного слоя». 
«Героические илли воспевают и личные качества героя: мужество, храбрость, дружбу, верность слову, нравственную чистоту, скромность, вежливость, уважение к женщине. В основе своей илли глубоко демократичны. Они отвергают всякое угнетение. Илли полны ненависти к угнетателям, из какой бы среды они ни происходили. Чеченские песни никогда не оскорбляют национальные чувства соседних народов». 
Велика заслуга русских поэтов-переводчиков, которым удалось в системе координат русской эпической поэзии передать мысль, пафос, национальное своеобразие чеченских героико-эпических песен. Творческий результат зримо подтверждает определённое единство происхождения эпических алгоритмов и интонаций. В качестве примера можно рассмотреть зачин песни «Илли о Чеге Бесстрашное сердце, сыне Бибулате Тайми».  

Сел он на стул о трёх ножках под вечер, 
Пондар трёхструнный погладил рукою, 
Вторили струны серебряной речью 
Думам, что Чегу лишили покоя. 
А на рассвете, на зорьке янтарной, 
Верного парня, аульного парня 
Чега Бесстрашное сердце позвал,  
– Друг, собери мне джигитов чеченских, 
Воинов гордых, отважных и честных, 
Завтра в поход мы пойдём поутру, – 
Чега Бесстрашное сердце сказал... 

(Перевод Н. Горской) 

Опытный читатель может сразу определить различия между русскими былинами и чеченскими героико-эпическими песнями, но в то же время и выделить то общее, что в них есть и что в принципе присуще произведениям народного эпического жанра. Эпос по своей структуре универсален, описания событий в нём просты для понимания и основаны на фундаментальных основах человеческого бытия. Поэтому при бережной и осмысленной передаче произведения национального эпоса литературными средствами другого языка можно достичь высокой степени художественной достоверности. Что блестяще удавалось русским советским переводчикам, подарившим нам возможность читать чеченские героико-эпические песни на русском языке, выраженные в прекрасной литературной форме. 
Приведём ещё один пример – фрагмент «Илли о сыне вдовы и о князе Мусосте». 

Коль мужчина о чести своей не печётся – 
Пусть живёт, лишь покуда лепёшка печётся. 

Что сравнимо с бесчестной могилой холодной? 
Дом, хозяйка которого неблагородна. 

В глупый бой мы с охотой не ввяжемся, други! 
Глупый бой – это дом, где враждуют супруги. 

Ввечеру нас плохая хозяйка расстроит, 
Поутру – обувь рваная обеспокоит. 

(Перевод Д. Голубкова)

Здесь мы видим, как в поэтической форме, при этом выразительно, компактно и содержательно выражаются и народная мудрость, и грани национального характера, и детали народного быта, и многое другое. 
Комментируя особенности чеченских героико-эпических песен, Х.В. Туркаев подчёркивает уважительное отношение чеченцев к соседним народам: «Врагами песенных героев являются кабардинские, грузинские, кумыкские калмыцкие и тарковские князья. К ним приравниваются и царские генералы. Они имеют обобщённые характеристики отрицательных героев. Тем не менее, ведя борьбу с ними, страны, в которых живут антагонисты, уважительно именуются Мать-Кабарда, Мать-Грузия, Мать-Тарки, Мать-Дагестан». 
Этот важный штрих даёт представление о чеченцах как о народе, уважающем достоинство другого народа независимо от частных противоречий и противостояний. В качестве примера можно привести фрагмент «Илли об Уме, сыне Товты», который ярко иллюстрирует отношение чеченцев к соседям-грузинам, а также, устами певца-сказителя, даёт ряд важных характеристик чеченского народа. 

...Нагулялись чеченцы на пире в их честь, 
И чтоб добрым хозяевам не надоесть 
И не дать постареть их приязни взаимной, 
Уезжали из Грузии гостеприимной. 
Чтобы не были дружбы заветы забыты, 
На прощанье менялись оружьем джигиты, 
И, ценя побратимство превыше всего, 
Отдал Бухте сын Товта коня своего. 
Но грузин побратиму сказал своему: 
– Пусть твой серый послужит тебе одному! 
Без тебя он лисою визжал по утрам, 
Без тебя он, как волк, завывал по ночам, 
И слезами его вся земля напиталась. 
Я к бедняге такую испытывал жалость, 
Что извёлся совсем, сокрушаясь о нём. 
Ты не должен расстаться с любимым конём! 
Мы с тобою сдружились до смертной поры – 
Будет время дарить дорогие дары. 

Возвещая отъезд, завершая веселье, 
Зазвенели пандури и зурны запели, 
И чеченцев грузинского края сыны 
Провожали до самой границы страны, 
А с границы те славные гости одни 
Поскакали по горным дорогам Чечни. 

(Перевод Р. Морана)

Лаконично и в то же время очень выразительно передан характер чеченцев в словах «...Чтобы добрым хозяевам не надоесть / И не дать постареть их приязни взаимной...». Здесь и природная тактичность, и глубокое понимание основ дружбы между народами, и просто человеческое уважение. Мы видим, как чеченец в знак дружбы желает подарить грузинскому побратиму своего любимого коня. Побратим оценивает этот дар по достоинству, но великодушно отказывается принять такой дорогой подарок, беря на себя ответственность за происходящее: «Ты не должен расстаться с любимым конём!». Здесь опосредованно, через слова побратима – грузинского воина неизвестный автор песни даёт понять, какое большое место занимает в душе чеченца-воина его боевой конь. Подобные ситуативные характеристики буквально вплетены в текстовую ткань чеченских илли. 
Поскольку это издание рассчитано на современного читателя, не всегда знакомого с историей и бытом чеченцев, большое значение имеют комментарии составителя книги. Правильное понимание илли возможно только с учётом того исторического контекста, в котором они создавались. Х.В. Туркаев в своей вступительной статье особо подчёркивает: «Современному читателю может показаться, что в илли довольно часто поэтизируется жестокость, но это далеко не так. Эта кажущаяся жестокость объяснима и периодом жесточайшей борьбы за национальную независимость, и теми задачами, которые ставились перед героико-исторической песней. А она учила не просто помогать слабому и не жалеть себя ради общенародных интересов, но и ненавидеть врага и быть к нему непримиримым и беспощадным. Впрочем, эта черта характерна не только для позднего героического эпоса чеченцев».
Народнопоэтическое творчество является мощным фактором эстетической эволюции, морально-нравственного воспитания, сбережения исторической памяти. Чеченские героико-эпические песни представляют собой уникальное по выразительности и красоте явление народной духовной жизни. Примеры можно было бы приводить долго, но вот перед нами книга «Илли. Чеченские героико-эпические песни», которая требует целостного восприятия. Помимо того, что каждая песня в отдельности имеет собственное литературно-художественное значение, книга в своей полноте даёт обширное представление об историческом прошлом чеченского народа, о краеугольных качествах его национального характера, о богатстве его духовного мира и об отношениях с соседними народами. Всё это имеет большое значение в контексте нашего современного бытия. Книга «Илли. Чеченские героико-эпические песни» является важным событием литературной и научной жизни, её издание способствует укреплению духовного единства многонациональной России. 

5
1
Средняя оценка: 2.64935
Проголосовало: 77