Алексей Осипов: «Мы заражаемся тем, что читаем».

Зачем нужна художественная литература? Какие книги безопасно читать, а какие лучше и не открывать? Как православному человеку относиться к западной и восточной литературе? Стоит ли христианину пытаться разобраться в иных духовных учениях? Ответы на эти и другие вопросы читайте в эксклюзивном интервью «Камертона» с педагогом и публицистом, доктором богословия, заслуженным профессором Московской духовной академии Алексеем Ильичом Осиповым.

– Многие батюшки, называя Библию книгой книг, утверждают, что в ней написано абсолютно всё. Тот факт, что Библия – главнейшая книга, сомнений не вызывает. Но как в этом случае быть с художественной литературой? Какова её роль?

– Дело в том, что Библия и художественная литература – это явления совершенно разного порядка. Главное в Библии – это Откровение Бога о Себе, о человеке, о мире. Именно откровение Бо́га, а не одно из человеческих творений. Конечно, в Библии находим массу сюжетов, касающихся различных сторон жизни отдельных людей и целых народов, и в этом отношении она является замечательным историческим документом. Но совсем не в этом заключается её основная ценность, и тем более не в том, что мы ожидаем от художественной литературы, которая занимается изображением земной жизни человека и её проблем. Источник этой литературы сам человек и не более.
Библия же, являясь книгой Откровения Бога, весь тот материал, который касается вопросов земной жизни, использует не более как в качестве средства, с помощью которого Бог открывает Себя и Cвою волю человеку. Поэтому сопоставлять её с художественной литературой также несообразно, как и километр с килограммом. 
Утверждение же о том, что в Библии написано всё, надо прояснить. Что такое «всё»? Всё на свете обозреть невозможно. Библия говорит о самом главном в жизни человека – её смысле и пути достижения конечной цели, то есть спасения. Говорит, с одной стороны, о реальном состоянии человека, его духовном и нравственном падении, о страстях и грехе, губящих человека, отнимающих у него счастье земное и вечное, говорит о бессмысленности всех тех земных ценностей, которыми живёт человек, забывая, что все они отнимаются беспощадной смертью. С другой стороны, Библия и прежде всего Евангелие, вскрывает этот порочный круг земного бытия и возвещает о том, что есть спасение, и оно во Христе. 

– А задача художественной литературы в большей степени открыть внутренний мир человека, или, к примеру, показать каким может быть путь человека к Богу, или просто развлечь читающего? На ваш взгляд, что наиболее важно?

– Мы в одном слове «художественная литература» пытаемся объять необъятное. Так нельзя. Надо конкретизировать. Одно дело – романы, другое – какая-то литература, связанная с военной тематикой или с историей, с природой, или с тем, что особенно мне нравится, картинами старинного русского уклада жизни. Очень много просто развлекательной литературы. Поэтому, говоря о художественной литературе, надо быть очень разборчивым. Наиболее полезной и важной мне представляется та литература, которая воспитывает человека на самых благородных свойствах души. Достоевский писал: «Лучшие люди познаются высшим нравственным развитием и высшим нравственным влиянием». Эти слова в полной мере относятся и к чему призвана литература.

– Всемирно известные российские писатели: Толстой, Достоевский, Чехов. При этом Лев Николаевич – довольно неоднозначная персона. Как православному человеку относиться к его творчеству?

– Выскажу своё личное мнение. Я ещё мальчишкой читал «Войну и мир», «Севастопольские рассказы» и другие произведения с большим интересом. Но, когда позже прочитал роман «Воскресение» – с тех пор я больше Толстого открыть не могу. На меня это произведение произвело впечатление какой-то тьмы. Вместо воскресения – смерть. Вот видите – очень разные впечатления от его творчества. Вначале это талант. Но потом он, я бы сказал, скатился, увлекся индийской религиозной мыслью, затем – европейской идеей прогресса, и вся левая пресса стала его превозносить. И он вознёсся. Всё это очень негативно сказалось на его творчестве. А когда он и вовсе дошёл до того, что стал редактировать Евангелие, то здесь возникло серьёзное подозрение о состоянии его психики. Попробуй кто-нибудь Гомера редактировать, что бы сказали об этом человеке? Подумайте только. А он взялся за Евангелие! Вот прп. Амвросий Оптинский и сказал о нём: «…гордый, очень гордый». Действительно, гордость убивает у человека чувство красоты. А без него какая же может быть художественность?! 
Поэтому как относиться к нему? Ранние его произведения написаны действительно талантливо и очень интересны. Но потом у Толстого дух стал совсем не тот. Это уже проявилось в «Анне Карениной». Начались мотивы иного характера. А потом, обратите внимание, среди кого он стал популярным. Как его Ленин назвал – «зеркалом русской революции»? Революционная пресса и стала его прославлять – та, которая была врагом православной религии, власти и действительной человечности. Вот в чём дело. Вы спрашиваете, как относиться к нему? Когда Толстой с какой-то озлобленностью и сарказмом выступал против Церкви, а фактически против Христа, то этим самым он показал то лицо, с которым лично мне не хотелось бы встречаться. 
Советовать я ничего не хочу. Но знаю одно: соприкосновение с человеком, с книгой, с картиной, с какими-то музыкальными произведениями – всё это производит определённое действие на душу человека, которое может или умиротворять, вдохновлять, духовно и нравственно поднимать, или, напротив, расстраивать, возбуждать самые низменные инстинкты, соединять с тёмными духами. 
Исходя из этого и должно бы относиться к любым творениям человека, в том числе и к литературным. Что я хочу получить от прочтения книги? Что-то полезное, почерпнуть доброе, прекрасное, любвеобильное или же впитать в себя пошлость, разврат, пустую развлекаловку, дрязги, гордыню? Дух Толстого не тот, который стоит впускать в свою душу. 

– К кому ещё из русских классиков стоит относиться с осторожностью?

– Тут вопрос довольно сложный. Салтыкова-Щедрина, пожалуй, можно отнести к этой категории. Неслучайно о нём отец Павел Флоренский сказал: «Салтыков-Щедрин брызжет на всё ядовитой слюной». Пожалуйста, вот яркий пример.

– Фёдор Михайлович Достоевский считается одним из православных авторов отечественной классики. Кого бы Вы ещё поставили с ним в один ряд?

– Дело в том, что Достоевский – это талант не просто художественной литературы. Мне кажется, в первую очередь, он глубокий психолог, он велик своим умом, проницательностью и умением заглянуть в душу человека. Вот у нас изучают психологию – чего там только нет. А Фёдор Михайлович – действительно показал всю суть души человеческой. И особенно хочу подчеркнуть, что в нашей литературе, пожалуй, никто так ярко, сильно и глубоко не переложил дух и основные мысли Евангелия на художественный язык, как он. Поэтому рядом с ним я никого бы не поставил. 
Но равными по художественному таланту, конечно, можно поставить целый ряд наших классиков. Я бы, в первую очередь, наверное, поставил Гоголя, в которого был влюблён с детства. Ну а Тургенев, С. Т. Аксаков, Чехов, Лесков, Пришвин, Шмелев... И, конечно, вне конкурса Пушкин, Лермонтов. Но говорю ещё раз, здесь речь идёт о художественном таланте, а не о той огромной проницательности в душу человека, которой обладал Достоевский. Ну а для душеполезного чтения я бы отметил отечественных подвижников благочестия XVIII – XIX веков, письма игумена Никона Воробьёва, преподобного Иоанна Валаамского. Эти наши отечественные подвижники прекрасно выразили святоотеческое учение о духовной жизни на доступном русском языке. Ими можно зачитываться, они очень полезны.

– Современная русская литература, она, конечно же, разная. Но, если всё же попытаться сравнить её с литературой предыдущих десятилетий, что мы увидим? Какие наиболее заметные тенденции?

– Скажу так. В начале прошлого века было много литературы революционного характера. Я говорю о начале новой истории России. И там назвать кого-то классиками непросто. Вот посмотрите, что и как писали, например, М. Горький, Д. Мережковский, Н. Островский, М. Пришвин, М. Булгаков, М. Шолохов, Варлам Шаламов, А. Солженицын, И.Р. Шафаревич, И.А. Ильин, также В. Распутин, В. Астафьев, В. Белов, которых называли деревенщиками. Вот эта плеяда писателей действительно интересна. Но теперь в результате т. н. перестройки и уничтожения всех преград для агрессии западной идеологии на наш народ с Запада под флагом свободы хлынул страшный поток всех извращений человеческой мысли, морали, мистических и прочих учений. Западничество, подняв голову, пошло решительно на борьбу с нашими национальными и религиозными ценностями во всех сферах жизни, конечно, и в литературной. Это, хотя и не в такой степени, было и раньше. Недаром Достоевский говорил: «Ни Богу, ни людям не нужны эти офранцуженные, онемеченные русские». Но теперь таких очень много. 
Что касается религиозной тематики, то сейчас идёт пропаганда разрушительной идеи одного Бога во всех религиях и отсюда одинаковости всех их по своей сути. И неважно, как человек верит, и не обязательно быть православным и христианином. Особые усилия в данном направлении предпринимает Ватикан. Этой идеей расшатывается основной устой единства русского народа, что представляет большую опасность. 

– Читающая молодёжь сегодня увлечена фэнтези, где зачастую фигурируют маги, колдуны, волшебники. Насколько опасно подобное чтение для духовного здоровья?

– Я уже говорил, когда мы соприкасаемся с каким-то явлением в нашей жизни – не важно, что это: литература, живопись или музыка, – то мы вольно и невольно входим в общение с самим духом данного творения и заражаемся им. Как если на нас летит пыль, то мы, даже пытаясь увернуться, всё равно оказываемся в пыли. Так и здесь, когда мы читаем литературу о магах, колдунах и прочих существах такого же характера, то заражаемся их духом. Они входят в нашу душу, действуют на нас, и подчас очень сильно. Вот, например, римские патриции – как они оберегали своих жён в период беременности, чтобы те ни в коем случае не видели некрасивых, уродливых лиц, картин, каких-то отталкивающих сцен. Потому что опыт показал, какое сильное воздействие производит всё это на плод, на ребёнка. Вот видите, как тонко понимали раньше люди духовные законы жизни, знали закон: каким духом мы будем заражены, такой характер будет и всей нашей жизни, и деятельности. 
Поэтому очень печально, что у нас в магазинах полно таких книг, и прежде всего детских и юношеских, многие из которых просто отвратительны, безобразны, развратны. Они могут буквально погубить только начинающего жить человека. Они развивают мечтательность, человек погружается в тот мир, которого вообще не существует. И он весь живёт этим мыльным пузырём. А когда ещё он заполнен всякими гадостями, то можно себе представить, какое воздействие это производит на душу человека. Поэтому надо всячески всех оберегать от этого. А главное, что происходит: увлечение фэнтези уводит человека от основного вопроса – «зачем я живу?» Но у человека, который об этом не думает, простите, мало осталось человеческого. Только животные не думают. А человек должен думать о смысле своей жизни. Поэтому фэнтези – это действительно обман, поскольку совершенно уводит человека из реального мира в никуда. 

– Зарубежная литература, она действительно токсична? Стоит ли вообще читать зарубежную классику или современных авторов?

– Ну не вся же литература такова. Всю отрицать – это слишком. Что там много литературы, разрушительной для души и тела человека, совершенно верно. Но и на Западе мы находим драгоценные зерна. Все знаем «Короля Лира» Шекспира, «Камо грядеши?» Г. Сенкевича, «Фауста» Гёте, «Отверженные» Гюго. А в двадцатом веке какие интересные книги пишет Клайв Льюис: «Просто христианство», «Письма баламута» или «Хроники Нарнии». Так что есть и хорошая литература, но нужно быть очень внимательным. Современная литература в своей основной направленности, к сожалению, наполнена какой-то бессмысленностью, аморальностью, увлечена тем, что по своему существу ничего не даёт человеку и уводит его от понимания смысла человеческой жизни. Вот в чём беда. 

– А как быть с литературой Востока? Человеку, ещё не сильно окрепшему в православной вере, безопасно её читать?

– Да, действительно, небезопасно, если под Востоком подразумевается религиозная мысль Индии. Её история, философия, поэзия, конечно, богатейшие. Но мы видим, к чему пришла её религиозно-философская мысль, к каким выводам. Когда-то в прошлом тысячелетии, один друг подарил мне книгу Радхакришнана – «Индийская философия». Это потрясающий труд – я был просто поражён. И, конечно, немного её почитал. Так вот, эта книга великолепно показывает, к чему приходит человеческая мысль, не имея откровения Бога. Именно такого откровения, которое, несомненно, дал Бог, как это видим в откровении евреям через Моисея, или тем более в откровении Господа Иисуса Христа, от Которого узнали истины, не просто совершенные, но и прямо выходящие за пределы постижения человеческим разумом. Это чётко выразил апостол Павел: мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для еллинов безумие (1Кор. 1: 23). 
В Индии, как и в Египте, и древней Греции, и Китае ничего подобного не было и не могло быть, поскольку эти истины могли открыться только Христом. Вся религиозно-философская мысль до Него была пронизана туманными интуициями и предчувствиями, фантазиями и тёмной мистикой, ибо, повторяю, не было ФАКТА явления самой Истины. Поэтому и индийская брахмано-индуистская религиозная мысль в конечном счёте пришла к идее единого духовного Начала, но не единого личного Бога. То есть к монизму, но не монотеизму. Вот, в чём дело. Это серьёзнейшее явление. На этой почве появилось множество таких грубо языческих учений и представлений, которые просто губительны для человека. И вся религиозно-философская литература пронизана этим духом. А читая её, мы погружаемся не просто в мир без Бога, но нередко в мир, наполненный в полном смысле духами злобы поднебесной (Еф. 6: 12), и прежде всего духом гордыни. 
Так, из уст Будды слышим: «Я всезнающ, у меня нет учителя; никто не равен мне; в мире людей и богов никакое существо не похоже на меня. Я священный в этом мире, я учитель, я один – абсолютный Сам – Будда»
А знаменитый учитель самой авторитетной индуистской системы веданта Вивекананда своим слушателям заявлял: «Единство Вселенной и вера в себя, вот все, что нужно знать. Веданта говорит, что нет Бога, кроме человека. Вы можете делать всё, вы всемогущи. Чувствуйте, как Христос, – и вы будете Христом; чувствуйте, как Будда, – и будете Буддой. Единственный Бог для поклонения – это человеческая душа или человеческое тело». И к чему сводится понимание смысла человеческой жизни? Оказывается, по мере духовного развития индивидуальность угасает, и человек, достигая нирваны в буддизме или мо́кши в индуизме, становится той соляной куклой, которая полностью растворяется в бесконечном океане бытия. Человека больше нет!
Но смысл жизни может быть только в жизни. В христианстве этим смыслом для верующего является такое приобщение Богу, при котором он достигает вершины своего личного развития и навечно становится чадом Божьим по благодати, богом. В индуизме же личность исчезает, и, таким образом, жизнь обессмысливается.

– На Ваш взгляд, перед тем, как читать книгу неизвестного автора, стоит знакомиться с биографией писателя?

– Думаю, да. Биография часто открывает нам, чем живёт автор произведения, какими идеалами, целями? И это уже подсказывает, стоит ли его читать. Иногда сразу видно – какой пошлостью или бесовщиной живёт человек, или, напротив, к чему светлому стремится он, что ищет. Видно становится, что́ можно будет здесь почерпнуть. Поэтому, считаю, биографию узнать полезно.

– Православному человеку вообще надо ли знакомиться с основами других вероучений – индуизма, буддизма и так далее? Если да, то на каком этапе духовного роста необходимо это делать?

– Всё зависит от того, кто этот человек, чем занимается, в каком направлении работает, в какой ситуации находится. Например, думаю, что родителям, педагогам, многим публичным деятелям надо знакомиться со всем этим, потому что они должны отвечать своим слушателям, своим детям, сотрудникам на вопросы, возникающие из этой сферы жизни. А для этого необходимо кое-что знать. Но прежде всего необходимо знать своё Православие. Ибо только через призму Православия можно будет надлежащим образом оценивать и все другие мировоззренческие направления. 
Только убедившийся в истинности Православия и искренно стремящийся жить по Евангелию может без вреда для себя знакомиться с учением других религий и мировоззрений.

 

Беседу вёл писатель, журналист и общественный деятель Артём Аргунов.

5
1
Средняя оценка: 4.12069
Проголосовало: 58