Дух и воля великого учёного России

К 190-летию Дмитрия Ивановича Менделеева

Во всём реальном надо признать – или вещество, или силу, или дух, или, как это всегда и бывает, их сочетание, потому что одинаково немыслимы в реальных проявлениях ни вещество без силы, ни сила (или движение) без вещества, ни дух без плоти и крови, без сил и материи.

Д. И. Менделеев. Заветные мысли

 

Всех, кто начинает изучать жизнь, творчество и мысли великого русского учёного Дмитрия Менделеева, сразу поражает необычайная энергия, целеустремлённость и воля этого удивительного русского человека, которого в истории нашей науки по разносторонности дарования можно сравнить лишь с Михайло Васильевичем Ломоносовым – «первым нашим университетом», как верно сказал о нём великий наш поэт Александр Пушкин. Действительно, дарование Дмитрия Менделеева сравнимо по универсальности своего характера именно с дарованием Ломоносова. Да и жизненный путь и обстоятельства научной карьеры в чём-то схожи. Как и Ломоносов, сам Менделеев вышел из русской глубинки: Михайло Васильевич – с севера, из русского Поморья, а Дмитрий Иванович – из сибирских мест, из старинного Тобольска, столицы Сибири во времена Ломоносова. Уж не его ли имел в виду великий наш учёный помор, когда утверждал, что сила России Сибирью прирастать будет?
Однако, как ни странно, сам прославленный учёный-химик (а ведь именно им прежде всего был Менделеев) всю жизнь носил чужую фамилию, унаследованную от прозвища своего отца, по рождению – Ивана Павловича Соколова, выходца из семьи тверского священника Павла Максимовича Соколова, отдавшего четырёх своих сынов обучению в Тверскую духовную семинарию. А в семинариях был тогда такой странный обычай – выпускникам при посвящении в священнический сан давались новые фамилии, видимо, чтобы не создавать семейственных кланов в духовном сословии. Так и все сыновья священника Соколова получили новые фамилии. Причём можно было выбрать самому себе новое прозвище. Иван Павлович выбрал себе фамилию Менделеев – по фамилии знакомых ему местных помещиков, людей образованных и, видимо, имевших немецких предков Менделей. Фамилия дворянская, что было приятно Ивану Павловичу, так как карьера священнослужителя его не влекла, он хотел стать педагогом. И добился своего, только учительствовать ему пришлось в Сибири, у него ведь не было университетского образования, только педагогический институт, где он учился после, но в Сибири на должность учителя гимназии оказался востребованным и выпускник семинарии.
Со временем Иван Павлович выслужился и в директора Тобольской классической гимназии, что говорит о его уме и природном таланте педагога. В провинциальном Тобольске он был, конечно, на виду и потому удачно женился на дочери местного богатого купца Марии Дмитриевне Корнильевой, что впоследствии родила своему супругу... 17 детей! Причём, последний 17 ребёнок Дмитрий и станет со временем нашим великим русским учёным. Конечно, забота о таком большом семействе и перенапряжение сил подорвали здоровье Ивана Павловича, он рано умер, так что забота о воспитании младших детей легла на плечи Марии Дмитриевны – женщины сильной, волевой и очень предприимчивой – чувствовалась в ней порода коренных сибиряков, людей жизнелюбивых и разумом не обиженных, недаром род Корнильевых был одним из тех крепких русских родов, что смело брались за освоение неведомых суровых земель. И несли культуру на эти земли, были основателями бумажных и стекольных фабрик на Иртыше и первой типографии в Тобольске. Сам Дмитрий Иванович по характеру, да даже по портретному сходству, пошёл в мать, в род Корнильевых, что очень видно по той практической жилке, что всегда будет определять все его устремления, в том числе и как учёного. Дмитрий Иванович по роду своей деятельности в науке всегда будет иметь в виду способы практического применения своих научных знаний и совершённых им открытий, всю жизнь будет прилагать усилия к внедрению науки в конкретные хозяйственные и промышленные разработки на благо промышленного развития России. Ну а талант педагога, унаследованный им от отца, сделает его выдающимся лектором и преподавателем Петербургского университета, на лекции которого всегда будет собираться обширный круг студентов и вольнослушателей.

Вот эта практическая деятельность с малолетства окружала Дмитрия. Рано умер его отец и пришлось матери будущего учёного, чтобы поставить на ноги своих многочисленных детей, заняться предпринимательством, она взялась управлять стекольной фабрикой, принадлежавшей её брату купцу Корнильеву. Фабрика давала доход, младший её сынок мог учиться в Тобольской гимназии, где сразу проявил свои уникальные способности к усвоению знаний. Задумаемся, когда ныне говорят, что многочисленные роды ослабляют организм женщины, а поздние дети бывают болезненными, то в отношении семейства Менделеевых это не работает, тут получилось всё как раз наоборот – самый способный их ребёнок оказался мировым гением, да и на здоровье не жаловался, имел после семь детей (от двух жён) и прожил 73 года жизни, наполненной трудами и научными свершениями. Или это сибирские гены рода Корнильевых обеспечили ему такой жизненный потенциал? Видимо, так, недаром сам великий учёный после с благодарностью вспоминал о своей матери и писал в одной своей научной работе посвящение ей, обращаясь к памяти матери уважительно на Вы: «Вашего последыша, семнадцатого из рождённых Вами, Вы подняли на ноги... Вы научили любить природу с её правдою, науку с её истиной, родину со всеми её нераздельнейшими богатствами и дарами; больше всего труд со всеми его горестями и радостями... Вы заставили научиться труду и видеть в нём одном всему опору, Вы... доверчиво отдали в науку».
Именно так: мать Дмитрия, когда её последний ребёнок окончил с золотой медалью Тобольскую гимназию, завершила все свои дела в Сибири и отправилась с ним на лошадях в тысячевёрстный путь в Москву – устраивать своё дитя в Московский университет. И вот тут вышел конфуз – в университет золотого медалиста не приняли – он не был дворянином по рождению... Таковых детей «разночинцев», как тогда говорили, принимали только в Казанский университет. Туда, кстати, в те же годы поступал ещё один известный в будущем разночинец – сын владельца сапожной мастерской из Астрахани Илья Николаевич Ульянов, выслуживший себе впоследствии чин действительного статского советника и ставший... отцом целой семьи революционеров. А вот Дмитрию Ивановичу Менделееву приведётся стать даже тайным советником в иерархии царского чиновничества и всемирно известным учёным-химиком, но путь к этому был нелёгок. Не приняли Дмитрия в Московский университет, его больная мать из последних сил уже повезла своего младшенького и любимого сыночка в Санкт-Петербург, и там он без больших препон был принят студентом физико-математического отделения в Петербургский Главный педагогический институт – будущих учителей готовили из разночинцев, дворяне на такую работу не шли. Устроила Мария Дмитриевна своего «последыша» в учение и словно завершила свою земную миссию, какую ей надлежало исполнить как любящей матери, слегла, болезни и заботы замучили. Вскоре и скончалась... Но воспитанный в трудах и учениях её сын сам смог пробить себе дорогу в жизни.

В 1855 году он закончил пединститут с золотой медалью и званием «старшего учителя». В принципе, имея уникальные способности и огромное трудолюбие, пойди он по административной лестнице – мог бы дослужиться до больших чинов по Министерству просвещения императорской России, тем более что в стране начинались кардинальные прогрессивные перемены. Но он был учёным, и этим хотел заниматься прежде всего. И первой его научной работой стала классификация минералов, силикатов, доставляемых из месторождений Финляндии. Месторождения эти были хорошо известны, а вот химический состав минералов – нет. Это и была первая научная работа Менделеева: определение химических компонентов минералов и построения т. н. изоморфных рядов. Работа была ещё ученической, но она определила дальнейший путь учёного – неорганическая химия, классификация природных элементов. До построения знаменитой его Периодической системы элементов согласно их атомным весам было ещё далеко, но уже первая работа молодого химика, в общем, определила весь дальнейший путь его научных исследований.
Интересно в этом смысле отметить то, что все приборы для своих опытов и не только с минералами, молодой учёный изготовлял сам, в будущем он изобретёт несколько оригинальных физических приборов, используя своё знание свойств стекла, а откуда он имел такие знания о стекле? – Скорее всего ещё из детства, ведь юношеские годы его в Тобольске прошли на стекольной фабрике, коей заведовала его мама. Дмитрий Иванович не успел ещё закончить свой педвуз, а уже стал известен своими первыми научными статьями, и, конечно, педагогическая деятельность в гимназиях его не влекла. Его пытаются направить работать учителем химии в гимназии Симферополя и Одессы, в т. ч. и в знаменитый Ришельевский лицей в южном городе у моря, а ведь молодому, но крайне амбициозному человеку нужен и хороший заработок! Но Менделеев предпочитает подрабатывать фотографией (в то время только появившееся и довольно доходное ремесло), но не отвлекаться от научных занятий. У него вырабатывается невероятное упрямство, про него говорят, что его невозможно заставить что-либо делать вопреки его желаниям. В конце концов его упрямство побеждает, после защиты кандидатской диссертации (огромный труд об удельных объёмах веществ в 20 печатных листов – по сути, целая книга!) он приглашён на должность приват-доцента Петербургского университета по кафедре химии. Удивительная судьба – упорство и труд всё перетрут, – сам никогда не учившийся в университетах, он, педагог по образованию, долженствующий наставлять школяров, теперь читает лекции студентам университета. А ведь ему в 1856 году всего 22 года! Заметим – и будет он вести преподавательскую деятельность в университете уже в качестве профессора до 1890 года, то есть целых 34 года трудов, до того времени, когда ему исполнится уже 56 лет. Вся жизнь, отданная студентам... Во время чтения своих лекций он, как оратор, производил неизгладимое впечатление на слушателей, университетская аудитория всегда была забита под завязку и всякий раз по концовке лекции студенты устраивали лектору овацию, словно побывали на концерте мирового мастера исполнителя. Что, кстати, не нравилось самому учёному, но тут он ничего не мог поделать, он увлекался и выкладывался на лекции, как настоящий артист.

Но вот в 1859 году он, как перспективный учёный, был направлен на долговременную стажировку в Германию в Гейдельбергский университет, куда обычно и ездили молодые русские учёные, усовершенствоваться в знаниях. Конечно, работа в лабораториях знаменитых немецких химиков Бунзена и Кирхгофа, только что открывших спектральный анализ химического состава веществ – это было для Менделеева хорошей школой, но воздух вольного студенческого города, расположенного среди романтической природы средней Германии, как-то не способствовал занятиям сухой наукой. Дмитрий Иванович немного загулял с податливыми немочками, которые вовсе не были невинны, как Гретхен, и очень интересовались красивым русским юношей с огненной гривой волос и необыкновенно напористым характером. В результате у Менделеева появилась незаконная немецкая дочь, которую он должен был содержать потом долгие годы... впрочем, он никогда от алиментов не бегал. Может, не стоило об этом говорить, но ведь это тоже черта его характера – Менделеев никогда сухарём-учёным не являлся, это был необыкновенно живой и очень эмоциональный человек, интересовавшийся не только химией, а и множеством других наук, в том числе и историей, и философией, и искусством, что сильно расширяло его кругозор и позволяло делать и в химии элементов далеко идущие выводы.
Мало того – он был и рисковый человек. Немало путешествуя по Европе, он, будучи в Париже, совершил полёт на воздушном шаре, едва не закончившийся трагически, он спускался в рудники, проделывал опасные химические опыты, в науке ему везло, а вот в личной жизни не очень. Вернувшись из своей заграничной командировки с сомнительной славой законченного ловеласа, он поспешил жениться, чтобы составить о себе в приличном научном обществе хорошее мнение. Но... выбранная им невеста перед самой свадьбой отказалась от венчания. Вероятно, до неё дошли вести о имеющейся у жениха незаконнорожденной немецкой дочери. Оскорблённый таким обстоятельством Менделеев женится не глядя на первой же женщине, что согласилась стать его законной супругой, а таковой женщиной оказалась весьма практичная дама гораздо старше его по возрасту. Впрочем, и с этой первой своей супругой пылкий учёный сумел нажить троих детей. Потом развёлся, когда встретил молодую и безумно влюблённую в маститого профессора девушку, но свою первую жену и детей он обеспечивал материально всю жизнь.
Однако как истинный учёный, обладающий умом систематизатора, он умел разбираться в своих необузданных подчас чувствах и на основе не всегда успешного жизненного опыта вывел для себя твёрдые правила, коим старался следовать после всю жизнь. Это: «1. Не умничать, когда ясно говорит внутренний голос воли. Не предаваться желанию, когда ясно говорит против него ум. 2. Знакомых много не иметь. 3. Работать и гулять. 4. От женщин подальше». Последнее правило он, как видим, иногда нарушал в силу простительной пылкости характера... Можно сказать с уверенностью, что он был личностью такого возрожденческого плана, русским Леонардо-да-Винчи, новым Ломоносовым, который пытался постигнуть всё. Про него другие учёные говорили: «Разбрасывается!» А не понимали его кипучую натуру, опасались взрывного характера великого химика, что, видимо, и явилось причиной неизбрания учёного в состав действительных академиков Петербургской Академии Наук. Он был забаллотирован при голосовании, что явилось для него большим ударом, ведь он уже был к тому времени автором всемирно знаменитой Периодической системы элементов – краеугольного камня всей современной науки.

Собственно, к созданию Периодического закона – так правильнее назвать эту научную теорию, сам Менделеев шёл в течении 15 лет научных исследований. Он начал в 60-е годы XIX века с написания учебников по органической и неорганической химии, а к началу 70-х годов накопил уже достаточно материала для того, чтобы сделать некоторые выводы по систематизации химических элементов. Конечно, и до Менделеева учёные Западной Европы пытались как-то выстроить стройную систему элементов, найти родственные связи между элементами, распределить их по группам, но почему-то никому не приходила в голову мысль обратится к атомным весам элементов и здесь найти закономерность. Заметьте – к таким выводам пришёл учёный, который ещё ничего не знал о квантовой механике, которая появится позднее, о структуре атома. В современной науке понятием «атомный вес» уже не пользуются, говорят о «величинах зарядов атомных ядер», но суть от этого не меняется, тем более удивительно, что русский учёный середины XIX века, ещё ничего не зная о структуре атомного ядра и об элементарных частицах, уже нашёл эту закономерность и составил свою знаменитую «таблицу Менделеева», которую мы все помним ещё по школьным урокам химии. Тут нужно было обладать солидными знаниями свойств химических элементов (а кому было обладать такими знаниями, как не автору учебников и руководств по химии!), но кроме того – и способностью гениального предвидения. Сам Менделеев всерьёз, а не ради шутки утверждал, что таблица элементов явилась ему во сне. И это вполне может быть, так как мозг человека, тем более мозг учёного, не отдыхает во сне, он продолжает работать, в нём идут процессы отбора нужной информации для заложения в долгую память и отбрасывания всего лишнего, случайного. Недаром, в народе говорят, что «утро вечера мудренее», то есть к утру мозг человека упорядочивает впечатления предыдущего дня и находит верные решения того, что казалось неразрешимым накануне вечером.
Сам Дмитрий Иванович рассказывал об этом решении научной задачи во сне следующими словами: «Заподозрив о существовании взаимосвязи между элементами ещё в студенческие годы, я не уставал обдумывать эту проблему со всех сторон, собирал материалы, сравнивал и сопоставлял цифры. Наконец настало время, когда проблема созрела, когда решение, казалось, вот-вот готово было сложиться в голове. Как это всегда бывало в моей жизни, предчувствие близкого разрешения мучившего меня вопроса привело меня в возбужденное состояние. В течение нескольких недель я спал урывками, пытаясь найти тот магический принцип, который сразу привёл бы в порядок всю груду накопленного за 15 лет материала. И вот в одно прекрасное утро, проведя бессонную ночь и отчаявшись найти решение, я, не раздеваясь, прилёг на диван в кабинете и заснул. И во сне мне совершенно явственно представилась таблица. Я тут же проснулся и набросал увиденную во сне таблицу на первом же подвернувшемся под руку клочке бумаги».
Так что история об открытом во сне основополагающем химическом законе – вовсе не байка, так было на самом деле, но сколько подготовительной многолетней работы предшествовало этому «озарению»! 

Можно без конца рассказывать о научной работе Менделеева, ведь за свою жизнь он написал более полутора тысяч (!) научных статей, книг, учебников, воспитал ни одно поколение студентов-химиков, создал научную школу. Но хочется сказать о его жажде справедливости по отношению к своим воспитанникам, о его внимании к нуждам студентов. Тут профессор Менделеев всегда был на стороне студентов, чем вызывал неудовольствие университетского начальства. Он поддерживал выступления студентов в защиту старого либерального университетского устава, который был серьёзно ужесточён после убийства террористами «царя-освободителя» Александра II. Может быть, строгость была и нужна, но начались мелочные придирки к студентам со стороны полиции, стало труднее поступить и учиться в университете студентам из низших слоёв общества. Учащиеся протестовали и оглядывались на своего кумира – блестящего оратора в аудитории и смелого экспериментатора в науке Дмитрия Ивановича Менделеева, талант которого признали и в Европе, а в России зажимали завистники. Как я уже рассказывал, его «прокатили» при выборах в члены Академии Наук, его открытия в науке ни разу не выдвинули на Нобелевскую премию, впрочем, Дмитрий Иванович и сам не особо стремился получить эту премию из рук семейства шведского предпринимателя и нефтепромышленника Нобеля, считая, что это семейство неправедно чудовищно нажилось на почти даровом труде русских рабочих на принадлежащих Нобелю бакинских нефтяных промыслах. В конечном итоге смелому профессору пришлось покинуть и университетскую кафедру в 1890 году, так как запомнили его смелое обращение к властям, с просьбой смягчить весной 1887 года смертный приговор студенту Петербургского университета, его лучшему ученику Александру Ульянову, недавно удостоенному золотой медали за отличную учебную работу по зоологии. Ульянов хотел стать зоологом, но Менделеев считал, что у него есть уникальные способности к химии, и желал перетянуть Ульянова к себе. И вот... безумное покушение бунтарей-студентов на царя и смертный приговор человеку, который, как полагал Менделеев, мог бы составить славу русской науки.

Менделеев ушёл из университета, но государство не могло обойтись без его способностей, ему доверили возглавить Палату мер и весов, бывшую «пробирную палатку», в которой когда-то подвизался сатирический персонаж Козьма Прутков. Дмитрий Иванович сделал из этой палатки солидное научное учреждение, ныне это Институт метрологии им. Д.И. Менделеева. До конца своих дней учёный не оставлял трудов на благо России. В последние годы жизни он написал книгу своих размышлений о грядущих судьбах России, назвал эту книгу «Заветные мысли». В ней он, трезво оценив потенциал русского народа, предрёк, что такой народ может вывести свою страну в ведущие державы мира, оптимистично предсказав, что Россия сможет прокормить благодаря своим природным ресурсам до 800 миллионов человек своего населения! Так бы и случилось, но весь XX век враждебными России силами были приложены неимоверные усилия для того, чтобы сломить и уничтожить нашу страну. 
Этого Менделеев уже не увидел, он скончался в феврале 1907 года от воспаления лёгких. Его провожал до могилы на Волковом кладбище весь Петербург, студенты Петербургского университета несли гроб и изображение Периодической таблицы элементов. Газеты откликнулись скорбными некрологами. «Он оставляет человечеству такое наследство своего научного творчества, которое будет обращаться ещё долгие годы в жизни культурного мира. Этим только мы и можем себя утешить. Мы, русские, его современники и грядущие поколения, должны с гордостью вспоминать, что среди нас, русских, развился такой деятель мысли», – лучше всего написала газета «Речь». 
А на его могиле стоит массивный каменный крест, как символ непобедимого Духа – основа основ всего сущего. Ибо без духовного наполнения ни сила, ни воля не могут действовать. Так считал великий русский учёный-естествоиспытатель и сказал об этом ясно: «…занимаясь веществом и силами, ему свойственными, естествоиспытатели не признают духа, все сводят на вещество и силы». Но именно присутствие Духа в своей жизни и считал Менделеев главной причиной всех своих свершений.

 

Художник: И. Крамской.

5
1
Средняя оценка: 3.6
Проголосовало: 5