Главный смысл

Главный смысл

 
Радуга, как будто коромысло,
На плечах уральских гор повисла,
На границе двух материков…
Мир дождём полуденным умылся.
Стало больше слов, но меньше смысла
В промежутках  между смыслом слов.

Оттого, так радостно – притихнуть,
Если над тобою чудо вспыхнет:
После грома тишина слышней…
Континенты, родина, граница –
Главный смысл в душе у нас хранится:
Нет его понятней и нужней.

Если, справа – синь, и слева – тоже,
Несказанное – душе дороже,
Как уменье паузу держать.
Чудо, погоди, останься с нами
Тишиной, как будто в Божьем храме,
Где и молча можно всё сказать.

2009

*  *  *

Над полем светят небеса,
Пшеница зреет,
Дарить такие чудеса
Господь умеет.

Когда ложатся прямо в стих
И свет, и поле,
И нет печалей никаких –
Земля и воля.

Мы Божий глас в душе храним
И предков голос.
Струится свет, пронизан им 
Здесь каждый колос.

2009

РЯДОВОЙ

Ах, как землица неровна…
Неровности землицы
Любить заставила война,
Чтоб мог солдат укрыться.

Любая ямка, бугорок –
Спасение от пули.
И, крепко заучив урок,
Солдат живым остаться смог
В сорок втором, в июле.

Вжимался плотно в землю он,
Мечтая слиться с нею.
И был Победой награждён –
Стирал портянки в Шпрее.

И вот – землёй навеки стал,
Привнёс в родной суглинок
Своих осколков драгметалл,
Полученный в Берлине.

Да прах, что прорастёт травой,
Да память, что нетленна…
Итог, как будто рядовой,
В судьбе обыкновенной.

2009

КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ

Твердят со всех телеэкранов:
Вот-вот грядёт приход тирана,
И превратимся мы в рабов…
А нас история учила
И знаем мы, что злую силу
Способна одолеть любовь!

Мы любим вас, злодеи наши,
Мы полюбить готовы даже
Любых тиранов всех мастей…
Но не простим юродство духа
И прозябанье, и разруху
Великой Родины своей.

Мы не простим забвенье славы
Сынов и дочерей Державы
И униженье стариков,
И обнажённые границы,
И не сумеем примириться
С железной дланью чужаков.

Мы можем залюбить до смерти…
Не верите? Тогда – проверьте.
Но лучше б вам не проверять!
У нас для всех душа открыта,
Но, если истина забыта,
Тогда нам нечего терять!

2009

 

*  *  *

 
Что будет с Россией – не знаю,
Но верю, что будет жива.
Восходит трава молодая,
Лишь солнце воспрянет едва.

И в мрачное времечко даже,
Когда не увидишь восход,
Растёт она, травушка наша,
Не ввысь, ну, так в корень, растёт!

Копытьте её и топчите –
Трава распрямится в свой час.
Одно лишь при этом учтите:
Она прорастает сквозь нас.

Как эта эпоха глухая,
Как мудрости вечной слова…
Что будет с Россией – не знаю.
Растёт молодая трава.

2009

*  *  *

Всю ночь шёл снег, неспешный, величавый,
Как взгляд зимы – царицы этих мест.
И тополя в окне, и купол – справа,
И в свете фонарей над ним маячил крест.

Всё это – Томск, где мой ночлег случайный,
Где ночь, как век, казалась мне, длинна,
Где лишь зима – прекрасная, как тайна,
Со мной стояла тихо у окна.

И я молчал. И было слов не надо.
По мановенью царственной руки
Маячил крест и хлопья снегопада
Слетались на огонь, как мотыльки… 

2009

*  *  *

Лебединая песня зимы
Острым клином врезается в  лето.
Солнце, цвета лежалой хурмы,
Плавит снег непонятного цвета.

Скоро будет теплей и светлей
И природа – щедрей на подарки.
Мы увидим опять лебедей
На пруду в нашем стареньком парке.

И о вкусе бакинской хурмы,
О метелях, стучащих в окошко,
Станем мы до грядущей зимы
Каждый день забывать понемножку,

Наблюдая, как птицы плывут,
Изогнув горделивые шеи…
Только летом они не поют,
До разлук свои песни лелея.

2009

 

МЕНЯЛА

1

В заглавном храме в Иерусалиме
Менял червонцы он на медяки,
Хотя казалось, все – не простаки,
Шли люди в храм с червонцами своими…

Пока однажды не явился Он
И не изгнал лукавого из храма,
Предупреждая нас, живущих, прямо,
Что будет мир – беспутный Вавилон.

Рыдал осёл. Манил вином трактир.
Кипел базар торговыми страстями…
И даже не заметили мы с вами,
Как превратился  в  рынок целый мир.
 
Меняла снова возвратился в храм:
Всё продаётся, всё имеет цену!
Но всё  ещё не верим мы  в подмену,
Которую предсказывали нам…

2

Всё реже нищим подаю,
Когда пятак найдётся…
Назвать богатой жизнь мою
Язык не повернётся.

И нищий-то уже не тот:
Подашь ему копейку,
Ещё вослед и наорёт,
Мол, совесть поимей-ка!

Но разве ты её рублём
Иль десятью оценишь?..
Все не по совести живём –
С деньгами и без денег!

Без покаяния грешим,
Пеняем, укоряем,
Пока всё золото души
На медь не разменяем…

2009

 

КОЛОКОЛЬНЯ

                                            Арсену Титову

Следы от голубиного помёта,
Ступени круто убегают ввысь…
По ним, скрипучим, будто звал нас кто-то,
С тобой на колокольню взобрались.

Она самой Москвы намного старше,
Глядит на всю округу свысока.
И что ей, древней, все восторги наши,
Такие приземлённые пока?

Она стремится к небу.
  Но надёжно
Стоит на перепутье столько лет.
Ты колокол потрогал осторожно,
А он внезапно загудел в ответ,

И снова – тишь.
Пылит вдали дорога,
А там – река в тумане, как в дыму…
Когда душа готова слышать Бога,
Набатный звон и правда ни к чему.

2009

РИСТАЛИЩЕ

Не был я контужен, не был ранен,
Прослужив почти что тридцать лет…
Да, не довелось на поле брани
Мне держать под пулями ответ.

И порой как будто виноватый,
Что ещё – живой, ещё – дышу,
Что святое звание солдата
Без укоров совести ношу.

…Вновь вздыхает сердце ретивое,
Как перед походом сигналист,
И лежит, как поле боевое,
Предо мной суровый белый лист.

Что же ты дерзнуть боишься, воин?
Здесь – такой же край передовой,
И лишь тот бессмертия достоин,
Кто за славу платит головой!

Пусть никто не скажет строго:
                                                    – Надо! –
И бегом в атаку не пошлёт,
Но в груди последнею гранатой
Истина наивная живёт,

Чтоб рвануть в минуту роковую,
Встав у всей неправды на пути…
Я о поле боя не тоскую –
Мне с него вовеки не сойти.

Полагаю высшею наградой,
Если Провидением храним,
Был твоим, поэзия, солдатом –
Рядовым соратником твоим.

2009

 

* * *

 Владимиру  Крупину

Лодкой без вёсел родная деревня
В клочьях тумана плывёт в никуда.
Стаей вороньей чернеют деревья –
Чуть в стороне от гнилого пруда.

Целою улицей брошены избы,
Окна крест-накрест забиты у них…
Ветер разносит окрест укоризны –
Долгие скрипы калиток больных.

В бывшей церквушке ютится харчевня,
Чтобы случайных гостей принимать.
Ближе и ближе к погосту деревня –
Всеми детьми позабытая мать.

2007

ВО ВЛАДИМИРЕ

 

Летят  облака, будто конники,
Над Клязьмой – светлы и легки.
Маячат вдали колоколенки –
Для русской души маяки.

Стою у тебя на околице,
Святая и древняя Русь.
Вот-вот за небесною конницей
Вдогонку и я соберусь.

Туда, где по рангу построены,
Ряды подравняли свои
Монахи, поэты и воины –
Поборники отчей земли.

Прощаясь с Отчизною милою,
Стою, озираясь окрест,
И, тайной наполненный силою,
Целую серебряный крест.

Чтоб так же в рассветном свечении
Мерцали церквей купола,
Чтоб Клязьма струила течение
И русской рекою была.

Чтоб слово родное, исконное
Звучало века и века, 
И чтоб над землею, как конники,
Крылато неслись облака.

Молюсь, уповаю смиренно я,
Чтоб вовремя час мой настал
И князь мой святой без сомнения
В дружину меня поверстал.

Чтоб мог я, как равный меж равными,
Пополнив небесную рать,
Лететь над землей этой славною,
Незримо её охранять.

2007

 

Александр Кердан родился в 1957 году в городе Коркино Челябинской области. Окончил высшее военное училище, военную академию и адъюнктуру Военного университета. 27 лет прослужил в Вооруженных Силах. Полковник запаса. Доктор культурологии. Автор 33 книг стихов и прозы, вышедших в Москве, Санкт-Петербурге и на Урале.  Лауреат  литературных премий, среди которых, международные: «Честь и Отечество», «Золотое перо», всероссийские: «Традиция», имени А.Грина, имени П.Бажова, имени Генералиссимуса А.Суворова и др. Сопредседатель Союза писателей России, координатор Ассоциации писателей Урала. Живет в Екатеринбурге.

kerdan

5
1
Средняя оценка: 2.87619
Проголосовало: 105