«А ЗА ОКНОМ ПЛЫВУТ ПЕЙЗАЖИ ПЕЧАЛЬНОЙ РОДИНЫ МОЕЙ…»

Как подснежники в марте…

Я, поверьте, не знаю, в чём дело – в природе, в погоде ли,
может в профиле тонком иль с неба слетевшей звезде,
но вдруг в душу вливается тихая эта мелодия,
и куда не гляди – музыкантов не видно нигде…

Её звуки печальны, свежи и так дивно пронзительны,
что не стыдно заплакать, и кругом идёт голова…
И сроднившись с аккордом, в душе в этот миг поразительный,
как подснежники в марте, во мне  прорастают слова.

Отчего ж тогда, Светлый Ангел мой…

Растреножены, растревожены
мысли бродят в гулкой ночи –
что-то ищут в прошлом, заброшенном,
пальцы жгут огарком свечи…

Хвори нет во мне и не в пьяни я                 
что ж, кромсать себя, потрошить?
Да неужто воспоминания,
как святой отец, покаяния
от моей заждались души…

Вроде, жил с умом, не ходил с сумой,
верил   в доброе горячо…
Отчего ж тогда, Светлый ангел мой,
ты покинул моё плечо?

Плещется Земля тихо травами,
птичьей трелью воздух прошит…

Мысли цепкими волкодавами
Наловчились душу душить…

Проснусь, а за окном – февраль…

Я упивался этим сном,
что, в принципе, большая редкость:
весны дурманящая веткость
меня раскачивала в нём.

В бокалах расплескался смех –
мои друзья, которых нету,
свершив с Небес, на час, побег,
со мной курили сигареты…

Кратка их самоволка – жаль…
Да, видно, долог путь обратный,
да, видно, строг там страж привратный…
Проснусь, а за окном – февраль…

*   *   *

При  желаньи, увы, мне не впасть в стихотворный раж:
мысли, словно собаки побиты, бредут, тяжело дыша,
завалился на белом листе  в летаргии мой карандаш,
и в кручину, как будто в трясину,  вошла целиком душа…

А по спинам дорог  лупит плетью нещадно дождь,
воровато надежду-Муму кто-то тащит топить в реке…
Вот и Слов ведь давно нет  (да, где ж их теперь найдёшь?),
тех – единственных, свежих,  чтоб дать зазвенеть строке…

Вечерний поезд

Ещё сильней осознаю:
жизнь – неоконченная повесть,
когда сажусь в вечерний поезд,
дарящий временный уют.

Бродяжий ветер вслед мне вей!
Для многих нынче я – пропажа…
А за окном плывут пейзажи
печальной Родины моей.

А позже ночь зажжёт огни:
они вовсю захороводят…
Как быстро наша жизнь проходит –
её – не торопите дни!

Я жив. Пьян тем, что не нальют:
я – в поэтическом запое…
Благодарю, вечерний поезд,
ты – вдохновения приют!

Давай, подпишем мир…

На порубежье лжи и правды –
канатоходцам мы под стать…
Родная! Если  я не прав был,
начнём всё с чистого листа.

Тебя ведь тоже жизнь кружила
не только в дыме папирос…
Но, слава Богу, мы-то живы,
теперь – надолго и всерьёз.

Уставшие от войн и зла
давай, подпишем мир сегодня.
Смотри: на храме купола,
как слёзы светлые Господни…

*   *   *

Есть радость с привкусом полыни…
Твои стихи, твой светлый гимн,
опубликованные ныне
уже – принадлежат другим.

Но, что лукавить: сам спешил
дарить слова, как гроздь рябины,
скорей! Пока не подрубило
судьбою дерево души…

О, строки – выросшие дети,
переступившие порог…
И пусть я – вовсе не пророк:
вам жить и жить на белом свете…

Но… лампадой горит….

Василию Алоеву

Душу можно распять,
наплевать в неё – проще простого!
Можно даже мишень
на спине прикрепить – не вопрос...
Но... лампадой горит
во мне чистое русское Слово –
с ним родился, живу,
с ним уйду я в мерцание звёзд...

 

2009-2012

 

Сергей СКОРЫЙ – автор четырёх поэтических сборников. Стихи, публицистика, проза издавались  в журналах и альманахах Украины, России, США. Член Союза русских писателей Восточного Крыма, Союза русских украинских и белорусских писателей АР Крым.

 

Археолог, доктор исторических наук, профессор. Живёт и работает в Киеве.

5
1
Средняя оценка: 2.75
Проголосовало: 24